Эксперт: Историческое значение Майдана трансформируется в состояние проходного двора

Тбилиси, 18 февраля 2014, 01:33 — REGNUM  

Ситуацию, возникшую в связи с продолжением переговоров между украинскими властями и теми, кто группируется вокруг т.н. Евромайдана, 18 февраля прокомментировал в интервью ИА REGNUM старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

ИА REGNUM: Как Вы оцениваете позиции Евромайдана на переговорах с украинскими властями?

Выделил бы несколько элементов. Так, лидеры и функционеры Евромайдана взяли на себя серьезную ответственность, дестабилизировав внутриполитическое положение на Украине. Понимание того, что их действия выходят за рамки политической активности, подтверждает продавливание ими закона об амнистии. Любопытно, что акт амнистирования предполагает признание вины, что вносит оттенок двусмысленности в поведение Евромайдана, то есть его сторонники фактически признают, что были неправы в своих требованиях проведения "евроинтеграции" насильственным путем, а мирным у них нет законных оснований. Другой элемент - то, что Евромайдан деструктивно подействовал на положение украинской экономики, а, точнее, снизил ее международный рейтинг и основные макроэкономические показатели. В связи с этим, любопытно, что итальянские власти в настоящее время изучают возможности потребовать от рейтинговых агентств учета исторического вклада страны и творческого наследия при выставлении оценок Италии и предлагают воспринимать игнорирование национального достоинства как проступок. Еще один элемент видится в увеличивающемся расхождении подходов к Украине со стороны Евросоюза и США. Будь на Украине нормальная политическая оппозиция, она бы не преминула воспользоваться отмеченным противоречием в украинских интересах. Для Евромайдана же это двойная головная боль. Во-первых, сомнения, кому отдать предпочтение: Евросоюзу или США. Во-вторых, внутренний разлад, так как указанное расхождение будет неизбежно проецироваться на Евромайдан, где Евросоюз и США будут делить сторонников.

ИА REGNUM: На какие западные стандарты предлагают ориентироваться украинским властям Евросоюз и США, требуя от них предоставления полной свободы самовыражения Евромайдану? Попробуем перенести стиль поведения украинских деятелей, представляющих т.н. Евромайдан, на западную действительность, идентифицировать себя с которой они всячески стремятся. Возьмем такой пример. Можно ли себе представить, чтобы сторонники введения евро в Великобритании, где оно, как известно, не обращается, несмотря на британское членство в ЕС, метались бы между Лондоном и Брюсселем, устроив постоянно действующий балаган на Трафальгарской площади, ретранслируя там есовские тезисы в пользу евро, обвиняя британское правительство в том, что оно проводит антинародную политику и требуя его отставки. При этом послы и политические деятели других стран регулярно прибывали бы на центральную площадь Лондона и публично с ними солидаризовались бы, а Госдепартамент США принимал бы одну за другой грозные антибританские резолюции. Вполне очевидно, что даже самые смелые любители абсурда в искусстве и эпатажа в политике не заинтересуются таким сценарием, потому, что он просто нелеп, так как оскорбителен для британского сознания.

ИА REGNUM: Тогда почему же такой сценарий применим для Украины?

Инициатива исходит от тех, кто именует себя украинской оппозицией. Они дают повод и даже приглашают заняться уничижением всего, что именуется украинским, отрицая возможность самостоятельного развития и отвергая свою историю. Их усилиями историческое значение Майдана трансформируется в состояние проходного двора. Нынешние требования евроактивистов можно свести к двум огрубленным лозунгам: где бы остановиться на постой или к кому пристроиться на пансион. В таком виде Евромайдан потерял свое лицо, в том смысле, что западные политики откровенно помыкают присутствующими там. И, соответственно, он отдалился от того статуса, который считается статусом оппозиции, с которой возможен диалог. Рождается риторический вопрос, где они растеряли национальное достоинство, или они им никогда не обладали?

ИА REGNUM: Как Вам видится будущее еврооппозиции на Украине?

Та сила, которую в настоящее время поддерживают недоброжелатели Украины, не отвечает определению политической оппозиции. К ней больше подходит название "уличная оппозиция", которая уже не раз проявлялась в новейшей истории, и для которой ее авторы придумали красивое название "оранжевая революция". Их предвестником видятся технологии уличных беспорядков, многократно апробированные в Латинской Америке их северным соседом. Пытливый читатель без труда найдет параллели, к примеру, между чилийскими маршами кастрюль 70-х годов ХХ столетия и недавними украинскими погромами, где на роль кастрюль приспособлены металлические бочки. Нынешний кризис свидетельствует, что на Украине нужна солидная, себя и страну уважающая политическая оппозиция, которая обладала бы понятной политической программой и авторитетом как национальным так и международным, и деятельность который выражалась бы не только участием в уличных протестах. Сейчас же те, кто называют себя оппозицией, вызывают сравнение с грозой в летнее время. Известный ветер нагнал грозовые облака, они пролились, вышло солнце, жизнь вернулась в нормальное русло и гроза ушла в историю.

ИА REGNUM: Как Вы оцениваете претензии еврооппозиции на власть на Украине?

В моем понимании оппозиция - это альтернативное мнение о путях достижения стратегической национальной цели в виде обеспечения суверенитета, общественного благосостояния, международного авторитета страны. Такая оппозиция имеет право именоваться политической, и для ее формирования нужно сложение ряда процессов. Прежде всего, те, кто обладают мужеством и ресурсом относить себя к политикам, а не к политическим конъюнктурщикам, должны запустить процесс размежевания с погромами уличных протестов. Одним из главных элементов видится подготовка и обнародование объективной оценки своего участия в беспорядках. Лидеры должны взять на себя политическую ответственность за погромы (уголовную амнистию они, как известно, уже себе выторговали) или публично признать, что неспособны управлять массами и попросту присутствовали при вакханалии. Если они это не сделают, то на какое общественное признание они могут рассчитывать, кроме образа штурмовиков, судьба которых всегда предрешена независимо от ролей, на которые они претендуют. Оппозиция - это не тиражирование политических заклинаний. Оппозиция начинается тогда, когда она способна на анализ позитивного и негативного в своей деятельности и сбалансированных выводов о перспективах.

ИА REGNUM: Что могло бы послужить концептуальной основой политической оппозиции на Украине?

Для интеллигенции нормой жизни во всех странах считается салонное или уличное фрондирование власти. Его мотивы понятны: желание - обособиться и подчеркнуть без высокомерия свое интеллектуальное превосходство. Изъяном формулы обособленности видится то, что интеллигенция не использует свой творческий потенциал по назначению и не производит целостных концепций национального развития, а в результате подпадает под гипноз лозунгов, распространяемых политическими разночинцами, и начинает отстаивать их как свои собственные. Тем не менее, истинный интеллигент сочтет для себя оскорбительным, если его будут ассоциировать с погромами и уличными беспорядками. Интеллигенции нужно освободиться от иллюзии, что она может иметь значение и смысл вне своего государства. Печальным примером для сторонников евроинтеграции может служить русская интеллигенция начала ХХ-го века, оказавшаяся в качестве эмигрантов после антимонархических заигрываний с революционерами в европейском пространстве, где не только не была востребована, но и растворилась интеллектуально и физически.

ИА REGNUM: Какой Вам видится роль украинского бизнеса в стабилизации политической жизни на Украине?

Пока, как мне кажется, украинский бизнес, как и украинская интеллигенция, занимают позицию стороннего наблюдателя в споре украинского большинства и украинского меньшинства. Видимо они не совсем верно просчитывают свои перспективы, полагая, что имеющийся у них капитал гарантирует им при любом развитии событий независимость и стабильность. Опасное заблуждение. Договор об ассоциации с Евросоюзом предусматривает адаптацию на Украине есовского законодательства. В практическом плане это означает, в частности, реальность применения по отношению к их капиталу кипрского варианта, когда решением Еврокомиссии состоялся отъем денег у законных вкладчиков. Стоит ли задавать вопрос, оговорен ли в договоре ассоциации иммунитет от повторения кипрского сценария на Украине по отношению к украинским обладателям капиталов? Ответ очевиден, что нет, и не будет никаких изъятий для украинского бизнеса. Что касается украинского капитала за рубежом, то для него вполне применим американский вариант - замораживание зарубежных счетов с последующим отъемом денег. Примеров, более, чем предостаточно: Э.Шеварднадзе (Грузия), Х.Мубарак (Египет), П.Лазаренко (Украина). Примечательно, что названные фигуры считались не только лояльными Западу, но и рассматривались последовательными проводниками его политики и обладали статусом глав государств или правительств. На какую тогда защищенность собственности на Западе может рассчитывать рядовой миллионер или миллиардер, не говоря уже об обычном обеспеченном обывателе? Если ответить лаконично, то просто их очередь еще не подошла. Западный опыт свидетельствует, что капитал авторитетен и уверен тогда, когда за ним стоит государство, желательно сильное и независимое. Мне кажется, что в этом контексте украинскому бизнесу имеет прямой смысл инвестироваться в укрепление политической системы на Украине, усиление суверенитета и формирование стабильной многовекторной политики, ориентируясь на территориально-историческое положение Украины.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.