Евгений Крутиков. Владислав Сурков все еще определяет тактику экономических решений для Южной Осетии

Москва, 24 февраля 2014, 10:00 — REGNUM  

Помощник президента РФ по связям с Южной Осетией и Абхазией Владислав Сурков с рабочим визитом посетил Южную Осетию. Уже не в первый раз его "наезды" краткосрочны, очень насыщены событиями и практически не освещаются средствами массовой информации, кроме несколько традиционных сообщений пресс-службы президента РЮО Леонида Тибилова с чеканно выверенными фразами. От этого визита ждали оглашения имени нового премьер-министра, а получили очередной осмотр строек в Дзауском районе и в самом Цхинвале, пару встреч с представителями строительной индустрии, да несколько типичных жестких высказываний.

Спекуляции же вокруг имени нового премьер-министра РЮО, которого Сурков якобы привез с собой "в обозе", закончились через несколько дней отповедью, опубликованной на ленте агентства "Рес", написанной, по ряду данных, при не совсем естественных даже для государственной журналистики обстоятельствах. По поговорке, воз (как и "обоз") и ныне там, что уже начинает, мягко говоря, удивлять.

Политизированная часть югоосетинского общества редко стремится понять суть проблемы. Куда больше внимания привлекают детали поведения, особенности характера, даже внешний вид действующих персонажей политики, чем конечная цель процесса. В обществе, зацикленном на личных взаимоотношениях и публичном поведении, растворяется настоящая, коренная, базовая система информации. Слова Владислава Суркова "компромиссов больше не будет" в Цхинвале предусмотрительно пропустили мимо ушей, а вот его и его окружения манеру держаться на людях - запомнили. Причем оценки разделились: кому-то нравится, что он резок и точен в формулировках, а кто-то негодует из-за глобального нарушения обычаев - "как они смеют так разговаривать со старшими".

Но все эти месяцы никто и не пытался понять, что никакого "соблюдения обычаев" больше не будет, финансирование изменилось навсегда и рассчитано только на один год, личные амбиции "хороших людей" никому больше не интересны, а попытки спихнуть с больной головы на здоровую ("русские научили нас коррупции" - мантра последнего года, как будто в 1990-е годы по РЮО ангелы с крылышками порхали, фиалками разбрасываясь) будут заканчиваться потерей этой самой головы. Все это проделывается с изяществом гунна Аттилы и улыбкой Джоконды.

Политические баталии Кремль, как показала практика, не интересуют вовсе. Правительство Южной Осетии на практике поделено на две неравные по численности части. Первая состоит из ведомств экономического и социального блоков - именно она и интересует как Владислава Суркова, так и Олега Говоруна. Вторая замешана на политику "по должности" (МИД, Минобороны, МВД, разведка и безопасность, МЧС), погрязла в интригах и политических баталиях, порой личных и бессмысленных и совершенно неинтересна Москве.

Намаявшись и порядком устав, перетасовав несколько кадровых составов, российская сторона впала в коллективный ступор и самоустранилась от политических баталий в Цхинвале. Понять эту простую мысль большинству югоосетинских политиков так и не удалось. Некоторые из них по инерции ходят по московским кабинетам, что-то там объясняя и доказывая. Их выслушивают, хлопают по плечу и обещают помочь, горько вздыхая, когда дубовая дверь за очередным "эмиссаром" (кто бы это ни был) закрывается.

В дополнение ко всему, оба ведомства - Управление администрации президента по связям с СНГ, Южной Осетией и Абхазией и аппарат помощника президента по связям с Южной Осетией и Абхазией друг с другом, конечно, ладят, но не сильно дружат, поскольку их функции прямо пересекаются, а взгляды у людей на мир довольно разные.

Нельзя с уверенностью сказать, что эта позиция безупречна. Да, действительно, есть проблема и поважнее, чем кандидатура премьер-министра РЮО и диковатые выходки политических партий в предвыборный период. Украина, например. Москва не то, что не резиновая, она еще и не пластилиновая, и кадров в самом большом мегаполисе Европы на всех не хватает. В результате по Цхинвалу бродят унылые отставные персонажи, с придыханием произносящие географическое словосочетание "Старая площадь", театрально закатывая глаза. Практически genius loco. В воронежском ТЮЗе на двоих одного Тяни-толкая играли, если судить по уровню таланта и общего образования.

При этом для того, чтобы выяснить официальную точку зрения Москвы на тот или иной политический аспект, например, о "вхождении в состав России", достаточно просто прийти в посольство. Понятное дело, что нынешний дипломатический состав не идеален и порядком скомпрометирован, но все-таки внятный и, что отдельно важно, официальный ответ он может дать. И никто не попадал бы в дурацкое положение по итогам смотра политической самодеятельности.

В такой обстановке так ли уж важно, кто будет занимать кресло премьер-министра. И так понятно, что это правительство, по крайней мере, по экономическому и социальному блокам, будет работать исключительно в "техническом" режиме. То есть, перекладывая документы из одной папки в другую, строго соблюдая отчетность и следя за сроками выполнения работ. Здесь не нужен гигант креатива. Здесь нужен абсолютно верный, очень близкий и крайне исполнительный человек, способный противостоять средиземноморскому образу жизни. Он не должен рисовать маслом по облакам. Он должен вовремя понять, где ждет очередной подвох и бескомпромиссно избежать его. Например, не дать завысить смету. Или пресечь попытку купить стройматериалы по цене баллистической ракеты. Ударить плеткой по спинам тех, кто сел перекурить на несколько недель. Ведь сказал же президент Тибилов: "Мы не умеем работать по выходным и праздникам". На полном серьезе сказал. В присутствии В.Ю.Суркова. Очень смелые люди ему эту фразу подсказали. Только безголовые.

Но вопреки здравому смыслу, именно личность нового премьера занимает умы цхинвальского общества. Есть часть, которая требует, чтобы правительство целиком, включая премьера, состояло из местных. Поскольку, "мы тут сами все знаем", "эти русские только вредят", "у нас уже был русский премьер, и чем это закончилось?". Такое стремление к самоидеализации похвально, но уже стало немного нервировать. Невозможно столько времени убеждать себя в том, что у тебя нечто такое есть, только на основании того, что очень хочется этим "нечто" обладать. Я, вот, может быть, единорогов люблю. Но это же не означает, что у меня есть хоть один. На другом полюсе мнений - местные "технократы", которые просто ждут новую кандидатуру, не ориентируясь в критериях возможного выбора.

А это опять плодит слухи, которые в свою очередь начинают комментировать вроде бы серьезные люди, которых отрывают от серьезных дел. Мир вообще переполнен информацией. Скоро придется доплачивать тем, кто ее уничтожает. И в такой обстановке словесно тасуются фигуры потенциальных кандидатов на кресло главы правительства, независимо от степени достоверности этих данных.

Достаточно четко можно утверждать, что у нового премьер-министра в идеале не будет никаких политических амбиций, и он будет самым тесным образом связан с Владиславом Сурковым. Это прямо вытекает из задач нового правительства и из той обстановки, в которой ему придется работать. Кроме того, он должен обладать определенными именно организационными талантами и опытом работы во враждебной среде.

А для любого русского назначенца сейчас предвыборная атмосфера в Цхинвале - по определению враждебная среда. Многие смыслы, которые озвучиваются Сурковым, Говоруном и их окружением, малопонятны местному истэблишменту (что бы это ни означало) - необходима "прослойка" из "толмачей", которые могли бы перевести все это со сленга Натана Дубовицкого на разговорный цхинвальский (это отдельный жанр).

Но даже после "перевода" в Цхинвале остается масса подводных камней, рифов и отмелей, которые человеку, изначально в эту среду не интегрированному, просто не видны. Например, распределение субподрядов в строительной сфере. Значительная часть из них до сих пор подконтрольна криминалитету, верхушка которого замыкается на некоторых видных представителях московской диаспоры. Причем, действует эта система крайне примитивно: субподряд, скажем так, "навязывается" местному подрядчику, фирма-однодневка получает наличные деньги, с которыми просто уезжает за перевал. О практической работе никто в этой схеме даже не помышлял изначально. И повлиять на них потом никак нельзя. А ведь достаточно просто посмотреть, что в РЮО не существует ни одной (!) реально действующей строительной организации, хотя по бумагам их почти 200. То есть фирм, обладающих своей техникой, технологией, опытом работы и "положительной подрядной историей" нет. А у фирм, официально зарегистрированных, директоры по бумагам одновременно и бухгалтеры и прорабы...

Сложно и прохождение таможенных барьеров, что замедляет темпы строительства, причем, здесь вопрос не в коррупционной составляющей, а просто в местной специфике, в неразвитости ряда структур. Однако эти детали российским представителям просто неизвестны, а многие из "москвичей" искренне полагают, что они приехали в лучшем случае в округ Новая Москва, и здесь действуют те же механизмы и законы. Особенно это стало заметно в ходе бесед представителей ведомства Говоруна с цхинвальскими малыми предпринимателями.

Внеэкономический блок правительства надолго погрязнет в склоках, поскольку именно эту сферу предполагается поделить заново по партийному признаку. Ни Сурков, ни Говорун не желают иметь ни малейшего отношения к этому увлекательному процессу, что тоже нельзя считать позицией идеальной, поскольку в результате можно получить такие парламент и правительство, что работа с ними будет напоминать прохождение самых мрачных участков перевала Саланг зимой. А это, поверьте мне, очень тяжело.

Здесь, однако, надо отдавать себе отчет в том, что московские "кураторы" (не очень хорошее и точное слово, но уж какое есть, ничьей национальной гордости оно на самом деле не ущемляет) четко следуют принципу "целеполагания". То есть их интересует конечный результат, но только в том виде, как он был сформулирован перед ними в качестве задачи. Вот именно этого результата и надо достичь, а что там рядом - никому не интересно. Отсюда и такое преувеличенное внимание к "объектам соцкультбыта" и текущей инфраструктуре в ущерб стратегической необходимости. Даже такой нужный и перспективный со стратегической и политической точек зрения проект, как строительство "Русского дома" - "небоскреба", в котором могли бы располагаться представительства сопряженных с РФ структур, и который целиком находился бы в собственности РФ, уже второй месяц тонет в бюрократическом болоте. Кстати, это мог бы быть первый небоскреб в городе, фотооткрытки которого до сих пор навевают мысли о деревенских пасторалях, что положительного имиджа признанной республике не добавляет. Особенно по сравнению со столицей Чечни.

Инвестпрограмма в том виде, в каком она досталась в наследство от прежних "кураторов", должна быть реализована до конца года. И она будет реализована. А что там дальше - посмотрим. Или не посмотрим. Хороший результат гарантирует карьерный рост и возвращение в большую политику. А в Москве достаточно людей, просто мечтающих о возвращении Владислава Суркова в Кремль, поскольку его стиль ведения политической игры все-таки подразумевал некие общепонятные правила, а не только дубину в руке. Кто не понял эти правила - тот сам виноват. Но это уже вопрос сообразительности, а не боксерской реакции, отсутствие которой сейчас многих подводит. И наоборот - аппаратная война против Суркова, развязанная рядом других известных фигур, косвенно бьет и по Южной Осетии, особенно в плане бюрократии. Но дорого стоят, например, и вбросы некоторыми СМИ в последние дни галлюциногенной информации о том, что помощник президента РФ был, якобы, замечен то ли в Киеве, то ли в Харькове ровно в тот момент, когда он находился в Цхинвале.

Таким образом, нынешний визит Владислава Суркова в Южную Осетию лишь подчеркнул общую тенденцию на максимальную "техничность" будущего правительства республики и на "рамочность" всех инвестиционных планов. Шаг влево или вправо - начинается колючая проволока и холодный взгляд. Понятны и критерии возможных кадровых назначений при полном управляемом хаосе внеэкономического блока правительства и предвыборной атмосферы. А что будет дальше - никто, похоже, к сожалению, и не заглядывает.

Евгений Крутиков

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.