В Литве разработали стратегию по борьбе с попытками России "оккупировать сердца и умы"

Москва, 11 Февраля 2014, 15:01 — REGNUM  Лидер литовской оппозиции, председатель партии "Союз Отечества" - Христианские демократы Литвы (консерваторы), дважды премьер-министр Литвы Андрюс Кубилюс, который в 2007 году разработал и опубликовал "Стратегию сдерживания России", перезагрузил собственную программу, заявив, что необходимо пресекать в первую очередь культурное влияние России в Литве и бороться с "мягкой силой". ИА REGNUM сегодня, 11 февраля, публикует полный перевод на русский язык заявления Кубилюса о необходимости борьбы с Россией.

Когда-то Рональд Рейган произнес одну из своих гениальных фраз: Don't be affraid to see what you see (Не бойся видеть то, что видишь). Я эту фразу часто повторяю, когда приходится говорить о сегодняшней России, ее внешней политике, связи с нашей внутренней политикой, с различными процессами, не видеть которые может только совершенно слепой.

Я повторяю это, поскольку часто приходится слышать, что мы, консерваторы, часто говорим о России, потому что мы якобы русофобы, якобы мы боимся России, а ведь с Россией нужно дружить, несмотря на то, что она делает, на то, как она себя ведет. А чтобы дружить, нужно громко не говорить о том, что, возможно, Россия делает, по нашему мнению, неправильно. Потому что если мы громко скажем то, что видим, Россия разозлится, и наши отношения ухудшатся. Поэтому лучше не видеть то, что видишь, но кто так советует и так думает, на самом деле является настоящим русофобом.

А настоящие консерваторы руководствуются советом великого консерватора Рейгана - не бояться видеть то, что приходится видеть, и громко говорить об этом. Поскольку только в этом случае можешь уменьшить эти опасности, которые можешь увидеть, раскрыв глаза. Если, увидев их, ты испугаешься и не будешь говорить о них, тот, кто пытается эту угрозу создать, достигнет своей цель, напугает нас.

Поэтому я рад, что сегодня мы собрались, чтобы поговорить на одну из таких тем, о которой власти не осмеливаются открыто поговорить. Привилегия оппозиции в том, что нам не нужно лететь в Сочи, и мы можем смело говорить о мягких силах России и от том, что они тут, в Литве, делают.

Так что первый вопрос - что мы видим? Несколько дат и цифр, которые помогут лучше сфокусировать наш взгляд.

Что происходило в последнее время в России?

Февраль 2012 года: появилась предвыборная статья Путина, в которой в первый раз в современной России говорится о мягкой силе России, как об инструменте ее внешней политики, и что участие (presence) России в иностранных государствах должно увеличиться.

Март 2012 года: Руководителем главного центра "мягкой силы" России "Россотрудничество" назначается Косачев, бывший долговременный председатель Комитета по иностранным делам Российской думы. "Россотрудничество", такое соответствие Коминтерна, было основано в 2008 году. В 2013 году бюджет "Россотрудничества" достиг 500 млн долларов, и с каждым годом увеличивался на 15-20%.

Октябрь 2012 года: Косачев публикует этапную статью "Специфика мягких сил России", в которой обозначает главную цель мягких сил России - быть основным инструментом внешней политики России.

Февраль 2013 года: Путин объявляет новую доктрину внешней политики России. Узаконивается изложенная Косачевым установка о важности "мягкой силы" во внешней политике России.

В то же время в Литве.

Июль 2012 года: в Сейме по инициативе Жемялиса голосами социал-демократов принимается решение вместе с парламентскими выборами провести референдум против Висагинской атомной электростанции (ВАЭС). Истерия Гарлявы (местечко под Каунасом, ставшее эпицентром так называемого педофильского скандала в Литве, который из бытовой трагедии с серией загадочных убийств перерос в политическое течение - прим. ИА REGNUM), в течение нескольких лет сопровождавшая все преобразования стратегической энергетики, переносится в истерию "анти - ВАЭС".

Октябрь 2012 года: большинство жителей голосуют против проекта ВАЭС.

Сентябрь 2013 года: после истерической, хорошо организованной и профинансирванной компании против разведки сланцевого газа американская компания Chevron покидает Литву.

Январь-февраль 2014 года: выясняется, что хорошо организованная и профинансированная кампания инициировать антиконституционный и антиевропейский референдум против продажи земли гражданам ЕС, по сути, удалась - появилось почти 300 000 граждан Литвы, поставивших подпись под такой инициативой.

За всеми этими тремя большими и хорошо организованными акциями стоял и крупный литовский бизнес, у которого большие интересы в России.

Вот такие совпадения, которые мы видим. Давайте не будет бояться видеть то, что видим.

Не боясь видеть это и видя все более интенсивное выполнение стратегии "мягких сил" России, и достаточно успешное и результативное выполнение, мы и объявляем свою "Мягкую стратегию сдерживания России".

Стремясь в первую очередь поощрить открытую дискуссию о том, что мы видим и что должны делать, чтобы кое-чего не было и мы этого не видели. В 2007 году мы заявили о похожем документе, который назывался "Стратегия сдерживания России", которую сейчас бы назвал "твердой стратегией", поскольку там мы говорили о "твердых вещах энергетической независимости. После 2008 года мы и двигались по "твердому" пути преобразования в энергетике, предусмотренному в этой стратегии. Сейчас мы призываем заняться "мягкими силами" Литвы.

Стратегия внешней политики России и "мягкие силы"

Чтобы лучше увидеть общую картину, нужно хорошо всмотреться в основные принципы и цели внешней политики России этих дней. Косачев, в той же статье, очень открыто определяет, что в ближайшем зарубежье важнейшей целью внешней политики России является "интеграция без инкорпорации" - это не позволить соседям отдалиться ни в энергетическом смысле, ни в культурном, ни в цивилизационном.

Для этого и используются инструменты "мягкой силы" России, - промывание "мозгов", пробуждение "правильных" мыслей и эмоций. Интеграция - это оккупация умов и сердец, как сам Косачев признается, это эффективнее, чем военная оккупация территории и инкорпорация.

Сначала после войны Литва испытала "интеграцию без инкорпорации", когда прилагались огромные усилия Москвы "оккупировать", в первую очередь умы и сердца интеллигентов, а потом это очень помогло осуществить "интеграцию с инкорпорацией".

О "новой холодной войне России" в своей знаменитой книге предупредил наш товарищ Эдвард Лукас, убедительно показывая, что в этой, новой холодной войне Россия будет действовать очень мягко, нежно, будет трудно распознать врагов такой войны и используемое оружие "мягкой силы".

Другой известный эксперт нашего региона и России Энн Аппельбаум также подчеркивает, что Россия в новой холодной войне в первую очередь будет стремиться к достижению одной цели, чтобы жители центральной Европы начали сомневаться в выборе ориентации на Запад, в надежности основных западных учреждений ЕС и НАТО.

Сам Косачев подчеркивает, что стратегия "мягких сил России" родилась, как старание нейтрализовать прозападную элиту нашего региона, поэтому "мягкие силы" России нацелены на простой народ, на соотечественников там, где их больше, потому что России нужно, чтобы в наших странах доминировала элита, подверженная влиянию Москвы или хотя бы лояльная к Москве.

Поэтому в ближайшее время столько внимания будет уделяться нашим президентским выборам (возможно сменится элита), а в долгосрочном смысле - важнейшая цель - посеять в "народе" сомнение, хороший ли выбор мы сделали, двигаясь на Запад: поэтому такая забота, чтобы в Литве для народа было больше референдумов, и такая озабоченность Путина в последнее время в связи со злом, идущем с Запада, правами геев и т.д., и громкие декларации Кремля, что только Россия защитит настоящие христианские ценности. И этих результатов не пришлось долго ждать - и в Литве уже слышатся громкие голоса, что самой большой опасностью для Литвы является уже не Россия.

В первую очередь интеграция идет через интеграцию умов и чувств. Главная цель - максимальное сохранение или восстановление одного, управляемого Россией культурно-исторического пространства: поэтому появляются телевизионные фильмы, газмановы, Любэ, георгиевы, единая баскетбольная лига, огромные старания переписать историю Литвы - свои стреляли в своих 13 января; в 40-х сами напросились; после войны было не движение сопротивления оккупации, а гражданская война, когда брат шел против брата; советское время было не несчастьем Литвы, а периодом процветания индустрии и культуры, а Саюдис - лишь исполнитель "перестройки" Горбачева.

Таким образом осуществляются попытки оставить литовцев без важнейших исторических знаков, на которых строится новое, уже не советское, общественное государственное самосознание. А такое самостоятельное государственное самосознание мешало бы главной цели - интеграции, пока что без инкорпорации.

Как проводится эта интеграция умов и сердец? Можно выделить несколько главных каналов - во-первых, СМИ самой России, всякие Первые Балтийские каналы, и объемный портфель культурной инвазии - от Газманова до Гергиева; во-вторых, это литовские СМИ с продукцией, на которой висят, хоть и не повешенные, яркие этикетки - "сделано в России" или "под влиянием России"; в-третьих, это литовский бизнес, у которого большие интересы в России, и поэтому в Литве очень активно поддерживает различные публичные инициативы, которые объединяет один признак - они совпадают с интересами России, в первую очередь, в энергетике или сеют сомнения в западной ориентации; и в-четвертых, это политики и партии, которые становятся инструментами "мягких сил России".

Разных Газмановых (литовские консерваторы предлагали запретить въезд в Литву Олегу Газманову за его песню "Сделан в СССР" - прим. ИА REGNUM), Первый Балтийский канал (был на три месяца запрещен в Литве за сюжет о 13 января 1991 года в передаче "Человек и закон" - прим. ИА REGNUM) и мы уже легко узнаем. Мы знакомы и с Газпромами, Лукойлами или InterRao, их целями и действиями. Потому что это приходящие извне "мягкие силы". Мы знакомы и знаем. Как на них реагировать и как нейтрализовать.

Труднее с внутренними "мягкими силами" - с литовскими СМИ, самостоятельно или несамостоятельно, но чаще всего непрозрачно ретранслирующими установки Кремля; с литовским бизнесом, имеющим большие интересы в России и активно участвующим в различных публичных, общественных или политических процессах, направленных против энергетической независимости Литвы и против западной ориентации Литвы.

В референдуме против ВАЭС, в сопротивлении строительству терминала сжиженного природного газа, в истерии против разведки сланцев, в референдуме против продажи земли гражданам ЕС, во всех этих процессах мы видим этот же бизнес: прежнюю Achemа, бизнес Карбаускиса, бизнес Жемялиса, Янукониса и Icor, еще несколько. Все они отличаются тем, что у них есть огромные интересы, связанные с Россией.

Такой бизнес значительно активнее участвует в политической, общественной жизни Литвы, не только в выборах или на референдумах, но и в культурных и благотворительных проектах, чем бизнес, который работает с Западом.

Да, через литовский или действующий в Литве бизнес Россия активно участвует в политике Литвы. Иногда ей удается даже получить президента Паксаса, которым "завладел" Борисов. Потом государство должно очень болезненно путем импичмента спасаться от такого грубого и очевидного "завладения". Тогда даже Россия получила урок - сегодня действует намного мягче.

Не так давно объявлено ценное исследование действующего в Риге центра исследовательской журналистики Rebaltica о том, как был создан Первый балтийский канал, как он поддерживает связи с Кремлем, и как этот канал сделал из Нила Ушакова, из своего бывшего журналиста, современного мэра Риги, лидера крупнейшей партии "Центр согласия", который после выборов, которые пройдут в Латвии осенью, возможно, предопределит дальнейшее направление развития Латвии.

У нас есть современный мэр Зуокас, которого сделал не Первый Балтийский канала, а Януконис и концерн Icor (прежде Rubicon). Их связывает, как мы помним, упругая "абонентская" связь (коррупционный скандал вокруг Зуокаса, в котором он проходил под кодовым названием "абонент" - прим. ИА REGNUM), а концерн Icor управляет предприятием City Service, которое, как гласит их интернет-страница, является крупнейшим предприятием в России, предоставляющим коммунальные услуги.

Можно только гадать, по каким причинам в течение последних нескольких лет, когда City Service успешно утвердилось в России, в то же самое время Януконис демонстрировал особое недовольство осуществляемой нами стратегией энергетической независимости. Такое же недовольство демонстрировал и Кремль с "Газпромом".

Как мы знаем, современный мэр Вильнюса, излучающий свою "мягкую силу" и публично поддержавший строительство Калининградской АЭС, хочет стать современным президентом Литвы, а Рамунас Карбаускис, не только земледелец и меценат, но и предприниматель, зарабатывающий прибыль в размере нескольких сотен миллионов литов за счет монополизированного импорта произведенных в России удобрений, не хочет стать президентом, но не хотел и ВАЭС, и сланцевого газа, и продажи земли иностранцам.

Наши спецслужбы зафикисровали, что некоторые компании, у которых большие интересы в России, получали в России предложения улучшить условия их бизнеса, если они будут активно сопротивляться энергетическим проектам. И они сопротивлялись, это зафиксировано.

Возможно, это только совпадения, но когда видишь ряд таких совпадений, тогда понимаешь, что стоит вспомнить еще одну американскую поговорку: если кто-то гогочет, как гусь, и ходит, как гусь, то скорее всего это и есть гусь.

Что мы должны с этим всем делать? Что мы должны делать с этими гусями, которых рождает осуществление стратегии "мягких сил" России в Литве?

В первую очередь, мы должны видеть. И не испугаться того, что увидим.

Поскольку только так приходит публичность. А публичность - это главный витамин от всех "мягких сил". Цель проекта подготовленной нами стратегии - начать публичную конструктивную дискуссию по поводу того, что мы видим и что мы должны делать, что видеть как можно меньше.

Для этого нужны спецслужбы, которые сумеют наблюдаться за мягкими силами и информировать об этом, потому что только так ты можешь знать об этих силах и защищаться от них.

Для этого нужны налоговые ограничения для продукции, произведенной в России или подверженной влиянию "мягких сил", для этого нужна наша стойкость. Начиная с большей устойчивости наших граждан перед чарами "мягких сил" и заканчивая устойчивостью самих СМИ перед непрозрачностью, грязными деньгами и влиянию "мягких сил". Точно так же нужна публичность, чтобы люди знали, какие интересы в России у литовского бизнеса, который особенно активно участвует в общественной жизни Литвы.

Мы уже давно поняли, что свое энергетическое пространство, свои энергетические объекты мы должны охранять от российского капитала, и в отношении инвесторов в эти области мы применяем критерии евроатлантического происхождения.

Пространство наших голов и сердец не менее важно, чем наше энергетическое простарснтво. Не зря это пространство голов и сердец пытаются интегрировать. А мы для его защиты не используем никакие предохранители, никакие евроатлантические критерии. 20 лет назад мы приняли конституционный закон о запрете присоединяться к постсоветским интеграционным пространствам. Нас вновь пытаются "интегрировать". На этот раз мягко.

Давайте и сопротивляться мягко. Своими мягкими силами. Если не хватает своих сил, нужно искать партнеров на Западе. Нам нужно НАТО "мягких сил" и его 5 статья.

Россия - прекрасная страна. Жаль, что история такая несчастливая. И поэтому ее "мягкие силы" такие проимперские. Россия - это последняя распадающаяся империя на Европейском континенте, начавшая распадаться только в 90-х, т.е. на 50 лет позже, чем распались Британская Французская империи после II мировой войны. Распадающаяся очень болезненно, с конвульсиями, из-за которых сейчас страдает Украина.

Я верю, что Россия выберется из этого постимперского кризиса и сама будет стремится стать европейским государством. Это может затянуться надолго, но мы можем и должны помочь России, поскольку от этого и нам будет лучше. Эффективнее всего мы можем помочь, помогая России избавиться от иллюзий, что времена империи могут вернуться, и что Россия снова сможет управлять нашими территориями или хотя бы нашими умами.

Достичь этого мы сможем, в первую очередь эффективно защищая свои умы и свои сердца. Независимость умов и сердец не менее важна, чем энергетическая независимость. Возможно, только труднее достигается, и ее труднее защитить. Но мы все можем. Если не будем бояться видеть то, что видим. И у нас в Литве. И на Украине. И в России.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
18.01.17
100 лет революции: Не можем вернуть все храмы РПЦ — Жириновский
NB!
18.01.17
Юридический ребус Лаврова для Алиева и Мамедъярова
NB!
18.01.17
«Нефть поддержали»
NB!
18.01.17
«Рубль продолжит лихорадить»
NB!
18.01.17
Маккейн признал Россию крупнейшим игроком на Ближнем Востоке
NB!
18.01.17
«Ситуация для страны очень опасная» — о падении курса доллара
NB!
18.01.17
«Россия протягивает руку Трампу, но не забывает говорить о шпионаже США»
NB!
18.01.17
СМИ: Новейший истребитель МиГ-35 будет представлен в конце января
NB!
18.01.17
«Альтернатива для Германии» призывает Германию отказаться от вины за нацизм
NB!
18.01.17
Кто здесь власть? Премьер Молдавии отказал Додону в отзыве посла в Румынии
NB!
18.01.17
Си Цзиньпин предостерег США от «торговой войны» с Китаем
NB!
18.01.17
Путин подарил Додону карту исторической Молдавии без Румынии и Украины
NB!
18.01.17
Савченко считает возможным вернуть Донбасс путём «сдачи» Крыма
NB!
18.01.17
Федерализация Молдавии возвращается: Додон «выучил уроки и ошибки» Воронина
NB!
18.01.17
«Трамп наносит удар по НАТО, на который не отважился Кремль»
NB!
18.01.17
Прорыв блокады Ленинграда: подвиг, укрепивший веру в Победу
NB!
18.01.17
Реальные власти Молдавии дезавуировали обещания Додона Путину
NB!
17.01.17
Декоративный президент Молдавии Додон имитирует «евразийскую интеграцию»
NB!
17.01.17
Израиль и палестинцы: будут резать и будут бить?
NB!
17.01.17
Выход в паритет евро и доллара может оказаться блефом?
NB!
17.01.17
ВПК России запретили закупать импортные аналоги отечественной продукции
NB!
17.01.17
Тупики и лабиринты ОБСЕ: что предлагает Австрия по Карабаху