"Становление поневоле": проблема формирования белорусской нации в школьном курсе истории Белоруссии

2

Москва, 14 января 2014, 13:25 — REGNUM  В апреле 2013 года решением Президиума Российского исторического общества утвержден состав рабочей группы по подготовке концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории. С лета 2013 года в России активно обсуждается проблема нового единого учебника истории. В конце октября 2013 года на сайте Российского исторического общества была опубликована "Концепция нового учебно-методического комплекса по Отечественной истории", являющегося проектом нового единого учебника истории.(1)

Ранее в СНГ по пути создания единого учебника отечественной истории пошла союзная с Россией Беларусь. 29 мая 2009 года Министерство образования Республики Беларусь утвердило "Образовательный стандарт учебного предмета "Всемирная история. История Беларуси" (5-11классы)".(2) Под этот образовательный стандарт были подготовлены соответствующие школьные учебники истории Беларуси.(3)

После рассмотрения нами этих учебников, можно констатировать, что самым сложным вопросом школьного курса истории Белоруссии остается проблема формирования белорусской нации и создания белорусской этнической идентичности при том условии, что в реальности строительство этой нации во второй половине ХIХ и начале ХХ века проходило при равнодушии подавляющего большинства ее будущих носителей, а сами нациостроители были либо скрытыми поляками и явными католиками, либо же откровенными маргиналами. Определенным знаком "становления поневоле" белорусской нации является определение в учебнике 11-го класса "Истории Беларуси" 2009 года действий бывшего генерального секретаря ЦК КПСС и президента СССР Михаила Горбачева как государственной и политической измены, а самого Горбачева, как преступника.(4) Пожалуй, на сегодняшний день это единственный на просторах СНГ школьный учебник национальной истории с подобного рода определением и оценкой.

В учебнике для 11-го класса по истории Беларуси утверждается: "Белорусский народ как часть всего восточного славянства связан с русским и украинским народами общим происхождением, близостью исторического и культурного развития. Вместе с тем каждый народ - неповторимое явление в этой славянской общности, а взаимодействие разных народов взаимообогащает их". В учебнике для 9-го класса в повествовании о событиях ХIХ века утверждается: "В условиях польского и российского влияния шел процесс формирования белорусской нации, созревали и оформлялись белорусская национальная идея, культурное и политическое движение". По концепции школьной истории Беларуси, национальное белорусское государство возникло в рамках "национально-государственного строительства в СССР" в виде БССР - "белорусской советской государственности". В рамках СССР прошло "провозглашение и образование белорусской государственности". В 1991 году национальное белорусское государство приобрело суверенитет. В 1990-е годы началось "формирование правового государства в Республике Беларусь". При президенте Александре Лукашенко сформированы "основы идеологии белорусского государства". Таким образом, по предлагаемой белорусским школьникам концепции, белорусская нация была сформирована вне политической, экономической и культурной конфронтации с СССР.

Поэтому вполне естественно, что при конкретном изложении становления белорусской нации в школьном курсе причудливо переплетаются советские социологические, белорусские националистические и модная современная цивилизационная теории. Что касается предыстории современной Беларуси, то здесь очевидное предпочтение отдается официальной советской концепции.

В школьном курсе истории Беларуси применительно к этногенезу белорусов и становлению белорусской нации используется советская теория "древнерусской народности", обосновывающей единство происхождения русских, украинцев и белорусов. Сам термин "древнерусская народность" был введен в оборот учеником академика Бориса Грекова профессором ЛГУ Владимиром Мавродиным в опубликованной в 1945 году монографии "Образование Древнерусского государства". Применяемые с советских времен в белорусской историографии и используемые в современном школьном курсе истории Беларуси понятия "древнерусская народность", "белорусская народность" (из последней якобы в капиталистическую формацию и возникает "белорусская нация") основываются на советской "марксистской" теории нации и народности, как человеческих общностей, соотносимых с определенными формациями. Благодаря работе "Марксизм и национальный вопрос" подобная трактовка проблемы связывалась с именем Сталина в СССР. На самом деле, теория "древнерусской народности" являлась идеологическим обоснованием существования БССР и УССР, когда статус белорусов, русских и украинцев, как трех "советских народов" не подлежал сомнению. Историческая концепция служила оправданием т. н. "национально-государственного строительства" в СССР. Показательно, что в отличие от современной суверенной Беларуси на Украине от советской концепции "древнерусской народности" в школьном и вузовском курсах истории отказались.

Понятие "древнерусская народность" используется уже в учебнике истории Беларуси для 6-го класса: "В культуре, быте, исторической судьбе восточнославянского населения было много общего. Это позволило ученым утверждать, что существовала восточнославянская общность, которую иногда называют древнерусской народностью. Она стала фундаментом для трех народов - белорусского, русского и украинского. Для общности людей, составляющих народность, характерны общий язык, территория расселения, культура и прочие отличительные особенности. Население Древней Руси называло себя русскими, русичами. У него были общие традиции, праздники, верования. Важнейшим признаком существования народности является язык". "Образовательный стандарт учебного предмета "Всемирная история. История Беларуси" 2009 года предлагает и чуть измененное понятие - "древнерусская общность". Понятие "древнерусская общность" используется в тексте учебника истории Беларуси для 7-го класса: "В период существования Древнерусского государства шел процесс формирования единой древнерусской (восточнославянской) общности. Для нее была характерна общность языка, культуры, построенной на местных и византийских традициях, православной религии, особенностях характера. Существовало понимание общей судьбы, исторической и культурной отличительности всех русских земель".

Следующим базовым понятием современного школьного курса истории Беларуси является понятие "белорусская народность". Здесь решающее значение имеет период Великого княжества Литовского (ВКЛ), хотя, как утверждается, "постепенный процесс выделения населения белорусских земель в отдельную народность" начался на завершающем этапе Киевской Руси. В учебнике для 7-го класса "История Беларуси" читаем: "В XIII в. белорусские земли вошли в состав нового государства. Оно возникло на основе территории расселения двух народов - литовского и белорусского. Позже в его состав вошла часть украинских и русских земель... С самого начала это было многонациональное государство, где все народы мирно сосуществовали, дополняя и обогащая друг друга. Правящая династия происходила из литовской знати, а экономический и культурный облик государства определяли белорусские земли... В составе ВКЛ проходило формирование белорусской народности. Если Киевскую Русь называют колыбелью белорусского народа, то в Великом княжестве Литовском, можно сказать, произошло его взросление. Именно в это время оформились основные черты белорусской культуры и белорусского характера - многоконфессиональность, религиозная и национальная терпимость, уважение к различным обычаям и культурам, к традициям соседей, открытость". В означенном учебнике утверждается идея многонационального состава населения ВКЛ: "Великое княжество Литовское населяли различные народы: литовцы, белорусы, украинцы, русские, поляки". Формально, здесь получается подобного рода мыслительный парадокс, что, когда в состав ВКЛ до 1514 года входило Смоленское воеводство со Смоленском, то в многонациональном составе населения ВКЛ присутствовали "русские". Авторы современных школьных учебников истории Беларуси, впрочем, как в свое время и представители советской украинской и белорусской национальных школ историографии попадают здесь в затруднительное положение, поскольку по означенным концепциям белорусская и украинская народности существуют, по крайней мере, с ХIII-ХIV веков при том условии, что существуют они без необходимых для этносов этнонимов - соответственно "белорусы" и "украинцы". Затруднение здесь отчасти разрешается широким использованием незнакомого историческим источникам понятия "восточные славяне" с производным от этого термина определением "восточнославянские". Можно констатировать, что школьные учебники "Истории Беларуси" чрезвычайно широко оперируют понятием "восточные славяне" вплоть даже до описания событий ХVII века, типа "государственность восточных славян", "принятие христианства оказало значительное влияние на развитие культуры восточных славян" (Ист. Беларуси, 6 кл.), "Ольгерд... успешно вел политику, направленную на объединение восточнославянских земель в едином государстве" (Ист. Беларуси, 7 кл.). Так, в частности, в учебнике для 7-го класса "Истории Беларуси" мы находим даже такое понятие, как "восточнославянское книгопечатание".(5) В этом учебном курсе для противовеса понятию "восточные славяне" вводится такое понятие, как "балты". Например, "Вскоре же Верхнее и Среднее Понеманье стали ядром образования балто-славянского государства - Великого княжества Литовского... Особенностью Новогрудской и других белорусских земель являлось долговременное сосуществование балтов и славян". Созданные филологами лингвистические абстракции для классификации индоевропейских языков становятся "реалиями" средневековой этнической истории региона в школьном учебнике истории Беларуси.

На самом деле, использование термина "восточные славяне" для мнимого удревления украинцев и белорусов с тем, чтобы подменять им понятие "русские" глубоко враждебно Русскому миру. Мы констатируем, что в современных историографических школах русистики в странах Центральной Европы - в Венгрии, Польше и др. слишком широко используют современную научную абстракцию - понятия "восточные славяне" и "восточнославянский" с тем, чтобы в своих штудиях по средневековой истории России принципиально не использовать слово "русский".

Между тем, авторы школьных учебников по истории Беларуси вынуждены все-таки разъяснять ученикам, например: "Даже в период политической раздробленности земли восточных славян за границей считали единым государством - Русью"; "Население Древней Руси называло себя русскими, русичами" (Ист. Беларуси, 6 кл.); "Гедимин начал называть себя "королем Литвы и Руси", "королем литовцев и многих русских", причем под названием "русские", "русины" имелись в виду жители белорусских земель", "Примерно 3/4 населения этого государства (т. е. ВКЛ - СД) были "русьскими" людьми, как тогда называли белорусов", "Русью назывались белорусские, украинские и русские земли, присоединенные к ВКЛ в XIV в." (Ист. Беларуси, 7 кл.) и т. д.

В курсе школьной истории Беларуси нашли отражение теории о влиянии балтского субстрата на этногенез белорусов. Означенная теория исходит из сформулированных еще в ХIХ веке идей, что отличие трех "восточнославянских народов" обусловлено различными этническими контактами при их формировании, т. е. отличие русских, украинцев и белорусов обусловлено финно-угорской или татарской составляющей у первых, тюркской или "казачьей" у вторых и балтской у третьих. В учебнике 6-го класса "Истории Беларуси" мы читаем: "Славянские племена смешивались с балтами, что стало основной причиной своеобразия славян на территории Беларуси. Произошла славянизация балтов". Однако можно констатировать, что использование балтской теории в школьном курсе не идет дальше советского предела. Крайности "литвинской" националистической концепции истории Беларуси, вполне определившиеся в национальной белорусской историографии в конце 80-х и 90-х годов прошлого века, специально из идеологических соображений отделены от современного школьного курса истории Беларуси.

В целом, предъявляемая школьникам теория "древнерусской народности" и складывавшейся якобы уже в Средневековье "белорусской народности" страдает очевидной предзаданностью. Критикам не трудно заметить, в частности, что во времена т. н. Киевской Руси компактной территории Белоруссии не существовало. Отдельные земли ее современной территории по социально-экономическому и политическому укладу "тянули" к разным центрам: Полоцк - к Новгороду, Туров и Пинск - к Киеву, Гомель - к Чернигову и т. д. Проблематично и раздельное существование украинцев и белорусов в ХVI и ХVII веках, хотя бы потому, что русское население ВКЛ и Речи Посполитой ощущало себя общностью по отношению к такой внешней силе, как запорожское казачество - тогдашним "черкасам". Проблематично существование старобелорусского языка, в котором филологи-слависты при ближайшем рассмотрении видят все ту же церковнославянщину. Отметим здесь и такой парадокс. Такая культовая национальная фигура современной белорусской историографии как Скорина в учебнике истории Беларуси для 7-го класса объявляется "восточнославянским и белорусским просветителем и гуманистом". Однако католик из Полоцка Франциск Скорина по результатам своей "просветительской деятельности" оказался чужд людям ляшской и русской веры, как католикам, так и православным Великого княжества Литовского. От услуг Скорины отказалась и Москва. В результате "восточнославянскому просветителю" пришлось помогать реализовывать протестантские амбиции новоиспеченного прусского герцога, а потом возвращаться с тем, чтобы умереть в безвестности в гуситской Праге.

В целом, можно констатировать, что концепция складывания белорусской народности, изложенная в учебниках 6-го и 7-го классов, изрядно туманит сознание белорусских школьников с тем, чтобы концептуальное введение учебника 11-го класса этот национальный туман развеивало. В частности, в завершающем школьное обучение курсе утверждается, что этническое сознание в средневековье в ВКЛ и Речи Посполитой определяли иные нежели, чем в современное время константы: "Значительная часть населения бывших западнорусских земель не отделяла себя по этническим признакам от жителей других регионов бывшей Руси. До конца XVIII в. белорусы пользовались преимущественно самоназванием "русские" или "русины", чувствуя себя наследниками общей восточнославянской культуры. Долгое время этническая принадлежность отождествлялась с религиозной: "русский" означало православный в отличие от "поляка" - католика. И только в конце XIX - начале XX в. термин "Белая Русь" распространился на всю белорусскую этническую территорию, а за жителями закрепилось название "белорусы". Предшествующий период определяется в этом школьном учебнике как "процесс образования новой этнической общности - белорусской народности" при том условии, что процесс этот продолжался целое тысячелетие (!), а "этническая принадлежность отождествлялась с конфессиональной: католик - значит, поляк, православный - русский". "Признак веры становился своеобразным признаком народа. Понятие "православный" в то время отождествлялось с понятием "русский". "В период существования ВКЛ белорусы отличали себя от поляков и литовцев, которые разговаривали на чужом языке и насаждали чужую католическую религию. Значительно позже белорусский народ начал отличать себя от русского народа. Население белорусских территорий ВКЛ долго называло себя русскими и язык свой русским... Этническое самосознание белорусов сформировалось позже остальных этнических признаков". Т. е. некие "этнические" признаки, взятые из марксистской теории нации и народности, предшествовали этническому самосознанию, т. е. идентичности. Однако, заметим мы, именно этническая идентичность является определяющим маркером для этноса. Если в ХIV-ХVII веках население части территории ВКЛ и Речи Посполитой имело "русскую" идентичность, почему его упорно именуют "белорусами"? Без наличия белорусской идентичности вряд ли имеет смысл говорить о белорусском этносе в этот период. "С католицизмом пришли на белорусские земли польский язык и культура. Западнорусские феодалы Литвы, стремясь сохранить свои привилегии, отказались от веры, языка и культуры своего народа и постепенно перешли в единую шляхетскую польскую нацию. Белорусский народ лишился своей элиты. Он оказался в положении "крестьянской нации", единственным объединяющим фактором для которой оставалась православная церковь. Этническая принадлежность отождествлялась с конфессиональной: католик - значит, поляк, православный - русский. Под знаком раскола общества на православных и католиков проходила вся последующая история белорусских земель" - утверждается в заключительном курсе школьного образования по истории Беларуси и делается следующий вывод: "Более двух веков история белорусского народа была связана с Речью Посполитой. Этот период имел особенное значение в первую очередь для национальной самоидентификации белорусов и их политического самоопределения. Но надо учитывать и тот бесспорный факт, что как государство Речь Посполитая была менее всего заинтересована в развитии белорусов как самостоятельного народа. Наоборот, делалось все, чтобы стереть из памяти белорусского народа его этническую принадлежность. В условиях постоянного нарастания польско-католического притеснения большинство белорусов осознавали, что для своего самосохранения как этноса, для своего дальнейшего исторического развития они должны вернуться к своим общерусским корням, к истокам своей государственности. Ярким свидетельством этому является острая религиозно-национальная борьба, развернувшаяся на белорусских и украинских землях и не прекращавшаяся до самого воссоединения их с Российским государством... Сторонники католического костела и верхушка униатской церкви стремились к сохранению самостоятельности Речи Посполитой, а после ее разделов - к восстановлению этого государства в прежних границах. В свою очередь православное население Беларуси, в том числе и большинство крестьян-униатов, тянулось к России, которая не только традиционно считалась главной защитницей православной веры, но и этнически, и исторически была белорусам ближе Польши. Существование этих двух тенденций и борьба между ними стали главной особенностью исторического развития Беларуси на долгое время". В этом отношении весьма показательно, что восстание 1863-1864 годов в учебнике для 11 класса по истории Беларуси рассматривается, как "польская национальная буржуазно-демократическая революция".

Подобная концепция "двух тенденций" и идентичности, опирающейся на конфессию, заметим мы, более соответствует, как научному историческому подходу, так и интересам Русского мира. Однако и в этих фрагментах концептуальной части учебника истории Беларуси для 11-го класса такие соседствующие понятия, как "общерусские корни", "западнорусские феодалы", "белорусский народ", на поверку, как оказывается, имеющий тогда русскую идентичность, изрядно запутывают и исторически мифологизируют сознание учащихся. На самом деле, начавшаяся после подавления восстания 1863 года трансформация русской идентичности в белорусскую проходила уже в рамках БССР. В этой связи показательно, что означенный учебник нахваливает коммунистов Кирилла Мазурова (1914-1989), Петра Машерова (1918-1980), но о советской политике насильственной белорусизации 1920-х годов и протестах против нее особо не распространяется. Учебник только констатирует: "В конце 1920-х гг. проведение политики белорусизации было остановлено, а многие политические и общественные деятели БССР ошибочно обвинены в разжигании национализма и репрессированы". Таким образом, масштабные государственные репрессии против "белорусизаторов" 1930-х годов изданный в 2009 году официальный учебник истории Беларуси полагает "ошибочными", далее по тексту сводя репрессии в эти годы только к "расправе над представителями белорусской науки, литературы и искусства".

(1) Текст концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории //http://rushistory.org/

(2) "Образовательный стандарт учебного предмета "Всемирная история. История Беларуси" (5-11классы)" // https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=2&ved=0CDEQFjAB&url=http%3A%2F%2Fsch55.minsk.edu.by%2Fsm_full.aspx%3Fguid%3D5593&ei=fPrMUtyKFMiG4ATRxoDABA&usg=AFQjCNGPSaHtZ1AZLXos4sUKhIhABv6Y7A&bvm=bv.58187178,d.bGE&cad=rjt

(3) Штыхов Г. В., Темушев С. Н., Ракуть В. В. История Беларуси с древнейших времен до середины XIII в. Учебное пособие для 6 класса общеобразовательных учреждений с русским языком обучения. Минск, 2009.

Штыхов Г. В., Бохан Ю. Н., Краснова М. А. История Беларуси, вторая половина XIII - первая половина XVI в. Учебное пособие для 7 класса общеобразовательных учреждений с русским языком обучения. Минск, 2009.

Морозова С. В., Сосно В. А., Панов С. В. История Беларуси. Конец XVIII - начало XX в. Учебное пособие для 9 класса учреждений общего среднего образования с русским языком обучения. Минск, 2011.

История Беларуси. XIX - начало XXI в. Учебное пособие для 11 класса общеобразовательных учреждений с русским языком обучения. Под редакцией доктора исторических наук профессора Е. К. Новика. Минск, 2009.

(4) "В марте 1985 г. Генеральным секретарем ЦК КПСС был избран М. С. Горбачев. С его политической и государственной деятельностью как руководителя страны связано проведение многочисленных реформ, которые в итоге привели к смене социалистического государственного и общественного строя, к реставрации капитализма в СССР...

Политика "гласности", провозглашенная М. С. Горбачевым, посеяла сомнения в отношении социализма как совершенной системы. Начался процесс постепенной подмены социалистических идеалов другими идеалами и ценностями. Идея социальной справедливости объявлялась вредной и недосягаемой, экономика торгово-базарного типа - вершиной экономической практики. Начали пропагандироваться культ наживы и личной выгоды, а также насилие - то, что в советское время считалось унизительным для человека и общества...

Антисоветизм стал идеологическим оружием курса М. С. Горбачева, а гласность фактически превратилась в идеологическую войну, направленную на смену государственного и общественного строя СССР...

Летом 1990 г. прошел последний, XXVIII съезд КПСС. На съезде М. С. Горбачев выступил с новой идеей перестройки, на этот раз перестройки КПСС на манер западной социал-демократии. Делегаты съезда одобрили и приняли предложение Генерального секретаря ЦК КПСС в программном заявлении "К гуманному, демократическому социализму" и тем самым подписали своей партии смертный приговор...

Социализм как общественно-политическая система сегодня также дискредитирован ошибками и преступлениями, которые были совершены руководителями КПСС и Советского государства, изменой М. С. Горбачева, Политбюро и Секретариата ЦК КПСС, многих местных руководителей, а также мощной антисоциалистической пропагандистской кампанией, которая проводится в последние десятилетия не только на Западе, но и в государствах СНГ и других бывших социалистических странах". - История Беларуси. XIX - начало XXI в. Учебное пособие для 11 класса. С. 191, 193, 222.

Любопытно, что договор Молотова-Риббентропа августа 1939 года в означенном белорусском учебнике рассматривается, как акт восстанавливающий "историческую справедливость", поскольку "в сферу интересов СССР входили Западная Беларусь и Западная Украина", а действия Красной Армии в сентябре 1939 года названы "освободительным походом Красной Армии в Западную Беларусь" (С. 150). О польской Катыни сказано: "В некоторых исторических исследованиях утверждается, что "это преступление было осуществлено органами НКВД по решению Политбюро ЦК ВКП(б)". На сегодняшний день упомянутая версия не имеет документального подтверждения" (С. 151).

(5) В Москве в ХVI-ХVII веках печатные книги из ВКЛ и Речи Посполитой именовались "литовской печатью".

Дмитрий Семушин (Санкт-Петербург)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.