Андрей Сафонов: После "сражения за Украину" Россия и Запад развернут "битву за Молдавию"

Москва, 11 марта 2014, 18:33 — REGNUM  

Президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья Андрей Сафонов прокомментировал 11 марта в интервью ИА REGNUM ситуацию на Украине и в Крыму, параллели с Косово, Приднестровьем и других регионах, стремящихся к реализации своего права на самоопределение, а также позицию властей ПМР относительно событий на Украине и в Крыму.

ИА REGNUM: Что общего у реализуемого сегодня в Крыму сценария с косовским прецедентом, ситуацией в Приднестровье, Гагаузии? Какие последствия будет иметь крымский референдум для самого Крыма, для других регионов постсоветского пространства (и Украины в т.ч.), стремящихся к реализации своего права на самоопределение?

Крым - особая "песня". Это - давнее яблоко раздора между Россией и Украиной уже в условиях распавшегося СССР. А Приднестровская и Гагаузская республики образовывались в 1990 году, когда за сохранение Союза ещё шла борьба, когда население ПМР и ГР стояло на позиции недопущения развала Великой Державы. К тому же в теперь уже бывшей Молдавской ССР шла борьба за недопущение присоединения её к Румынии. Это отличается от того "набора", который есть в Крыму и вокруг Крыма. Кроме того, в Крыму есть такой фактор, как татары, часть актива которых играет свою игру. А именно: руками Киева и Запада выдавить Россию с полуострова, затем развернуть борьбу против ослабленного Киева в расчёте на то, что Запад не позволит нынешним украинским властям подавить крымско-татарское движение. А уж после всего этого - обособиться и от Украины путём создания своего национального государства; возможно, под покровительством Турции. То есть своего рода возрождение проекта "Крымское ханство" применительно к современной обстановке. По Косово. Косово в составе ещё титовской Югославии всегда было неспокойно, косоварам политическую поддержку оказывала ещё социалистическая Албания при Энвере Ходже. Ну, а потом, после развала Югославии там шла война. В Крыму этого не было: при СССР это была тихая здравница, а после 1991 года все противоречия не приобретали слишком уж бурный характер. Крым - это, скорее, символ сохранения или начала ухода в прошлое Беловежских соглашений. О последствиях крымского референдума, если он пройдёт в спокойной обстановке (ибо экстремальные варианты рассматривать смысла нет, это опять-таки особая статья), мне кажется, что со стороны Москвы это может быть либо зацепка для федерализации Украины - если вслед за Крымом референдумы пройдут на Юге и Востоке страны. Либо, если всё сведётся только к Крыму, то полуостров в конечном счёте может даже отойти к России, но тогда влияние Москвы на украинские дела будет этим полуостровом и локализовано. А какова стратегия нынешних властей Киева? Тоже интересное поле для анализа. Возможно, они понимают, что развитию ситуации в Крыму они помешать политическими средствами не могут. Поэтому просматривается линия: сосредоточиться на Юге (Одесса) и Востоке (Донецк), не допустив там разрастания федералистских и пророссийских настроений, применяя спецслужбы для воздействия на своих противников и, по возможности, нейтрализуя их, как в случае с Павлом Губаревым и Михаилом Добкиным. В любом случае, игра идёт крупная, геополитические сдвиги могут быть поистине тектоническими для современного мира. Судите сами: в эту географически европейскую игру вмешался Китай. 10 марта в СМИ прошли сообщения, что руководитель КНР Си Цзиньпин переговорил по телефону с канцлером Германии и президентом США и призвал их к "сдержанности". Было ли такое раньше? Ну а чисто по-человечески, с позиции приднестровцев, прошедших в 1992 году через свою войну, очень хотелось бы, чтобы в братской ПМР Украине не пролилась кровь. Будем надеяться, что все проблемы будут решаться политическими средствами.

ИА REGNUM: Какие последствия для региона может иметь территориальный распад Украины? Какова может быть новая территориальная архитектура? Каковы перспективы создания Буджакской республики (самоопределившиеся территории Молдавии и Одесской области Украины, населенные гагаузами и болгарами)? Или более широкого проекта - Республики Новороссия с участием ПМР, как союза территорий, объединенных цивилизационной и геополитической ориентацией, в основе имеющей историческую их принадлежность России?

Вопрос обширный. Пока я вижу столкновение двух подходов. Первый. Противники нынешних властей Украины и поддерживающая их Российская Федерация исходят из позитивности федерализации Украины и, тем самым, недопущения ухода Украины в, прежде всего, НАТО, а также в ЕС. Второй. Нынешние власти Украины и поддерживающий их Запад исходят из стремления сохранения унитарной Украины, которая скорее бы подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом и окончательно вышла бы из орбиты российского влияния. После такого подписания часть находящихся у власти на Украине сил, возможно, официально поставила бы и вопрос о вступлении страны в НАТО. При этом, как можно понять из СМИ, некоторые из власть предержащих в Киеве считают, что надо любой ценой восстановить контроль над Крымом, а другая часть считает полуостров отрезанным уже ломтём. Как эксперт, я пока не усматриваю, чтобы кто-то всерьёз прорабатывал проект "Новороссия". Быть может, чуть погодя Россия и Запад (в зависимости от исхода "сражения за Украину") развернут "битву за Молдавию". Суть "битвы" будет та же: развернётся ли вся бывшая МССР в сторону Таможенного или будущего Евразийского союза, пойдёт ли она "частями" в разные стороны, или с помощью Румынии и Запада её направят целиком (вместе с Приднестровьем) по направлению к ЕС. По ситуации на юге Молдавии. Если исходить из сегодняшней ситуации, пока видно стремление Гагаузии интегрироваться в Таможенный союз. С Тараклийским районом, населённым болгарами, или нет - но гагаузы опасаются, что уход Молдавии на Запад будет означать, прежде всего, усиление в РМ влияния Румынии. Поэтому можно прогнозировать, что если Украина резко не окажется в западной сфере влияния, то движение Гагаузии к ТС только усилится. Да и на севере Молдавии такие настроения сильны. Думается, среди больших мировых игроков пока чувствуется больше стремления побороться за Украину и Молдавию по очереди, а не создавать какие-то новые государственные образования на базе уже существующих.

ИА REGNUM: Как данные сценарии могут быть реализованы на практике? Путем самоопределения снизу или переговоров элит, в том числе международных? Возможен ли широкий внешнеполитический консенсус больших держав относительно данного сценария? Какова должна быть роль России в данных процессах? Стоит ли стремящимся к самоопределению пророссийским регионам рассчитывать на реальную помощь и поддержку РФ или Крым - просто форс-мажор по аналогии с войной августа 2008 года, когда Москва была вынуждена реагировать, вместо того чтобы самой диктовать и навязывать свою повестку? Есть ли вообще у Москвы эта повестка, что она могла бы (может) предложить, помимо экономической интеграции в рамках Евразийского союза (пока сомнительной самой по себе, и призрачной для анклавов, непосредственно с РФ не граничащих)? Стоит ли стремящимся к самоопределению пророссийским регионам добиваться государственной независимости и ее признания либо включения в состав РФ?

Большая ошибка некоторых политиков и экспертов заключается в том, что они сводят все политические процессы к каким-то закулисным решениям, полностью сбрасывая со счетов волю масс. Так говорили в начале 90-х, предполагая, что провозглашение ПМР - это якобы какая-то "революция белых воротничков", "заговор красных директоров" и т.п. Участники тогдашних событий могут только посмеяться над такой трактовкой. В то же время и переговоры ведущих мировых игроков по распределению сфер влияния никто не отменял. Сейчас мы видим вот каких участников борьбы за будущий мировой порядок. Россия и поддерживающий её Китай - раз. США, пытающиеся изо всех сил сохранить утвердившееся после распада СССР положение - два. Евросоюз, в целом согласный с США (в том числе на базе общей для современного Запада либеральной идеологии), но занимающий более умеренную позицию, особенно в лице Германии, - три. Турция, использующая противоречия между Россией и Западом для укрепления своих позиций на Чёрном море - четыре. Такой вот расклад. Возможен ли консенсус? Это значит, что-то получит Россия, что-то сохранит Запад. Предположим: Россия получает контроль над Крымом и юго-востоком Украины через федерализацию, а Запад сохраняет свои позиции в Центре и на Западе Украины. Или Россия закрепляется только в Крыму (это будет минимальный успех с её стороны). Другие сценарии. Полный успех России - это вся бывшая Украинская ССР (ну, может быть, кроме Западной) под влиянием Москвы. Полный успех Запада - это вся бывшая УССР (включая Крым), идущая в сторону ЕС и, возможно, НАТО. А теперь вопрос: возможно ли при таком клубке противоречий, при таком вовлечении и противоборстве вокруг Украины внешних сил России или Западу рассчитывать на полный успех? Мне кажется, повторюсь, в Москве учитывают, что федерализация Украины означала бы её невступление в ЕС и, тем более, НАТО, что уже снимает самый неблагоприятный для РФ вариант. Что-либо более определённое сказать пока сложно. Если только ты не хочешь быть в роли Павла Глобы. И последнее. Непризнанным странам необходимо добиваться своего официального признания и укрепления своей независимости, не привязываясь к внешнеполитическим событиям. Взять, например, Приднестровье. Разве сохранение приднестровских заводов и фабрик зависит от митингов в Донецке или Львове? Разве совершенствование системы образования надо привязывать к ситуации вокруг Косово или Крыма? Разве обеспечивать бюджетников зарплатами, а стариков пенсиями надо в увязке с телефонными переговорами Владимира Путина и Барака Обамы? Конечно, нет. Надо спокойно заниматься повседневными делами твоей страны, и тогда всё будет хорошо.

ИА REGNUM: Как вы прокомментируете молчание властей ПМР по поводу событий на Украине и в Крыму, непосредственно угрожающих безопасности республики и на фоне усиливающейся блокады? Какие действия должен предпринять Тирасполь в данной ситуации?

ПМР всё время бурных украинских событий сохраняет сдержанность. Считаю это правильным. Противники Приднестровья только и ждут неосторожного шага Тирасполя, чтобы подставить приднестровцев, добиться санкций против ПМР, заблокировать республику с двух сторон и начать её удушение. Действия Румынии, которая с 1 марта в контактах с Украиной пытается обсуждать приднестровскую тематику, говорят как раз о таком сценарии. Есть и ещё один момент, чисто человеческий. Для приднестровцев пролившаяся на Украине кровь, нынешние непростые российско-украинские отношения - это само по себе больно. Ведь во время войны 1992 года на помощь Приднестровью прибыли добровольцы и из России, и с Украины. Это были люди разных взглядов. Некоторые из них сейчас занимают противоположные позиции. Некоторые даже готовы сражаться друг с другом, тогда как ранее они сообща противостояли прорумынским унионистам на берегах Днестра. Должно ли Приднестровье в таких условиях подливать масла в огонь? Конечно, нет. Тем более, что в выигрыше останутся те же унионисты. Ну, а что делать Приднестровью? Заниматься повседневной работой и надеяться на то, что весна 2014 года останется мирной весной, что кровь братских народов не прольётся.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail