Иран - Китай - ССАГПЗ: "убрать конкурента" по-аравийски

Москва, 22 января 2014, 22:11 — REGNUM  

20 января дан старт практической реализации Женевских соглашений стран "шестёрки" и Ирана от 24 ноября 2013 года. США и ЕС приостановили часть введённых ранее санкций. Маховик урегулирования вокруг ядерной программы Тегерана запущен. Но на его "оборотах" ближневосточные противовесы Ирана будут стараться затруднить стартовавший процесс оздоровления отношений между Западом и Исламской республикой.

Аравийские монархии на нынешнем этапе беспокоят два взаимосвязанных вопроса - насколько далеко может зайти улучшение отношений Тегерана с крупнейшими западными столицами и как снятие санкций отразится на мировом рынке нефти. Очевидно, что политические связи бывшие оппоненты попытаются восстановить с помощью инструментария экономического сотрудничества. Иран в наибольшей степени заинтересован в привлечении технологий и инвестиций на свой внутренний рынок. В этом ему могут помочь западные державы и отчасти Китай (инвестиции). Из Тегерана идут прямые и косвенные сигналы о крайней заинтересованности в получении пакета технологического и инвестиционного содействия внешних сил.

В вопросе ценовой конъюнктуры на мировом рынке нефти перспективы для стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) выглядят более чем пессимистично. Представители Ирана уже выразили готовность увеличить добычу нефти до 4 млн. баррелей в сутки, если даже цена на "чёрное золото" при этом обвалится до 20 долларов. Удешевление нефти неизбежно, считают аналитики. Весь вопрос в пределах ожидаемого падения котировок стратегического энергоресурса. Иран остаётся в рамках механизма квотирования поставок нефти ОПЕК, но это не снимает для аравийцев задачу выставить барьеры на пути возвращения иранцев к прежним внушительным объёмам продаж. В пиковые годы Иран добывал именно до 4 млн. баррелей и выше. Вернуться к этому уровню стало на нынешнем этапе для иранцев чуть ли не более приоритетной задачей, чем продолжить развитие собственной ядерной программы.

Санкции Запада не сняты полностью, они лишь приостановлены. Это настраивает государства ССАГПЗ на использование переходного в отношениях Запада и Ирана периода с максимальной для себя отдачей. Приоритетное внимание уделяется Китаю, с конца прошлого года ставшего крупнейшим импортёром нефти на мировом рынке. 17 января председатель КНР Си Цзиньпин принимал в Пекине делегацию ССАГПЗ. Встреча была приурочена к проведению третьего раунда стратегического диалога Китай - ССАГПЗ. С 2004 года стороны запустили переговорный процесс по созданию зоны свободной торговли (ЗСТ). Как передало новостное агентство "Синьхуа", принимая аравийских гостей, китайский лидер высказал пожелание в скором времени подписать соглашения по ЗСТ, а также заверил их в готовности Пекина активизировать контакты и координацию с ССАГПЗ (1).

Китаю нужна ближневосточная нефть, аравийским монархиям - стабильный и платёжеспособный в долгосрочном плане рынок сбыта своего главного продукта на экспорт. На этом экономическом базисе двусторонних отношений с нефтяным уклоном стороны готовы выстроить некую политическую "надстройку". Пока она целиком и полностью материализуется в рамках стратегического диалога. Но за расширением экономического сотрудничества может последовать прорыв и в политической плоскости отношений. На него аравийцы очень рассчитывают в нынешние времена высокой подвижности межгосударственных конфигураций на Ближнем Востоке. Китай может стать для суннитского лагеря нефтеносного региона условной "третьей силой", уравновешивающей образовавшиеся диспропорции в отношениях аравийских монархий с Западом. По итогам очередного раунда стратегического диалога Китай - ССАГПЗ саудовские масс-медиа отмечали серьёзную динамику в экономических связях государств Персидского залива со второй экономикой мира. Двусторонний торгово-экономический оборот удалось поднять с $9 млрд. в 2001 году до $151 млрд. в 2012-м (в этот год Китай закупил у аравийцев нефти на $90 млрд., сумев нарастить свой экспорт в регион ССАГПЗ "только" до $60 млрд.) (2).

Таким образом, десятилетие качественных сдвигов в отношениях китайцев с аравийцами пришлось на период заметного застопорения связей жителей Поднебесной с иранцами. Санкции Запада сыграли свою определяющую роль в этом, как бы эксперты и политики крупнейшей страны Восточной Азии не старались приуменьшить попадание китайско-иранских отношений под давление внешних сил. Среди других ведущих импортёров иранской нефти Китай меньше всего сбавил объёмы закупок на отрезке 2010 - 2013 годов. Но "волатильность" (размах колебаний) поставок иранский нефти в Китай в ежемесячном разрезе демонстрировала высокие показатели. Были периоды, когда объёмы поставок падали до суточных 250 тысяч баррелей (к примеру, в октябре 2013 года). В дальнейшем они сменялись скачками до 560 тысяч баррелей (май 2013-го). На текущий момент можно ожидать стабилизации объёмов закупки китайцами иранского "чёрного золота" на уровне до 450 тысяч баррелей в день.

С приостановкой и отменой в будущем санкций Запада, Иран имеет все шансы нарастить нефтяной экспорт в Китай. До последнего времени он занимал третье место в списке крупнейших поставщиков нефти на китайский рынок, следом за Саудовской Аравией и Анголой. На четвёртом месте расположилась Россия. Нефтяные мощности иранского и российского топливно-энергетических комплексов покрывали около 7% потребностей китайцев в стратегическом углеводороде. То есть, на долю России и Ирана приходилось примерно равная доля на китайском рынке (по 7% для каждого экспортёра). Объём в примерно 500 тысяч баррелей нефти в день, который закупался Пекином в пиковые годы ирано-китайского нефтяного сотрудничества, примечателен сам по себе. Вспоминается недавний информационный вброс мировых СМИ о готовящейся нефтяной сделке между Москвой и Тегераном. Её предметом якобы должны были стать 500 тысяч баррелей нефти, которые Россия готова приобретать у Ирана ежедневно. Факт "назревающего" контракта был опровергнут Тегераном. Впрочем, показательна не столько экономическая сторона вопроса, которая, кстати, вызывает множество вопросов, как его внешнеполитическая подоплёка. Информация о 500 тысячах баррелей иранской нефти для России появилась за несколько дней до встречи Китай - ССАГПЗ в Пекине и старта реализации Женевских соглашений "шестёрки" и Ирана. В связи с этим можно выдвинуть предположение об аравийском следе информационного вброса, получившего широкий резонанс. Его смысл (хотя, вполне возможно, что функциональная нагрузка спекуляций о нефтяной сделке России и Ирана носит многослойный характер) можно выразить фигурально - "убрать конкурента" на китайском направлении нефтяных поставок. Или, как минимум, посеять семена взаимных подозрений в треугольнике Россия - Иран - Китай, что самым благоприятным образом скажется на углублении "углеводородных" связей между Пекином и столицами ССАГПЗ. Ведь у китайцев могут появиться сомнения, что закупаемый россиянами объём иранской нефти в дальнейшем будет перепродан им со значительной надбавкой в цене.

Информационный застрельщик виртуальной сделки России и Ирана - агентство "Reuters" ранее сообщало из ближневосточного региона, что смягчение санкций, наложенных на Иран, может принести на мировой рынок около 800 тысяч баррелей нефти в день (оценка рейтингового агентства "Fitch") (3).

Для привлечения инвесторов иранцы предложат зарубежным компаниям значительные налоговые преференции, после чего можно ожидать "мультипликационного эффекта" в отношениях Запада и Ирана. За снятием санкций в Иран придут инвестиции и технологии. Появление на горизонте контуров реального политического урегулирования отношений бывших принципиальных оппонентов с сопутствующим падением цен на нефть станет вопросом времени. Саудовцы и их партнёры по ССАГПЗ не могут "остановить время". Тем не менее, послать Западу предостерегающие сигналы о готовящемся переводе стрелок своих часов на "китайское время" - им вполне под силу.

(1) Объединённые экономики ССАГПЗ занимают 14-е место в мире по размеру внутреннего валового продукта. Доминирующее положение занимает Саудовская Аравия. Её доля в совокупном ВВП составляет 42%. У ОАЭ этот показатель равняется 26%. Объём углеводородного сектора в структуре ВВП государств ССАГПЗ составляет около 43%. (Алексей Бусев, Экспертное мнение: экономическая интеграция ССАГПЗ // Журнал "Деловые Эмираты", выпуск 6/43, 2012).

(2) China - GCC Strategic Dialogue Resumes // Arab News, January 19, 2014.

(3) По данным на осень прошлого года, мировая добыча нефти превышала потребление примерно на 260 тысяч баррелей в день. Эксперты прогнозируют сохранение тенденции перепроизводства "чёрного золота" и в первые месяцы 2014 года.

Михаил Агаджанян - ближневосточный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.