Ощущение, будто министр энергетики Армении не читал соглашение с "Газпромом": офис экс-президента

Москва, 17 января 2014, 16:48 — REGNUM  Канцелярия второго президента Армении Роберта Кочаряна ответила на заявление министра энергетики и природных ресурсов страны Армена Мовсисяна о том, что сделка по продаже 20% акций "АрмРосгазпром" "Газпрому" выгодно отличалась от инициированной вторым президентом Армении Робертом Кочаряном сделки "имущество в счет госдолга", в рамках которого в счет погашения госдолга Армении в $100 млн России был передан ряд стратегических предприятий страны. Как отмечается, идея рассмотреть возможность решения проблемы долга передачей имущества исходила от президентов Армении и России. Однако переговоры по соглашению "имущество в счет госдолга" велись в рамках армяно-российской межправкомиссии, сопредседателями которой в те годы были Серж Саргсян и Илья Клебанов.

"Все договоренности по параметрам соглашения, а именно по выбору предприятий, их оценке, и обязательствах сторон были достигнуты в рамках именно межправкомиссии, что и было закреплено соответствующими протоколами. Сам Мовсисян как министр энергетики, был ключевым участником процесса по части энергетических активов. Окончательные результаты договоренностей были доложены президентам России и Армении для одобрения", - говорится в заявлении.

Роберт Кочарян, согласно источнику, до сих пор считает, что соглашение было хорошим и взаимовыгодным для сторон и что межправкомиссия поработала хорошо: "Судя по интервью, Мовсисян, со временем переосмыслил оценку проделанной работы и свой личный вклад в это соглашение. Что тут скажешь, такое с людьми иногда происходит".

"Впечатление такое, что министр перепутал детали соглашений 2002 и 2006 годов. Основной мотив соглашения 2006 года был в подключении "Газпрома" к проекту строительства газопровода Иран-Армения с завершением строительства 5 энергоблока. (Для включения его в схему выработки электроэнергии на иранском газе, с последующим ее перетоком в Иран. Схема пока полноценно не заработала из-за задержки строительства 3-й линии электропередачи. То чем должен был заниматься министр энергетики). Недостроенный 5-й энергоблок был оценен в $250 млн. Строился он в 1995-96 годах на кредит EBRD, затем был законсервирован, всего было потрачено около $60 млн. "Газпром" согласился с такой оценкой именно для возможности субсидирования армянской стороной цены на газ. В целом проект "Газпромом" был реализован на высоком уровне, ведущим проекта был менеджмент "АрмРосгазпрома". Армения, почти ничего не потратив, получила новый современный энергоблок и армяно-иранский газопровод, а так же средства для субсидий цены на газ, без нагрузки на бюджет. При этом никаких эксклюзивных прав никто не получил. Сделано это было открыто и прозрачно (см. решение правительства от 6 апреля 2006г., номер 449). А сейчас относительно остальных моментов интервью министра. Ощущение такое, что министр не читал ни интервью Роберта Кочаряна, ни последнее соглашение с "Газпромом". Если и прочитал, то ничего не понял. Очевидно, что он серьезно запутался.

А именно:

1. Разница между субсидиями тогда и сейчас в том, что тогда субсидия осуществлялась уже после заключения соглашения, то есть на законной основе. Сейчас - задним числом, в счет де-факто накопленного долга за газ. Надеемся, что министр эту разницу понимает.

2. Не понятна приведенная А.Мовсисяном аналогия с приватизацией распределительных сетей. Там не было и не могло быть каких-либо эксклюзивных прав. Там как раз напротив, расписаны обязательства компании по обеспечению потребителей электроэнергией и расчеты с генерацией. Казалось бы, министр должен об этом знать.

3. Исполнительный директор "АрмРосгазпрома" ежеквартально лично докладывал президенту о делах компании и никогда не говорил о том, что представители "Газпрома" в совете директоров создают препятствия работе менеджмента. Напротив, всегда говорилось о высоком уровне взаимного доверия и свободы действий управленческой команды. К текущей деятельности "АрмРосгазпрома" Мовсисян отношения не имел.

4. Мы приводим абзац из последнего газового соглашения, текст которого был опубликован в прессе и не был кем-либо опровергнут, чтобы читатель сам оценил, какими правами на будущее наделена компания.

"Армянская сторона гарантирует, что до 31-го декабря 2043 года включительно какие-либо будущие законы, решения, приказы и другие нормативные акты Республики Армения не изменят и/или не денонсируют и/или каким-либо другим образом не будут попирать закрепленные на момент подписания данного Соглашения права и интересы ОАО "Газпром", ЗАО "АрмРосгазпром" и их соответствующих правопреемников (в том числе увеличение финансовых обязательств и/или ухудшение экономической ситуации ЗАО "АрмРосгазпром", увеличение нормативов отчислений в государственные бюджетные и внебюджетные целевые фонды, увеличение пошлин на скупку валюты, внедрение новых налогов и пошлин и/или увеличение налоговых ставок, запретов на любую деятельность и/или применение ограничений".

Согласно заявлению, Роберт Кочарян в этом видит проблему: это плохой прецедент на будущее для возможных инвестиций в энергетику. Ведь сегодня "АрмРосгазпром" не только естественный монополист в газовой сфере, но и крупный игрок в электрогенерации (5-й энергоблок). Другие компании в электрогенерации таких прав на будущее не имеют и их конкурентные возможности могут быть серьезно ущемлены. Министр успокоил бы общественность, если бы привел примеры подобных соглашений из мировой практики (не из эпохи колониальной Африки).

5. Мы так же хотели ли бы, чтобы в будущем не возникло проблем с подписанным соглашением, и чтобы с "Газпромом" сохранились партнерские отношения.

Мы сожалеем, что министру надо разъяснять то, что написано черным по белому и опубликовано на двух языках. Избирательность памяти штука коварная, можно перепутать ворота и забить автогол. Ну что поделаешь, таков наш министр и такова наша реальность", - отмечает канцелярия экс-президента.

В заключение канцелярия бывшего главы государства прокомментировала также недавнее заявление министра науки и образования Армении, заместителя председателя РПА Армена Ашотяна о том, что он не уверен, что Кочарян искренен в своих упоминаниях о покойном премьер-министре Андранике Маргаряне: "Память о государственном деятеле должна выражаться политическими деятелями в первую очередь не посещениями его могилы, а в бережном отношении к его политическому наследию. Суть развернувшейся дискуссии в попытках некоторых должностных лиц переоценить результаты экономической политики прежней власти, чтобы оправдать сегодняшние проблемы. Речь в основном о 2001-2007 годах.

Президент Кочарян ведь мог просто промолчать, сославшись на то, что по конституции за экономику отвечает правительство. Но он стал отстаивать эти достижения не только и не столько ради себя, но и ради той команды, которая эти достижения создавала трудом. Это и премьер, и министерства, мэрии Еревана и других городов, десятки тысяч строителей которые обустраивали республику, а не надували пузырь. Этими пузырями, т.е. дорогами, мостами, тоннелями, благоустроенными музеями и театрами сегодня пользуются все, в том числе и забывчивые чиновники. К сожалению, эти достижения надо отстаивать и от посягательств юных республиканцев, карьера которых начиналась при Андранике Маргаряне и благодаря ему".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.