Виктор Жосу: Европейское гетто. Вопросы методологии

Москва, 6 февраля 2014, 18:28 — REGNUM  

Каждый раз, слушая разглагольствования о необходимости подписания Молдавией парафированного в Вильнюсе соглашения об ассоциации с ЕС, как якобы необходимого шага на пути евроинтеграции, задаюсь вопросом: это что, обычная политическая безграмотность или намеренное искажение фактов? Или, может, разновидность шизофрении?

Сказано было многократно и на самом высоком европейском уровне: вопрос о принятии в члены Европейского союза новых членов из числа постсоветских государств (после принятия туда Латвии, Эстонии и Литвы) на повестке дня не стоит. А раз так, то о какой интеграции может идти речь? Куда интегрироваться, во что?

Существуют отработанная методология европейской интеграции, она известна. Сначала стране присваивают статус кандидата в члены ЕС и определяют время, за которое она должна выполнить кучу всяких обязательств (на соответствие Маастрихтскому соглашению, копенгагенским критериям, множеству всевозможных европейских директив и т.д. и т.п.). Затем, по теории, в зависимости от выполнения этих обязательств страну в назначенный год объявляют членом ЕС. Но практика европейской интеграции свидетельствует, что, даже если страна много чего не выполнила и даже близко не соответствует означенным критериям (примеры Румынии и Болгарии наиболее показательны в этом смысле), её в Евросоюз примут всё равно. Главное, чтобы страну внесли в список кандидатов, - после чего жди назначенного года.

В случае с "Восточным партнёрством" его шести членам Брюссель ничего подобного не предлагает. В кандидаты на членство их записывать не собираются. Соглашение об ассоциации заключается на неопределённый срок (никакого "назначенного года"), при этом страна-"партнёр" берёт на себя почти все те же самые обязательства (среди которых есть целый ряд буквально убийственных для её экономики, для традиционного уклада жизни), что и страна-кандидат, но уже без каких бы то ни было ответных обязательств со стороны ЕС. Совсем другая методология.

А ещё "партнёру" навязывается наднациональный орган - так называемый Совет ассоциации, который будет принимать обязательные для парламента и правительства соответствующей страны решения и следить, чтобы ни один принимаемый ею закон не противоречил соглашению об ассоциации с ЕС. Само собой разумеется, что какие-либо геополитическое шараханья (скажем, вступление в Таможенный союз России, Казахстана, Белоруссии) "партнёру" после подписания будут строго-настрого запрещены.

Словом, сюда не вступишь, туда не ходи, делай только то, что скажут. И даже формального права голоса у тебя никогда не будет - таковой может быть только у членов ЕС. Такая вот методология существования в условиях гетто.

И уже даже неинтересно гадать, почему нынешняя молдавская власть так стремится это соглашение об ассоциации с ЕС подписать. Раз стремится, значит есть у неё свои корыстные интересы. Непременно корыстные, бескорыстно такое не подписывают. Они же не идиоты, чтобы не понимать, что загоняют собственный народ в гетто. Уж кто-кто, а премьер Лянкэ в вопросах методологии европейской интеграции натаскан, прекрасно понимает, о чём речь.

Разумеется, есть еще категория евроодержимых, мечтающих о том, чтобы поскорее слить остатки суверенитета Западу. Поскорее лечь под кого угодно, выполнять какие угодно евродирективы, пусть самые нелепые и уродливые, лишь бы еще сильнее отгородиться от "кошмарной России". Такие, просыпающиеся по ночам с криком "русские наступают", тоже встречаются, иногда их заклинивает, причём крепко, и они сливаются в эдакую гремучую смесь сумасшедших, романтиков и откровенных нацистов - и наступает очередная "эра майдана" (в молдавском варианте - 7 апреля 2009 года). Но в так называемой реальной политике подобные экземпляры встречаются редко, реальная политика их отторгает.

Интересно, остались ли у молдавского общества, его социально активной части, той, которую принято называть элитой, силы для того, чтобы не дать загнать Республику Молдова в это новое европейское гетто?

Пример референдума в Гагаузии 2 февраля хоть и показателен, но примером для всей страны вряд ли послужит. Гагаузы уже не в первый раз доказывают, что в критические минуты власть и народ могут быть едины. Как бы ни накалялись в последнее время отношения между Народным собранием автономии с одной стороны, и её башканом и Исполкомом с другой, но в час пик местная элита забыла о разногласиях и солидаризировалась со своим народом.

У нас, молдаван, ситуация качественно иная. Чаемого единства элиты с народом не получится никак (почему да как не получится, о том отдельный скорбный разговор). Слишком сильно раскололи за два минувших десятилетия молдавское общество политики, слишком много вражды посеяли. У нас и до народа-то не дойдет - я имею в виду общереспубликанский референдум по вопросу, аналогичному вынесенному на плебисцит в Гагаузской автономии. При власти "проевропейской" коалиции, решившей выставить на торги суверенитет Республики Молдова и загнать её в гетто, до народа вопрос не дойдет точно. Будет она врать ему и дальше, что у неё-де, власти, есть от него мандат на европейскую интеграцию, прекрасно понимая, что в вопросах методологии народ не силён.

Разборка как шла до сих пор, так и пойдет исключительно внутри молдавской элиты. По принципу "кто кого". Что ж, понадеемся, что сил у противников превращения страны в европейское гетто окажется всё же больше, чем у сторонников оного.

Виктор Жосу - молдавский политолог.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail