"Демократия по-латвийски - введение евро против воли народа": польские СМИ о Прибалтике

Рига, 8 января 2014, 19:34 — REGNUM  ИА REGNUM представляет обзор польских СМИ, посвященный странам Прибалтики

Поляков и литовцев призывают любить друг друга

"Польша любит Литву" (Poland loves Lithuania) под таким названием в сети интернет появился промо-ролик, пропагандирующий любовь и дружбу между соседними народами и странами. Этот ролик стал продолжением акции "Stop the fight" и ответом на фильм Миколаса Маяускаса под названием "Lithuania loves Poland", пишет влиятельный польский журнал Newsweek Polska. Трехминутный литовский фильм рассказывает об общей истории двух народов и их многовековых отношениях. В социальной сети facebook создана группа Lithuania loves Poland. Участников группы приветствуют словами: "Если ты хочешь изменить мир, будь хорошим другом для своего соседа". Этими словами литовцы приглашают поляков "продолжить нашу историческую дружбу".

Историческая политика властей Литвы тревожит даже литовских историков

Пока общественные движения пытаются оживить дружбу поляков и литовцев, над Литвой нависла угроза "цензурирования истории". В конце 2013 года в Литве разгорелась дискуссия о разрабатываемом в Сейме законе о Национальной исторической памяти. Польская газета в Литве Kurier Wileński обращает внимание на то, что литовские историки узрели в новом законе попытку вернуть в страну цензуру. Авторы проекта закона поясняют, что речь идет лишь о правовом регулировании того, как следует отмечать исторические и другие важные даты. Планировалось, что закон начнет действовать с 1 января 2014 года, но дебаты затянулись. По мнению директора литовского Института истории Римантаса Микниса, закон этот на самом деле предполагает регламентацию в области "исторической политики", для реализации которой будет создан Совет исторической национальной памяти. Хоть авторы проекта закона и уверяют, что Совет не будет носить характер политического института, а политики не будут участвовать в его работе, но предлагаемый способ формирования Совета дает повод для сомнений в этих заверениях.

Согласно законопроекту, помимо представителя Сейма, который будет также и председателем Совета, представителей правительства, президента и Академии наук, в состав Совета должны войти представители таких известных радикальных политических организаций как "Саюдис" и Союз политзаключенных и изгнанных. Эти организации официально хоть и являются общественными, но тесно сотрудничают с правыми политическими силами, которые часто интерпретируют историю на свой лад.

По мнению Микниса, такой Совет имел бы политические функции и вполне мог бы навязывать свою позицию. "Такой закон в демократическом обществе стал бы инструментом контроля и цензуры. По крайней мере, закон создает такие возможности", - заявил он.

Ученые считают, что жертвой такого регламентирования истории может стать так называемое "восстание 23 июня 1941 года" (когда в тылу советских войск в ожидании гитлеровских оккупационных частей в Литве были начаты геноцид евреев и кампания по истреблению советских служащих и членов их семей - Ред.). Для правых политиков это восстание является "восстанием общественности навстречу независимости", для других восстание ассоциируется с Холокостом в Литве, когда за короткое время было убито несколько тысяч литовских евреев. Законопроектом дата 23 июня установлена в качестве памятного дня. Отмечать его предлагают празднованием, о чем гласит 4 пункт главы 5 закона. Такой подход исключает научные дебаты, поскольку даже научно обоснованное несогласие с решениями Совета может считаться нарушением закона. 


Историческая политика властей Литвы избегает напоминать о связях с Польшей

По мнению профессора Ярослава Волковского, каждое государство ведет свою историческую политику, целью которой является передача последующим поколениям важных событий, о которых следует помнить. Как пишет польский портал Kresy.pl, Волковски проводил исследование на тему "Историческая политика Литвы в 1990-2010 годах. Польский аспект". Эти исследования выявили тенденции, доминирующие в формировании литовской исторической политики.

На основе анализа наименований улиц и переулков в Литве, ученый пришел к выводу о том, что больше всего названий - 494 - относятся к допольскому периоду 1250-1430 гг. Следующий продолжительный период истории Литвы (период её, в основном, государственного единства с Польшей) - 1430-1795 гг. - менее популярен - всего 61 название. Далее, три остальных периода представлены приблизительно в равной степени: 313 названий периода (времени Российской империи) 1795-1918 гг; 255 названий (эпохи первой независимости) - 1918-1939 гг и 298 названий улиц периода (в основном периода СССР) 1940-2010 гг.

Из исследований Волковского также следует, что литовское общество по-разному принимает названия этнических групп, проживающих в различных регионах страны. В регионе, где проживают жемайты - 73 названий, и по 4 - в регионах, где проживают караимы и поляки. "Подытоживая вышеуказанные данные, можно сказать, что больше всех в названиях улиц представлены князь Витовт и его родня, а также город Вильнюс. Наименьшая доля в названиях улиц принадлежит самому длинному периоду (1430-1795) Унии Литвы и Польши и периода первой в Европе Конституции", - отмечает профессор, добавляя, что в 2010 году в Литве была только одна улица имени Конституции 3 мая, в Э́йшишкес, где в основном проживает польское меньшинство. После юбилея принятия Конституции в 2011 году ситуация изменилась и сейчас в Литве уже несколько улиц 3 мая, большинство из них появились в Виленском крае, где доминирует польское население.

"Династия Ягеллонов, Конституция 3 мая и остальные события или личности периода Речи Посполитой Двух Народов как в названиях улиц так и в учебниках практически сокращены, либо информация о них отсутствует. Школьные учебники часто указывают на польскую сторону как на хитрую и коварную, которая преследовала цель включить территории Великого княжества Литовского в состав Польши", - пишет Волковски в выводах своей научной работы. На их основании он приходит к заключению, что у литовцев сформирована определенная методика построения коллективной исторической памяти, которая строится на прославлении Витовта и Великого княжества Литовского - и современных событиях XX и XXI веков.

Латвия: демократия - воля меньшинства

"Демократия по-латвийски, то есть введение евро насильно и против воли народа", - пишут в польских блогах комментаторы. Как сообщает польское радиоагенство IAR, "власти в Риге в период шестимесячной информационной кампании уверяли, что евро - это в первую очередь рост экспорта и доверия иностранных инвесторов... Но жители Латвии давно высказываются против вступления страны в зону евро. Еще весной за переход на общую валюту высказывались лишь 33%, а в конце ноября - только 45%. Граждане в первую очередь боятся роста цен. Правительство успокаивает, говоря, что когда соседняя Эстония перешла на евро, цены выросли только на 0,2 процента", - пишет агентство.

По сообщению крупнейшей польской газеты Rzeczpospolita, за первые три дня функционирования евро жители Латвии написали в три раза больше жалоб на рост цен, чем это было три года назад в Эстонии. Такие данные представил Центр защиты прав потребителей, куда поступают жалобы. Байба Витолиня, руководитель центра, подчеркнула в программе на латвийском телеканале LNT, что люди обращают внимание на применение торговцами недобросовестной конвертации; цены завышаются, либо просто увеличиваются без какого-либо обоснования. Издание отмечает, что в новогодние праздники покупательская активность в Латвии значительно спала. В то же время действующий в Латвии банк Nordea сообщает, что по данным за 3 января, его клиенты пользовались банкоматом 6000 раз и в среднем вынимали 120 евро.

Прибалтика за евро, Восточная Европа - против

Влиятельнейшая польская Gazeta Wyborcza посвятила статью европерспективам региона. "Следующей страной, которая хотела бы ввести общую валюту как можно скорее - это Литва. А потом? Остальные страны нашего региона не спешат с введением европейской валюты. Часто говорят о дате 5-7 лет", - пишет газета. В этой связи авторы статьи вспоминают слова экс-президента Чехии Вацлава Клауса: "Вступая в Европейский союз, мы должны были обговорить вступление в зону евро, хотя к счастью никто от нас не требует назвать конкретную дату введения евро. А если на нас никто не давит, то возможно мы вступим в зону евро в 2074 году". Вацлав Клаус, как и большинство чехов, - евроскептик. По данным последнего опроса, переход на общую валюту поддерживает лишь каждый пятый гражданин Чехии. Похожая ситуация сложилась в Латвии, которая с 1 января 2014 года стала 18-м членом еврозоны. Больше всего в зону евро хочет вступить Литва. Правительство этой страны хотело бы ввести общеевропейскую валюту уже с 2015 года. "Если мы останемся островком без евро в регионе балтийских государств, это был бы удар для нашей экономики, инвесторы выбирали бы Эстонию и Латвию, минуя нас", - говорил ранее министр финансов Литвы Римантас Шаджюс. Литва готовилась ввести евро еще в 2007 году, но тогда это ей не удалось из-за высокой инфляции (она была на 0,1% выше требуемого уровня). Сегодня литовцы подготовились лучше. В недавнем отчете Swedbank говорится, что годовая инфляция составляет 1,3 процента, а это означает, что вступление страны в зону евро в 2015 году является вполне реальной перспективой. Литва хочет перехода на евро, хотя еще несколько лет назад, в апогей кризиса, их экономика была в ужасном состоянии - в 2009 году ВВП сократился на 14,8%, но уже в 2011 году вырос на 5,9%, а в 2012 году - на 3,7%.

Одним из условий перехода на евро является заблаговременная привязка национальной валюты к евро. До сих пор это условие выполнила лишь Болгария (кроме Латвии, которая уже использует евро). Но общественные финансы в Болгарии находятся не в лучшем состоянии. Да и сам министр финансов Болгарии Петар Чобанов заявлял, то выполнение требований, необходимых для введения евро, произойдет не ранее чем через 4 года. Больший оптимизм высказывает Румыния. Премьер этой страны Виктор Понта недавно заявил, что реальной целью Румынии является вступление в еврозону в 2018 году, в сотую годовщину Объединения страны. Чехи не спешат с принятием евро. Глава Центробанка Чехии Мирослав Зингер отметил, что страна могла бы ввести евро не ранее чем в 2019 году, но это пока не является её приоритетом. Премьер же Венгрии Виктор Орбан и вовсе заявил, что страна пока не имеет каких-либо планов по введению евро и такой подход, по его словам, в ближайшие несколько лет, а то и в ближайшие два-три десятилетия точно не изменится.

Польша тоже не спешит с евро. После феерического заявления премьер-министра Дональда Туска от 2008 года о том, что Польша перейдет на евро в 2012 году, польские политики стали очень умеренны в своих высказываниях об общей валюте. Уже через год Туск назвал другую дату - 2015 год. Так когда же наступит этот день? Новый министр финансов Матеуш Щурек не называет конкретных дат. Но он и не является сторонником скорейшего введения общей валюты. "Реальный срок принятия евро Польшей - не ранее 2018-2020 годов", - комментирует ситуацию профессор Витольд Орловски, главный советник по вопросам экономики аудиторской компании PwC.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail