Новый старый колониализм и исламский таран в борьбе за ресурсы: уроки центральноафриканского кризиса

Москва, 15 января 2014, 20:44 — REGNUM  

В столице Центральноафриканской республики (ЦАР) Банги продолжаются, хотя и постепенно затухая, бои между христианскими и мусульманскими отрядами. Число убитых только за последний месяц составило около тысячи человек, были отмечены случаи каннибализма. Самопровозглашённый президент-мусульманин Джотодия 10 января подал в отставку и бежал из страны в Бенин. Страны ЕС приняли решение о проведении операции в ЦАР (окончательно оно будет оформлено 20-го января).

События в Центральноафриканской республике, на первый взгляд малозначительные, в действительности представляют собой примечательное отражение противостояния глобальных игроков и региональных "супердержав".

ЦАР - довольно крупная, но весьма редконаселённая страна. На территории, заметно превышающей территорию Франции (622 тыс. км.), сосредоточено лишь около 5 млн. человек. Вопреки мифу, в ресурсном отношении страна далеко не суперприз ранга Анголы, Ирака и экс-Заира/ДРК. Это даже отнюдь не Ливия или Мали. Доказанных запасов нефти в стране нет, есть лишь подозрения, связанные с нефтедобычей в пограничном районе Чада (ЦАР - импортёр нефти); золотодобыча составляет лишь два килограмма в год. В стране довольно много алмазов (добыча порядка 300 тыс. карат в год на сумму менее $100 млн, потенциально - до 600 тыс.) и урана (оценочно - 10-15 тыс. тонн; для сравнения - в Армении 55 тыс., Узбекистане 111 тыс.). Есть месторождения железной руды, но из-за изолированного положения страны в центре континента перспективы экспорта на данный момент сомнительны.

При этом изолированное положение страны не является её единственной проблемой. Железнодорожная сеть в ЦАР отсутствует в принципе; протяжённость автомобильных дорог с твёрдым покрытием составляет лишь 2000 км, при этом грунтовые дороги фактически непроходимы в течение сезона дождей, продолжительность которого варьирует от четырёх до девяти (!) месяцев. Судоходство по рекам также имеет сезонные ограничения. В итоге ЦАР периодически "распадается" на ряд изолированных друг от друга районов.

Условия для сельского хозяйства также не идеальны по очевидным климатическим причинам (занимательные байки по поводу бананов, падавших в рот каждому африканцу, и тем остановивших их развитие, увы, попросту абсурдны). В итоге страна объективно бедна, и, по сути, была колонией всегда. Сначала "колонизаторами" были относительно развитые султанаты к северу от нынешней территории ЦАР, превратившие и без того немногочисленные местные племена в жертв хронической охоты за рабами. К 18-му веку они практически обезлюдили и ранее малонаселённую местность. Затем на шестьдесят лет колонизаторами стали французы, в принципе не очень баловавшие свои колонии экспортом капитала до 1930-х - и нынешнюю ЦАР особенно. Как следствие, мы видим подушевой ВВП по паритету покупательной способности около $700 в год, перманентный политический кризис и эфемерную армию (3,5 тыс. полуголодных солдат на пике численности, грозные колонны ржавых джипов).

Предыстория нынешнего конфликта выглядит показательно и безрадостно. Начиная с 1960-го власть в ЦАР лишь один раз сменилась мирным путём. Начало цепочке переворотов положил в 1965-м известный Бокасса, долгое время пользовавшийся поддержкой Франции. "Известно, что империя была провозглашена в Банги благодаря Франции. Если Бокасса останется у власти, это произойдёт, несомненно, также благодаря Франции". Однако к 1979-му диктатор слишком скомпрометировал себя и, что существеннее, взял курс на сближение с Ливией. В итоге он был свергнут французскими войсками (операция "Барракуда"). К власти вернулся его предшественник Дако. В 1981 он был свергнут начальником генерального штаба Колингбой (по некоторым данным, также при деятельном участии французских спецслужб).

В 1993-м случилось единственное в своём роде событие - к власти демократическим путём пришёл президент Патассе, довольно долго пользовавшийся поддержкой Франции. Три военных мятежа 1996-97 годов были вполне успешно подавлены, однако во время второго срока отношения метрополии с сателлитом обострились, и параллельно усилились межэтнические трения между северянами, ставленником которых был Патассе, и южанами, на которых опирался Колингба. В мае 2001-го вспыхнул очередной мятеж, подавленный с помощью ливийских войск, в причастности к которому Патассе обвинил Париж (надо полагать, небезосновательно). В нём наряду с Колингбой оказался замешан начальник генерального штаба Бозизе, бежавший в Чад. В ноябре того же года Бозизе начал набеги на ЦАР, и в ноябре 2002-го пытался взять столицу страны Банги. Тем не менее, эта попытка вторжения была отбита силами тех же ливийцев, которым к тому моменту был передан контроль над добычей полезных ископаемых, и конголезских повстанцев. Однако в 2003-м Бозизе всё же сумел захватить власть в стране. При этом практически сразу в стране обосновались военные из Чада, в том числе обеспечивавшие охрану самого президента.

Нюанс состоит в том, что Чад - ключевой союзник Франции в регионе. В стране на начало "нулевых" находилось около 1000 французских солдат, база ВВС Аджи-Коссей расположена непосредственно в столице страны Нджамене. Начиная с 1986-го года в рамках операции "Ястреб" французская армия оказывает тыловую поддержку армии Чада - в 1986-87 гг. она участвовала (причём зачастую прямо) в конфликте между нынешним режимом и Ливией. Последняя, в свою очередь, активно вмешивалась во внутренние распри в Чаде с 1978-го по 1987-й год. Каддафи в конечном итоге проиграл (ливийский контингент был разгромлен в известной "войне "Тойот"", дело дошло до разгрома авиабазы на территории собственно Ливии), превратившись в злейшего врага Нджамены и Парижа.

При этом первая не является простым придатком ко второму. Чад - это Эфиопия Сахеля. Иными словами, с одной стороны - это бедность даже по африканским меркам, хронические проблемы с повстанческими движениями и высочайший уровень коррупции; однако с другой - авторитарный, но вполне дееспособный режим, относительно организованное государство и боеспособная по африканским меркам армия (в данный момент её численность составляет около 50 тыс. человек, и она достаточно эффективно действует в Мали). В итоге Нджамену трудно упрекнуть в отсутствии попыток распространить своё влияние в регионе.

Участие конголезских повстанцев (МЛК, протеже Уганды) в гражданской войне в ЦАР, в свою очередь, представляет собой отголосок попыток Франции руками Чада поучаствовать во Второй конголезской войне, вполне справедливо названной "Первой мировой африканской войной" (девять стран от Намибии до Судана, 4 млн. погибших; под контроль повстанцев перешли примерно 2/3 территории ДРК - около 1,5 млн. кв. км.). По её итогам под фактическим контролем весьма неплохо вооружённой не только по африканским меркам Уганды оказалась гигантская территория, простирающаяся вдоль большей части южной границы ЦАР. В итоге ЦАР надолго вошла в сферу интересов в целом проамериканской и весьма деятельной Кампалы (последняя, например, активно участвует в суданском кризисе и отнюдь не на стороне правящего в Хартуме режима).

Так или иначе, "воцарение" Бозизе означало возвращение ЦАР к статусу сателлита Франции и превращение страны в "сателлита сателлита" (т.е. Чада).

Вскоре, в 2004-м, началась "первая гражданская война" (на самом деле, как очевидно, вторая), развязанная мусульманской частью северян. Крупнейшую группировку (UFDR) возглавил уже знакомый нам Мишель Джотодия. Повстанцам несомненно оказывалась внешняя поддержка. Наиболее вероятным "донором" был Судан. Джотодия начинал свою политическую карьеру в качестве консула ЦАР в Судане, а отношения между последним и Чадом дошли до точки кипения именно к 2004-му. Причиной стал дарфурский кризис, вспыхнувший в 2003-м.

В регионе были обнаружены значительные запасы нефти, при этом местная нефтедобыча, как и в Южном Судане, оказалась под контролем китайских компаний. За этим последовала вспышка партизанского движения, подавляемого Хартумом методами, крайне далёкими от гуманизма. При этом "Фронт освобождения Дарфура" в изрядной степени был укомплектован загава. К той же этнической группе принадлежит бессменный президент Чада, и она же составляет костяк армии. К 2005-му дело дошло до официальной поддержки "повстанцев" на территории друг друга обеими сторонами конфликта. При этом за спиной Чада вполне откровенно маячил Запад (прежде всего Франция), а за спиной Судана - китайско-иранская тень.

"Первая гражданская война" в ЦАР в значительной степени была южной проекцией этого противостояния. К 2007-му усилиями армии Чада и французских "Миражей" конфликт с двумя наиболее заметными группировками был "урегулирован". В 2008-м было подписано соглашение ещё с двумя. Формально войдя в состав правительственных войск, повстанческие группировки сохранили фактический контроль над крайним северо-востоком страны, и занялись междоусобными конфликтами, конкурируя за контроль над алмазными копями (наиболее известный и кровавый - в 2011-м).

Однако в декабре 2012-го конфликт вспыхнул вновь. Северяне достаточно быстро захватили более половины страны, продвинувшись до Сибю, расположенного менее чем в ста километрах от столицы. В ответ гарнизон Международных центральноафриканских сил (FOMAC) в Дамаре (в 46 км от Банги) был усилен до 760 солдат (400 из которых "происходили" из Чада), а глава FOMAC заявил, что дальнейшее наступление повстанцев будет равносильно объявлению войны всем членам Экономического сообщества центральноафриканских стран (его ядро составляют Камерун, Чад, Габон, Конго и ЦАР); ЮАР анонсировала присылку 400 солдат (фактически в страну было переправлено 200) "для защиты южноафриканских предприятий в стране"; планировалось их присутствие до 2018-го года. Франция усилила свой гарнизон в Банги до 600 человек, однако при этом заявила, что их миссия будет ограничена охраной иностранных граждан. В итоге уже в январе 2013-го было достигнуто соглашение о прекращении огня.

Однако 22-го марта боевики пересекли "красную линию", взяли Дамару и 24-го захватили Банги при откровенном индифферентизме "мирового сообщества". Джотодия был провозглашён президентом.

При этом примечательны, во-первых, требования повстанцев. Они сводились к выводу войск ЮАР, расторжению контрактов с ЮАР и Китаем, и выводу войск Уганды, проводящих операции на юго-востоке ЦАР против "Армии освобождения господа" - весьма одиозной повстанческой группировки, отравляющей жизнь угандийскому правительству с конца 1980-х. Во-вторых, не менее примечательна "война миротворцев" в Банги. Если войска ЮАР практически в одиночку упорно защищались, то поведение солдат Чада было диаметрально противоположным. По некоторым данным, "латышские стрелки" Бозизе просто участвовали в боевых действиях на стороне "Селеки"; кроме того, их индифферентизм выглядит странным в любом случае - в отличие от своих центральноафриканских и малийских "коллег", военные Чада вполне боеспособны и отличаются высоким боевым духом. Наконец, собственно в рядах "Селеки" отмечалось присутствие бывших (?) чадских военных, недовольных Бозизе.

В-третьих, приход Джотодии к власти сопровождался не менее примечательными клятвами в верности Евросоюзу. "Мы будем полагаться на помощь Европейского Союза в развитии этой страны". "Когда мы были больны, Европейский Союз был у нашей кровати. Он не оставит нас сейчас".

Дальнейшее также известно. Начиная с августа-сентября стали поступать сообщения о нарастающем хаосе и геноциде христианского населения. За этим последовала интервенция Франции, восстание христианского населения, атаковавшего в том числе военных Чада, и свержение "администрации" Джотодии. В итоге единственной легитимной властью стал премьер Тьянгайе - член Лиги прав человека со штаб-квартирой в Париже, неожиданно всплывший в рядах оппозиции в феврале 2013-го.

В целом очевидно, что Бозизе пал жертвой своих контактов с Китаем, а последней каплей, обеспечившей боевикам беспрепятственное пересечение "красной линии", стали, возможно, всплывшие подробности сделки с ЮАР, достаточно давно соперничающей с Францией в регионе. Иными словами, незадачливого диктатора свергли руками "Селеки" при недвусмысленном подмигивании Франции. Джотодия был просто убран одним движением - его эфемерная легитимность предоставляла слишком большое пространство для манёвра жаждущей реванша ЮАР. Париж оказался безраздельным хозяином страны; впрочем, не стоит забывать и об интересах Вашингтона. Пострадали население ЦАР и интересы Чада, однако гиперактивной Нджамене, склонной вести себя слишком независимо, возможно, просто указали на её место. В целом, Париж воспроизвёл тактику, которую применил в Ливии и пытался применить в Сирии - использовать исламистов в качестве тарана, чтобы привести к власти марионеточное правительство.

Уроки центральноафриканского кризиса таковы. Наличие даже ограниченного количества ресурсов становится поводом для жёсткой и "многовекторной" конкуренции. В дальнейшем эта тенденция будет только нарастать - возможности по наращиванию производства длинного ряда ресурсов исчерпываются, при этом претендентов на них становится всё больше. Мир, очевидным образом, стоит на пороге новой колониальной лихорадки в духе ХIХ-начала ХХ вв. При этом решающим фактором в ней будет не "мягкая сила", а более чем жёсткая. БРИК и странам новой индустриальной волны в целом придётся либо наращивать возможности для её проекции - или смириться с поражением в экономической гонке.

Что касается слабых в военном отношении стран, то эпоха хотя бы эфемерной независимости и многовекторности для них подходит к концу. Лавирование между центрами силы приносит прибыль лишь до тех пор, пока экономические противоречия между ведущими игроками не достигают достаточной напряжённости. После этого "конкуренция задабривания" или хотя бы относительно бескровных манипуляций сменяется тривиальной конкуренцией силовых потенциалов - с соответствующими последствиями для лавирующего.

Евгений Пожидаев - международный обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.05.17
Российские эндокринологи поставили под угрозу жизни тысяч больных?
NB!
26.05.17
Директор ФБР пал жертвой собственных интриг
NB!
26.05.17
Как Петр I защитил Россию одним Кроншлотом
NB!
26.05.17
Наглость Троцкого, давшая старт иностранной интервенции в Россию
NB!
26.05.17
Рынок недвижимости Украины достиг дна. Раздастся ли стук снизу?
NB!
26.05.17
Новая трасса Москва – Петербург: путь через войну с экологами
NB!
26.05.17
ВМФ России получит первый вертолётоносец в 2022 году: нужен ли он?
NB!
26.05.17
Чем Порошенко не угодили соцсети и бухгалтеры?
NB!
26.05.17
Венесуэльская оппозиция отправляется «агитировать деревню»
NB!
26.05.17
«Франко хотел с помощью нацистов создать испанскую атомную бомбу»
NB!
25.05.17
Болгария обиделась на слова Путина о происхождении славянской письменности
NB!
25.05.17
Почетный коррупционер Нижнего Новгорода?
NB!
25.05.17
Жизнь во взорванном доме: через 22 года СКР возбудил уголовное дело
NB!
25.05.17
Мэр столицы Молдавии задержан по обвинению в коррупции
NB!
25.05.17
Россельхознадзор обнаружил в белорусском молоке лекарство от сифилиса
NB!
25.05.17
У нижегородцев все меньше шансов дожить до получения льгот на капремонт
NB!
25.05.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 25 мая
NB!
25.05.17
ВПК России — в прицеле приватизации
NB!
25.05.17
Нижегородская область «со скрипом» реализует стратегию развития за $500 тыс
NB!
25.05.17
Повышение МРОТ: хорошо для населения, губительно для экономики?
NB!
25.05.17
«Для многих стран главный враг – Россия»
NB!
25.05.17
В Севастополе снова изымают землю: теперь под аэропорт «Бельбек»