Система преференций ЕС не может действовать вечно - интервью с послом Польши в Армении

Ереван, 13 Января 2014, 00:01 — REGNUM  После саммита Восточного партнёрства (ВП) в Вильнюсе в конце ноября 2013 года, когда и Украина отказалась (ранее Армения отказалась его парафировать) подписать Ассоциативное соглашение с ЕС, многие заговорили о провале ВП. Говорится о новом формате выстраивания взаимоотношений между ЕС и странами-партнерами, что наш собеседник посол Польши в Армении Здислав Рачински называет "индивидуальными стратегиями" партнёрства, поскольку "ранее действующая правовая база уже не отвечает амбициям сторон". "Ранее действующая правовая база, наверное, уже не отвечает амбициям и возможностям сторон. И поскольку Армения отказалась от того, что уже было обговорено и разработано (Ассоциативное соглашение), необходима новая правовая основа. Новый документ также может носить название Ассоциативное соглашение, но есть разные ассоциации", - отмечает Рачински.

С другой стороны, вступление Армении в ТС может привести также к переосмыслению действующей для Армении системы преференций Европейского союза GSP+. Помимо этого дрейф Армении в сторону ТС вызывает вопросы в плане регулирования границы Армении и Грузии. Фактически, по линии армяно-грузинской границы в будущем будут соприкасаться границы Таможенного союза и Свободной зоны торговли ЕС. "Я думаю, что армянские политики, принимая решение о вступлении в Таможенный союз, учли все последствия, как в плане передвижения товаров по территории страны, относящейся к общему европейскому пространству, так и в контексте отношений, кооперации между странами региона. Необходимо признать, что вступление Армении в Таможенный союз может иметь последствия не только для самого Еревана, оно в какой-то мере не влияет положительно на интеграцию региона Южного Кавказа", - подчеркнул посол. Итоги интеграционного 2013 года в беседе с корреспондентом ИА REGNUM подвел глава дипломатической миссии Польши в Армении Здислав Рачински.

ИА REGNUM: Г-н Рачински, после Вильнюсского саммита "Восточного партнёрства", когда и Киев отказался подписывать Ассоциативное соглашение с ЕС, многие политики и эксперты, как в Армении, России, так и в Европе утверждали о провале ВП. Говорится также о том, что впредь ЕС не будет обращать большое внимание на "Восточное партнерство", и может появиться новый формат. Вы согласны с этими оценками?

Не вполне. Начнем с саммита в Вильнюсе. Скажем так, успех не удовлетворил ожидания. Саммит показал, что для части стран Европы предложенная формула оказалась привлекательной (Грузия и Молдавия парафировали Ассоциативное соглашение с ЕС - ред.). Их оценка своих возможностей интегрироваться в общее экономическое, гуманитарное и законодательное пространство была положительной, и они начали проводить эту политику. "Восточное партнерство" не есть отдельная политика Европейского Союза. Я бы его определил, как обогащённую и углубленную европейскую политику соседства. ЕС по отношению ко всем своим соседям выстраивает подходы в рамках Европейской политики соседства, целью которой является способствовать странам-соседям в модернизации экономики и проведении внутренних преобразований. На востоке Европы соседями ЕС являются европейские государства. По инициативе Польши и Швеции им была предложена обогащенная программа соседства - "Восточное партнерство". Программа продолжает работать. В политике происходит так, что между определенными теоретическими установками, решениями об их реализации, проходит некоторый отрезок времени.

На саммите в Варшаве была принята формула "больше за большее". То есть страны, готовые более тесно интегрироваться с ЕС (мы не говорим о членстве, а о создании общего пространства), получают больше... Прошло 2 года после варшавского саммита, пока эту формулу увидели в действии. Среди шести стран-партнеров - Молдавия и Грузия больше продвинулись в интеграции, некоторые, как Украина, взяли время на раздумье и оценку своих возможностей. Армения ищет новую формулу сотрудничества с Европейским Союзом, а Белоруссия, например, находится в еще более глубоком раздумье, что делать и как соседствовать с Евросоюзом. Существующее некоторое разочарование от "Восточного партнёрства" является причиной того, что на вооружение был взят совсем другой язык, чего не было заложено в самой программе. Программе, неверно, под влиянием российского информационного пространства, придали геополитический смысл.

ИА REGNUM: А что программа лишена геополитического смысла? Тогда почему говорилось о необходимости того, что страны должны сделать выбор между Евросоюзом и Таможенным союзом? Это же выбор между геополитическими центрами силы?

Многие политики в странах "Восточного партнерства" пытались и пытаются представить "Восточное партнерство" в качестве конкуренции за территории и рынки. Я не согласен с такой постановкой вопроса. Сознаюсь, помимо российских экспертов и политиков, также некоторые политики и эксперты из стран ЕС поддались указанной, родом из России, геополитической риторике, что было ошибкой. В случае Армении выдвигался лозунг о том, что Ереван не может участвовать в европейском проекте, поскольку может потерять гарантии безопасности России. Извините, не нужно смешивать два понятия. Армения - член ОДКБ, у нее существуют глубокие двусторонние отношения с Россией. Здесь ничего не изменилось бы. Мы же предполагали, что Армения, будучи в системе безопасности России, может следовать логике внутренних преобразований европейского образца.

Россия должна была принять все это к сведению, что Ереван остается союзником Москвы, но изнутри меняется в сторону европейских стандартов. Однако Москва поступила иначе и практически дала понять, что не будет иметь с дело теми, кто присоединится к Ассоциативному договору ЕС (ранее глава МИД России Сергей Лавров заявил, что программа "Восточное партнерство" не вызывает у России опасения, и она не препятствует реализации программы - ред.). В этой ситуации Армения посчитала, что выгоднее участвовать в другом интеграционном проекте. Это выбор Армении. Программа же ЕС есть предложение к реформам и содействие преобразованиям. Как быстро произойдут эти реформы и преобразования, зависит от самых стран-членов ВП.

Почему был предложен этот проект? Давайте говорить начистоту. Мы видим успешные примеры, когда страны с перспективой вступления в Европейский Союз провели глубокую внутреннюю модернизацию, построили успешную экономику и демократическую политическую систему. С другой стороны у нас нет ни одного удавшегося примера успешной внутренней модернизации стран, которые отказались от этого пути.

ИА REGNUM: Среди успешных примеров модернизации мы вряд ли можем упомянуть ту же Болгарию или Румынию, экономики (особенно аграрный сектор) которых находятся в плачевном состоянии после вступления в Европейский Союз.

Я не указывал на самые неблагополучные примеры. Мы же не говорили, допустим, о Таджикистане. Да, существуют страны, которые богаты энергоресурсами, и они сделали определённый рывок в некоторых областях экономики. Однако речь не идет только об экономике или некоторых ее секторах. Вопрос в развитии общества в целом, институтов гражданского общества. В Европейском Союзе мы имеем больше примеров удачного трансформирования, чем проблем. Я не могу говорить за другие государства, но могу говорить за мою страну. В экономике Польши аграрный сектор всегда занимал весомое место. Перед вступлением в Европейский Союз и у нас были скептики, утверждающие о том, как все это плачевно кончится. Говорилось о том, что дешёвые товары из западной Европы зальют наши рынки, крестьяне пойдут попрошайничать, и все рухнет. Открытие большого рынка ЕС является своеобразным тестом на эффективность для экономики конкретного государства. Это тест для государства, его институтов и институтов гражданского общества давать адекватные ответы на вызовы. В настоящее время Польша экспортирует товары. Около ¾ нашего экспорта идет на рынки ЕС. Даже из стран Таможенного союза (Россия и Белоруссия) приезжают в Польшу за покупками.

Если же некоторые страны ожидали того, что вступлением в ЕС посыплется манна небесная, это ошибочные представление. Это всего лишь возможность, которую надо использовать. Все зависит от самой страны, даже если она маленькая. Не надо уповать на какие-то внешние силы или смотреть на них с опасением. Внешний мир - возможность, надо быть уверенным в своих силах и делать шаги по мере своих возможностей. Например, моя страна не имеет больших амбиций быть второй или третьей экономикой Европейского Союза, но шестой мы уже являемся.

ИА REGNUM: Некоторые эксперты утверждают, что ЕС практически ничего реального не предложил взамен ТС в плане безопасности, выделения средств на исправление экономической ситуации, открытия армяно-турецкой границы, организации конференции доноров и пр. Вы согласны с этими оценками?

Дело в том, что не должно было быть конфликта между Ассоциативным членством Армении в ЕС и отношениями с Россией. Так Россия является союзницей Армении или нет? Если да, она не может ставить ее в затруднительное положение. Относительно армяно-турецких отношений (процесс примирения начался благодаря усилиям президента Армении Сержа Саргсяна), то они, насколько я понимаю, не отложены, а приостановлены. На какую помощь Европейского союза здесь должна была рассчитывать Армения? Знаете, это не "базар", чтобы ожидать того, кто даст больше. Я бы сказал так, если страна имеет стратегию развития, видит нуждающиеся в решении задачи и имеет проекты по внутреннему развитию государства, только после этого она может рассчитывать на финансовую поддержку извне. Нельзя воспринимать конференцию доноров в качестве банкомата. Например, про мою страну - Польшу часто по незнанию говорят, что она добилась успеха, поскольку ей были выделены огромные средства, что неправда. Помощь в виде кредита на сумму 1 млрд долларов была выделена Польши, причем не ЕС, а Международным валютным фондом, лишь на стабилизацию валюты. Вот и все. До вступления в ЕС Польша получала такую же помощь (если считать на душу населения), как Армения сейчас. Вопрос не в величине средств, а в четкости задач, видении, стратегии и последовательности в достижении поставленных целей.

ИА REGNUM: Что ожидать в будущем от "Восточного партнёрства"? Программа продолжит оставаться актуальной, переформатируется или вообще сойдет сцены?

Нет оснований для таких утверждений. С момента принятия решения по более индивидуальному подходу к странам-партнерам план действий с государствами, решившими вступить в общее пространство (Грузия и Молдавия), и с теми четырьмя остальными (Украина, Белоруссия, Армения и Азербайджан) будет носить индивидуальный характер. По всей видимости, для каждой страны появится отдельная стратегия в рамках общей политики, и в зависимости от реальных преобразований в стране (не имитационных, а реальных), будет оказана поддержка. По моему мнению, индивидуальные стратегии будут опираться на реальные достижения этих стран в вопросе осуществления демократических, правовых и экономических преобразований. Здесь не идет речь о каких-то общих лозунгах, все будет происходить по четко определенным критериям. Это не есть попытка кого-то тянуть за собой или увести.

ИА REGNUM: Как-то один из высокопоставленных чиновников Армении после вильнюсского саммита на условиях анонимности сообщил ИА REGNUM о том, что в будущем между странами-участницами "Восточного партнерства" и ЕС "базар" будет идти на тему конкретных программ. "Базар" - восточное понятие, под которым понимается не полная честность партнеров в попытке получить больше. Знаете, необходимо говорить начистоту: Европейскому Союзу интересны страны, реально стремящиеся к переменам, улучшению внутреннего состояния. Здесь нет интереса распространить влияние ради влияния. Я бы отбросил язык геополитики, он здесь вообще не применим.

ИА REGNUM: Армения вступает в Таможенный союз, а Грузия идет к подписанию Ассоциативного соглашения с ЕС. Фактически, по линии армяно-грузинской границы в будущем будут соприкасаться границы Таможенного союза России, Казахстана, Белоруссии, Армении и Таможенного союза ЕС. Как будет происходить регулирование армяно-грузинской границы?

Я думаю, что армянские политики, принимая решение о вступлении в Таможенный союз, учли все последствия, как в плане передвижения товаров по территории страны, принадлежащей к общему европейскому пространству, так и в контексте отношений, кооперации между странами региона. Необходимо признать, что вступление Армении в Таможенный союз может иметь последствия не только для самого Еревана, оно в какой-то мере не влияет положительно на интеграцию региона Южного Кавказа. Думаю, эти моменты были учтены армянским политическим истеблишментом.

Что касается технической стороны вопроса регулирования границы, то здесь я опираюсь на слова посла Грузии в Армении (Тенгиза Шарманашвили) о том, что в плане двусторонних отношений Тбилиси сделает все, чтобы товарооборот Армении с внешним миром не пострадал. Необходимо уповать на перспективность взглядов на то, как Грузия позиционирует себя в регионе. Как любая друга страна, если Грузия несет ответственность за развитие региона, она пойдет навстречу ожиданиям Армении настолько, насколько сможет.

ИА REGNUM: Как сложатся дальнейшие отношения между Арменией и ЕС? Сообщается о подготовке нового документа с участием также представителей гражданского общества. Что ожидать в будущем, каким будет новый формат взаимоотношений?

Принципиальные установки политики Европейского соседства остаются неизменными. Мяч находится на армянской стороне. Ереван должен четко определить, что ему нужно и как он это видит. Европейский Союз ответит на эти запросы настолько, насколько сможет. Однако, мне кажется, Армения сейчас находится в процессе уточнения своего участия в Таможенном союзе. Еревану в настоящее время трудно ответить на вопрос, как он видит это будущее. Когда Армения определится с Таможенным союзом и своим запросами по отношению к ЕС, тогда многое прояснится. Конечно, между Арменией и ЕС переговоры ведутся, существуют контакты, и, по всей видимости, необходимо разработать новую правовую основу взаимоотношений. Ранее действующая правовая база, наверное, уже не отвечает амбициям и возможностям обеих сторон. И поскольку Армения отказалась от того, что уже было обговорено и разработано (Ассоциативное соглашение), необходима новая правовая основа. Новый документ также может носить название Ассоциативное соглашение, но есть разные ассоциации.

ИА REGNUM: Г-н посол, по отношению к Армении действует льготный режим GSP+ ЕС, позволяющий Еревану экспортировать на рынки Европейского Союза более 1000 наименований товаров по нулевым таможенным тарифам. В случае вступления в Таможенный союз Армения продолжит пользоваться системой преференций GSP+?

Не могу точно ответить на этот вопрос. По моим сведениям, генеральная система преференций не действует вечно. Она всегда обновляется. Это нормально, поскольку речь идет о торговле. Наверное, новая реальность - вступление Армении в Таможенный союз, будет приниматься во внимание. Россия недавно заявляла о том, что в случае подписания Украиной Ассоциативного соглашения будет принимать меры, чтобы защищаться от большого притока товаров на свой рынок из Украины, с которой у России действует режим свободной торговли. В этом плане можно теоретически представить такую ситуацию, когда под армянским коньяком на европейские рынки может попасть коньяк с Краснодара. Это все нужно будет учесть. Мне кажется, в связи с новой реальностью система в целом будет нуждаться в новом осмыслении и обновлении.

ИА REGNUM: Последний вопрос. С одной стороны существует и действует Европейский Союз, а с другой - Таможенный союз будет трансформироваться в Евразийский экономический союз. Как будут указанные интеграционные пространства сотрудничать в будущем?

Евросоюз является уже чем-то состоявшимся. Это не только и не столько экономическое объединение государств. ЕС - уникальный в международных отношениях союз государств с чертами федерации и конфедерации, которых объединяет общая система ценностей. Помимо этого ЕС пытается строить общую политику в некоторых областях - внешняя политика и оборона. Это союз с общей валютой и единой правовой системой (не считая таких сфер, как семья и нравственность). С другой стороны мы видим первые шаги формирования интеграционного пространства. С учетом того, что ЕС достиг нынешнего уровня интеграции за 60 лет, ТС тоже потребуется много времени для того, чтобы достичь уровня интеграции Евросоюза. Это несравнимые объединения.

В плане экономики все просто. Здесь взаимодействие очевидно. Это естественно, поскольку даже с Белоруссией осуществляется экономическое сотрудничество, несмотря на все существующие шероховатости в отношениях. Хотя, если берем в качестве примера энергетическую сферу, то здесь не будут действовать законы "Газпрома", а будут действовать европейские законы. Мы не может принять регуляции, когда одна монополистская, причем, государственная организация владеет всем - ресурсами, залежами, транспортной системой, распределением и реализацией. Это противоречит нашим законам. Компромисс возможен лишь в тех областях, где не нарушаются базовые принципы Европейского Союза. Когда говорят компромисс, я всегда вспоминаю то, что ширина железнодорожного полотна в Европейском Союзе одна, а в России - другая (шире). Значит, компромисс где-то посередине.

Беседовал Аршалуйс Мгдесян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
20.01.17
«Идти Вальсом» — бывший премьер-министр Франции проигрывает праймериз
NB!
20.01.17
Песков: Россия регулярно подвергается кибератакам из США, ФРГ и Британии
NB!
20.01.17
Новая холодная война
NB!
20.01.17
Беларусь в Москве: есть ли у минских ТВ-агитаторов такая же свобода дома?
NB!
20.01.17
«Барселона» впервые за 10 лет победила «Реал Сосьедад»
NB!
20.01.17
«Рома» уничтожила «Сампдорию» — 4:0
NB!
20.01.17
Феллини: конец искусства и конец человека
NB!
20.01.17
Японский энергомост и комплексное развитие Дальнего Востока
NB!
20.01.17
Архиважный проект: Госдума обсудит «Турецкий поток»
NB!
19.01.17
Белград сделал всё, чтобы албанцы Косово чувствовали себя независимыми
NB!
19.01.17
«Украинские военные могли бы выдавить хоть протокольную благодарность»
NB!
19.01.17
Львов провоцирует противостояние между Варшавой и Киевом
NB!
19.01.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 19 января
NB!
19.01.17
Турция становится еще ближе к России
NB!
19.01.17
«Заявление Шувалова вызвало шок на рынке, но это лишь первый залп»
NB!
19.01.17
Украина убивает экосистему Днестра
NB!
19.01.17
Зюганов: Вопрос о перезахоронении Ленина в 2017 году — провокация
NB!
19.01.17
Додон признал за Молдавией $6 млрд приднестровского долга за российский газ
NB!
19.01.17
«Реальных интервенций ЦБ избежать не удастся»
NB!
19.01.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Катерина Калос
NB!
19.01.17
Налоговое ярмо: трудоспособные украинцы собирают чемоданы и бегут из страны
NB!
19.01.17
Западноафриканские войска готовы вторгнуться в Гамбию