Верховный суд Латвии отказался рассматривать "дело Миронса"

Рига, 4 февраля 2014, 15:39 — REGNUM  Верховный суд Латвийской Республики отказал родителям из Лиепаи в рассмотрении их кассационной жалобы относительно латышского варианта написания имени их сына - Мирон. Об этом порталу apollo.lv сообщил депутат Рижской думы, руководитель правозащитной организации "Верните наши имена!" Руслан Панкратов ("Центр согласия").

Как ранее сообщалось, родители потребовали от латвийских властей права записать в паспорте новорожденного сына русским именем, поскольку их не устраивал латышский вариант его написания - Миронс. По мнению родителей, при склонении на госязык имя мальчика становится созвучным слову "миронис", что в переводе означает "мертвец".

Однако, в Верховном суде не усмотрели поводов для удовлетворения требования родителей. "Существуют множество слов, значение которых меняется при изменении или добавлении одной буквы. Тем не менее, для того, чтобы определить, что отображение имени действительно привело к негативному значению или создало иные трудности, должно быть констатировано объективное основание. В данном случае, не констатировано кого-либо факта, свидетельствующего о том, что вследствие присоединения окончания могли бы создаться существенные осложнения сыну заявителя или самому заявителю, или это привело бы к негативному восприятию имени сына заявителя", - отметили в суде.

Как пожаловался отец Мирона Сергей Антонов, судьи проигнорировали его довод о том, что иное правописание имени нарушает национальную идентичность русской семьи и является грубым вмешательством в семейную жизнь. "Суд считает, что ассоциация со словом "мертвец, труп, покойник" для нас должна являться абсолютно субъективной. Дескать, нам все это только кажется - и последствия такого звучания имени слишком преувеличены. Мол, все имена и фамилии в Латвии должны принимать форму звучания на латышском языке. Статья 96 Конституции Латвии предусматривает право на неприкосновенность личной жизни. Она, в целом, не запрещает адекватное отображение имен собственных, произошедших из других языков, в официальных документах на латышском. Эта же статья допускает оригинальное написание - если иное отображение имени или фамилии создает достаточно серьезные трудности или в случае, если имя или фамилия приобретает негативное значение. Но поскольку ни для работников ЗАГСа, ни для судебной власти Латвии совсем не интересно выполнять законы не только ЕС, но и следовать собственным, смею предположить, что цель ставится иная... Полагаю, что настоящая цель - разрушить мою связь с предками", - считает Сергей Антонов.

Как прокомментировал ситуацию Руслан Панкратов, "отказ Верховного суда лишний раз убедил нас всех, что плевать хотела официальная Латвия на все международные законы. Правильное написание имени и фамилии в документах никоим образом не может мешать использовать латышский язык в соответствии с его нормами и традициями. Это бред! Дублированная форма имени никогда и никак не могла и может нести угрозу национальной безопасности целой страны. Все эти отказы основаны только на дискриминационных нормах по признаку национальности и языка - и это настолько очевидно, что уже не требует никаких доказательств. Утверждение о том, что искажение вызвано исключительно лингвистическими особенностями латышского языка - это полная и наглая ложь! Если бы так обстояло на самом деле, то в переводе на другие языки все эти имена и фамилии приобретали бы свою первоначальную форму. Иными словами, если бы добавление "-с" диктовалось бы только особенностями латышской грамматики, то в переводе на русский или другие языки они теряли бы своё латышское окончание. Между тем, при переводе на другие языки, не подчиняющиеся правилам латышской грамматики, все имена и фамилии из латвийских документов все равно пишутся с окончанием "-с". При таких обстоятельствах, отказ в выдаче свидетельства о рождении с оригинальной, пусть и дублированной формой имени и фамилии, являются грубым нарушением ст. 8 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Новый иск в Европейский суд по правам человека в Страсбурге будет подан нами незамедлительно".

Добавим, что отец Мирона Сергей Антонов намерен продолжить свою борьбу против "облатышивания" имени сына в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. Как сообщало ИА REGNUM ранее, 19 июля 2013 года Административный районный суд Латвии оставил в силе решение ЗАГСа Лиепаи отказать в регистрации имени ребенка "Мирон" ("Miron"). Дело рассматривалось на основании иска отца ребенка, который требовал зарегистрировать мальчика под именем и фамилией "Miron Antonov", а также взыскать с ЗАГСа компенсацию в размере 2700 латов (3843 евро).

Суд отклонил заявление, согласившись с аргументом ЗАГСа о том, что написание нелатышских имен собственных в Латвии осуществляется в соответствии с нормами латышского языка. Таким образом, ребенка можно было бы зарегистрировать под именем и фамилией "Mirons Antonovs". Отец ребенка оспорил это решение в Верховном суде.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.