Константин Воронов: Россия - Украина - Евросоюз: новый раунд "Большой игры"

Москва, 25 декабря 2013, 12:56 — REGNUM  

После дипломатически громкого, скандального отказа руководства Украины от подписания подготовленных документов об ассоциации страны с ЕС в рамках саммита "Восточного партнёрства" в Вильнюсе (28-29 ноября с.г.), позже - успешного завершения московского заседания Российско-украинской межгосударственной комиссии (покупка РФ на $15 млрд евробондов (1), снижение на 35% цены на газ, расширение сотрудничества в десятке отраслей и др. договоренности), - после последовавшего за этим атрофического "сдувания народного протеста" на Майдане Незалежности можно зафиксировать, на наш взгляд, завершение прежнего раунда "Большой игры" (2) вокруг Украины, и, естественно, начало нового. Как бы это ни не нравилось сторонникам теории взаимозависимости, противникам концепции геополитической игры "с нулевой суммой", стратегия взаимодействия партнерства/соперничества между ЕС - европейским "центром силы" и новой Россией - неформальным лидером формирующейся евразийской интеграционной группировки, примитивно-логически заключалась в перетягивании пока слабейшего игрока - Украины - в зону своего влияния (3). Большая политика - это всегда большая игра, сшибка интересов, масштабные риски. Последние события сигнализируют о том, что глобальная политика после долгого перерыва вновь, на наш взгляд, вступает в эпоху активной геополитики - энергичной дипломатии, временных союзов, ситуативных партнерств и соглашений, способных активно модифицировать политическую карту мира.

Помимо этих знаковых, вошедших уже в европейскую историю событий, проект данного комментария стимулировал также прошедший семинар "Украина-Россия-ЕС: треугольник конфронтации или сотрудничества?", состоявшийся в рамках дискуссионного форума "Европейские диалоги" (директор научных программ д. полит. н. Арбатова Н.К.) в ИМЭМО РАН 16 декабря с.г. (4) Хотя структурно-аналитически и оценочно-политически настоящий текст - авторский, тем не менее, здесь рационально использованы те или иные тезисы, заявления, оценки, прозвучавшие на этой творческой встрече, с указанием авторства выступавших.

"Соседская неожиданность" для Москвы

Россия в течение всего президентства Виктора Януковича (с февраля 2010 г.), относилась к парадоксальным "застойно"-динамическим политическим процессам (большей частью непредсказуемым) на Украине демонстративно отстранённо. Это было связано, в первую очередь, с фактически неудачным вмешательством в события "оранжевой революции" 2004 года на Украине. Москва старается всеми силами сохранить статус внешне декоративно-пассивного участника накалившейся геополитической драмы. Этот лейтмотив, достаточно отстранённый, продолжал доминировать при всех послах России в Киеве, достигнув кульминации в период пребывания г-на М.Ю. Зурабова, к которому было множество претензий даже у нашей Думы. Во-вторых, надо отметить, что российская дипломатия действовала в отношении своего соседа с учётом той политики, которую проводил коммунитарный Запад - как Евросоюз, так и США. Поскольку между этими двумя крыльями евроатлантического сообщества (а шире - "золотого миллиарда") особых расхождений не было, РФ приходилось сталкиваться с общим фронтом, что также побуждало к сдержанности Москвы.

К тому же, сама расстановка внутриполитических сил была достаточно неблагоприятной после прихода Януковича к власти. Несмотря на первоначальные риторические заявления о пророссийских настроениях, его администрация, известно, практически ничего эффективно не сделала для укрепления статуса русского языка в стране, не поддержала пророссийские силы, а, наоборот, провела их зачистку в восточных регионах, развернув официальную с антироссийским подтекстом кампанию "голодомора" (5), начала заигрывать с этнонационалистами и т.д. (6) Общий информационно-пропагандистский фон также был большей частью неблагоприятным. Конечно, главным преимуществом РФ было то, что Москва опиралась на широкие экономические связи, на мощную энергетическую привязку Украины к драгоценному российскому углеводородному сырью. Здесь ничего не изменилось, даже более того, позиции России упрочивались, что было, увы, связано только с функционированием трубопроводных систем "Северного потока", началом строительства его аналога "Южного потока" и т.п.

К тому же, сказались не впервые упущения, недоработки московской дипломатии, связанные главным образом с недооценкой влияния Запада на процессы на Украине, не было также реалистичной оценки роста, подъема и активизации новых этнацистских (7) сил, "хитро" задуманной и спрограммированной легитимизации после парламентских выборов 2009 г. этнацистской партии "Свобода" во главе с Олегом Тягнибоком и т.д. Именно действующий президент, славящийся по слухам своими комбинаторными способностями в карточных играх, по своим конъюнктурным соображениям заигрывал с Тягнибоком, так как именно его хочет видеть соперником на выборах 2015 г. надеясь на масс-поддержку и выигрыш президентской гонки под лозунгом борьбы с правой угрозой.

Внезапный ноябрьский отказ украинских властей подписать уже подготовленные документы с ЕС спровоцировал широкий всплеск негодования среди по преимуществу еврофанов, фактически дезориентированного населения. Оппозиции удалось быстро оседлать народный протест, можно сказать, "подняв волну с мощным барашком". Все эти события на "Евромайдане" проходили на фоне глубокого политического кризиса режима, который углублялся давно (взгляд академика А.А. Дынкина, директора ИМЭМО РАН). Он связан с тем, что Украина, после прихода нового руководства, утратила свои темпы экономического роста, которые у неё были выше всех стран СНГ до 2004 г. Внешний долг страны вырос до 70% ВВП, а текущие долговые обязательства только в этом году выросли на 17% и т.д. По объему ВВП на душу населения Украина сползла на уровень Албании. При этом высокий уровень коррупции, влияние "семьи Януковича" на внутренние экономические (Александр Викторович Янукович стал крупным бизнесменом за три года президентства отца) процессы запредельно, вызывая массовое негодование. Пропагандистский тезис - "какая свободная и демократическая страна Украина" - держится на западных рейтингах, цена которым известна: согласно их ранжировкам, писатель №1 - Дарья Донцова, а классик Л.Н. Толстой во второй сотне.

Украинское общество ныне, увы, весьма негативно, мягко говоря, относится к Виктору Януковичу, его "семье", ближайшему окружению. Власть и народ живут, как водится, в параллельных мирах. Фактически президент действует в диссонанс с обществом, морально раздражает, бередит социальные раны. Постепенно доходит до ситуации "или мы, или они". Горючий социальный материал вспыхнул, как свечка, в период всплеска протеста против "непоследовательной" политики властей, поскольку само руководство убеждало как своё население, так и западных партнёров в том, что они "без вариантов" идут на безусловное подписание соглашения об ассоциации с ЕС.

Масштаб протестов в Киеве застал Кремль практически врасплох, потому что элита России традиционно никогда не считала гражданское общество независимым игроком в национальной политике и оказалась не в состоянии заметить появление "европейского согласия" в украинском обществе. Однако президент Владимир Путин верно рассчитал, что теперь, в отличие от событий девятилетней давности, Янукович готов применить силу, если это та цена, которую он должен заплатить, дабы удержать свою власть. Кризис на Украине обнажил очень серьезный сдвиг - запрос широких слоев на некие новые ориентиры, ценности жизни. Им можно противопоставить только свой развитый, материально продуманный модернизационный проект. Чтобы изменить этот глубинный для нашего альянса вектор, России нужно постараться срочно предложить что-то привлекательное (8).

Политический кризис на Украине может, похоже, стать перманентным: акции протеста то стихают, то вспыхивают с новой силой. Острая форма-стадия может перейти в хроническую. В этой ситуации занятая Москвой выжидательная позиция представляется некоторым экспертам наиболее оптимальной. Если принять логику анализа "по наихудшему сценарию", то мобилизация украинцев в Западные союзы (ЕСНАТО), отрыв Украины от России нужны, в конечном счете, в качестве необходимого плацдарма в исторической борьбе с "будущей евразийской империей", "таежным союзом" etx. Большие геополитические проекты нуждаются в надежной вoеннo-пoлитическoй защите. Именно по этой причине очевидно в Евросоюзе существует, как известно, негласное правило: сначала, как правило - весьма оперативное вступление в НАТО, и только потом - членство в самом Евросоюзе. Поэтому у президента В.Путина, как считают сторонники такого подхода, выбор невелик: или платить, чтобы не было войны, или платить весьма полновесно (!) за будущий теперь уже "хронический" отпор потенциальному агрессору. Лучше, видимо, всё же первый вариант.

Восточно-политический сюрприз для Большого Брюсселя

Евросоюз, хотя и имел достаточно ограниченные цели в рамках программы "Восточного партнёрства", сделал на Украину большие, серьезные ставки, поскольку курс на вовлечение - и, одновременно, ограничение - оставшейся пятёрки постсоветских стран был направлен на расширение влияния ЕС, на закрепление этих стран в сфере своего влияния "без членского билета". Большой Брюссель вовлекал их в тесное сотрудничество, стремясь нарративно обеспечить процветающий статус соседства, но, тем не менее, без гарантий вожделенно-"драгоценного" членства. Однако это было лишь одной стороной дела. Главной целью программы "Восточного партнёрства" ЕС (почему РФ и не вошла в эту программу) было держать Россию на расстоянии, закрепить её нынешний статус, зафиксировать то, чтобы впредь она никогда не стала империей. Цель - не допустить чисто физически появление никогда-либо нового большого, подобно Советскому Союзу, геополитического игрока (точка зрения - д. полит. н. Н.К. Арбатовой, зав. отделом ЕПИ). Это, разумеется, было недекларируемой целью, но стратегически достаточно очевидной.

Принято считать, что для России Таможенный союз без участия в нём Украины практически лишён утилитарно-политического смысла. У Киева объективно нет шансов в обозримом будущем стать членом ЕС, однако договор об ассоциации с Евросоюзом он, скорее всего, подпишет (мнение А.П. Портанского - профессора НИУ-ВШЭ, ведущего сотрудника ИМЭМО РАН). При этом у России сохранится достаточно возможностей отстаивать свои интересы на пространстве Украины.

На сегодня ЕС, как оказалось, не располагает средствами для поддержки Украины. Европейская экономика с трудом пережила пиковую стадию кризиса 2008-2010 гг. и до сих пор не может восстановиться. Характерно, что ЕС-политики по-разному оценивают плюсы и минусы от вступления Украины в Евросоюз. Большинство международных экспертов, аналитиков сходятся во мнении, что политическое решение о принятии Киева в ЕС вообще не будет принято, или же будет принято очень нескоро. Украина ныне пока не соответствует практически всем критериям вступления в организацию и за те годы, что идёт процесс интеграции, ситуация в данном направлении почти не изменилась или даже ухудшилась.

Евросоюз нельзя рассматривать как гомогенное единое целое, с одной стороны, а с другой - нельзя воспринимать его как ничем не связанный конгломерат разнородных государств, сил, территорий (сообщил Йенс Зигерт, руководитель представительства фонда им. Генриха Белля в России). Скорее, как удачно высказался этот эксперт в ходе семинара в ИМЭМО, перед нами - "недобровольная империя ценностей", которая оказывала воздействие, как мощный магнит, на окружающих Россию постсоветских соседей. Конечно, трудно полностью жестко описать модель создания санитарного кордона через "Восточное партнёрство" между двумя главными геополитическими игроками в Европе - Россией и Евросоюзом,- но, к сожалению, эта аналогия подчас начинает сказываться, невольно проступает через эти схемы партнерства/соперничества, дипломатические манёвры сторон etc.

Украинское руководство, топ-элитарии продолжат, видимо, хитроумно балансировать между Россией и интегрирующейся Европой. Идея о трехстороннем рассмотрении евроинтеграции Украины в ЕС (при участии России) продолжения не получила. Евросоюз приобретал, во-первых, ту или иную степень единства в отношении своих восточных соседей в зависимости от накала политического противоборства с Москвой. Во-вторых, разный исторический опыт взаимоотношений с Россией - в частности, Германии, Польши, Швеции, Финляндии, стран Прибалтики обусловливал их действия в украинском вопросе. Этот исторический опыт определял остроту реакции тех или иных государств в этом раунде "Большой игры". Наконец, в-третьих, этот кризис показал проблематичность всей конструкции европейской идентичности: что хочет Союз, каким геополитическим игроком он желает стать и проявится в тот или иной период, куда он будет двигаться - сосредоточится ли на своей напряженной сегодня внутренней проблематике или переориентируется на решение внешних проблем, в частности - расширения и укрепления европейского "центра силы" за счёт наличия и стимулирования внешнего раздражающего фактора (ну, типа великой России).

Многие высказывают опасения, что экстракризис на Украине может привести Россию и Запад к реанимации спектра конфликтностей времен "холодной войны" или же нового "холодного мира". Тем более России при этом не следует обидчиво отворачиваться от Европы, уповая на мифический "евразийский путь", а ЕС должен активнее взаимодействовать с РФ на постсоветском пространстве (мнение академика А.Г. Арбатова, руководителя Центра международной безопасности ИМЭМО РАН).

Сумбур-метания Украины - между "двух стульев".

"Второй кризис третьей Украинской республики" (В.И. Мироненко, руководитель Центра украинских исследований Института Европы РАН) поставил под сомнение не только проблему выживаемости политического режима Виктора Януковича, но и по-сути перспективы самой украинской государственности. Экономика страны зависит и от России, и от ЕС; её трудовые мигранты едут и на восток, и на запад, олигархи и бизнес-элита также "держат свои яйца, по крайней мере, в двух корзинах". С политической точки зрения, Украина - также собственный мир - коррумпированный, закрытый, неэффективный (как интегральный показатель антикоррупционной открытости академик Н.И. Иванова привела пример IKEA, которой не удалось здесь открыть ни одного своего магазина, тогда как в РФ их уже десять!). Брюссельским стратегам всегда было трудно выяснить, что хотели украинские лидеры и как далеко они могли пойти в своих связях с Западом. Удивительно, с позиций Большого Брюсселя, как украинские элиты провели два десятилетия "своей самостийности", давая обещания и избегая обязательств и перед ЕС, и перед Россией.

Вся динамика деятельности властей до и в период кризиса показывала, что Киев стремился продолжать игру между "двух центров", намерен использовать свой ресурс для маневрирования между Москвой и Брюсселем, надеясь на получение особых преимуществ от тех и других. Однако этот ресурс уже исчерпан, и, что особенно важно - утрачено взаимодоверие у обоих гранд-партнёров. Фактически прозападная внешняя политика Украины, реализуемая в последние годы Януковичем, ставит вопросы о будущем российско-украинских отношений. Киев настойчиво добивается от России преференций во внешней торговле, но при этом не желает учитывать её интересы. Подобный геополитический шпагат создает трудности Киеву в отношениях с Москвой и одновременно лишает его политического маневра с Большим Брюсселем, который не намерен финансировать амбиции украинских политиков, игнорирующих интересы ЕС-экономик, их бизнеса.

То, что привело (исторически концэтнических, этноцентричных) украинцев на улицы, на сей раз был рефлекторный нутряной страх того, что их страна могла бы лишиться права на использование европейской перспективы навсегда. Они знают, что Украина не будет присоединяться к ЕС в следующее десятилетие, и они знают, что сам Евросоюз находится в затяжном кризисе. Однако они были настроены отстоять свое право на европейское будущее. Страх перед потерей светлой надежды лежит, кажется, в основе "мягкой силы" ЕС, когда перспектива расширения исчезает. По свидетельствам многих очевидцев (свидетельствует академик Н.И. Иванова, замдиректора ИМЭМО РАН), нынешний "Евромайдан" кардинально отличается от предыдущих протестов. То, что было в 2004 г., - налаживание каких-то новых горизонтальных связей между людьми, человеческая кооперация, общественная неформальная самоорганизация. Для нового поколения Европа, естественно, привлекательнее - там (как им внушают гламур-СМИ) перспективы, возможности, культура, мода, технологии, верховенство права и проч. Что может предложить Россия? Помимо идейно ориентированных "командированных" из западных областей, заряженных активистов и боевиков "Свободы", ударных отрядов "Братства" Д.Корчинского, массы присутствующих условно можно разделить на три группы. Первая - "фасадная", которая ближе к трибуне, снимается на ТВ, общается со СМИ и т.д., - студенты, "офисный планктон", "креактивный" класс. Вторая группа - "палаточники" - полукриминальные элементы, бомжи, маргиналы etc. И третьи - переменный состав - группа-слой праздношатающихся, любопытных, тусовщиков. Характерно, что западные высокопоставленные визитеры, сменяя друг друга, настырно - "хронически" находились на майдане. Согражданам Украины нужны сегодня, видимо, не только социальные гарантии, но и демократичная, подчиненная как социуму система власти. Президент смотрит на ситуацию с точки зрения интересов украинской оппозиции (которую он призвал не торопить предвыборные события), а не под углом требований гражданского общества, которое всё же не подконтрольно оппозиции.

Проведение курса на подписание соглашения об ассоциации с ЕС рассматривалось Виктором Януковичем в качестве условия, которое позволяло рассчитывать на перспективную поддержку держав Запада и тем самым повышало его шансы на победу на президентских выборах 2015 г. Такой логикой объяснялся арест экс-премьер-министра Юлии Тимошенко, которая рассматривалась в качестве генерального весьма эффективного политического конкурента. В этом контексте для украинского президента европейская интеграция представляла интерес также фактически исключительно с точки зрения перспектив 2015 г. Первоначально, что показательно, жесткая позиция западных держав в отношении "дела Тимошенко", нежелание Большого Брюсселя компенсировать потери украинской экономики вынудили Януковича "взрывогенно" изменить свой безусловный евроинтеграционный курс, отложить подписание соглашения об ассоциации.

Роль парламентской оппозиции в нынешней "р-р-революции" на практике существенно меньше. О невозможности легитимным, парламентерским способом сместить Януковича стало ясно достаточно быстро. Вероятность повторения силовых, непарламентских действий 2004 г. была достаточно очевидна, но власть самоорганизовалась, у оппонентов не хватило сил, градус стихийного протеста стал угасать. Украинское руководство вело себя, порой, достаточно блекло, концептуально не смогло выдвинуть и экспонировать свою концепт-контрпрограмму. Даже на "круглом столе", который проводил Янукович, никто не поставил вопросы о модернизации, о её цене (те же вопросы - характерны и для России), промежуточных этапах etc. Хотя оппозиция связывает модернизацию с "путём в Европу", никто не проясняет конкретно-наглядно, какова будет модель интеграции (как в Прибалтике, Болгарии, Румынии или иная), и, что особенно важно - какова цена (на что указал Дубинин С.К., председатель наблюдательного совета Банка ВТБ) всего этого проекта и т.д.

Дискуссии об ассоциации с ЕС, в конечном, финальном итоге, касаются вопросов о цели и форме присоединения той или иной страны к Европейскому союзу. Почему власти Украины не использовали тот опыт, который продемонстрировали постсоветские страны в течение десяти лет? Можно было бы спросить: вы хотите в Европу, на каких условиях это произойдёт, какая в деталях это будет модель? Посмотрите, что произошло со странами Прибалтики, на то, какое социально-хозяйственное влияние оказала жесткая "финальная" евроинтеграция на Болгарию или Румынию. Более того, взгляните на то, как и чем помогает Евросоюз своим странам-членам, так называемым PIIGS countries Юга Европы и т.д. Все подобные реальные и возможные аргументы даже не поднимались, тем более - не использовались в полной мере.

Здесь гнездятся и многие другие "каверзные" вопросы. Какие перспективы и возможности у украинской молодежи в интегрирующейся Европы - занять место пресловутого "польского сантехника" при 30% безработице среди коренной европейской молодежи? Приобщиться к великой с ярким оттенком ныне гомо-голубизны культуре? Вряд ли стоить тешить себя и других иллюзиями. Про культуру у каждого свои представления, каждый выбирает по своему уровню, предпочтениям. Для большинства стран "старой Европы" их культурная действительность уже связана с практикой гей-парадов, безграничной толерантности и, в обозримом будущем, видимо, культурой паранджи и намазов. Что может предложить Россия? Какую-то "имперскую" идею? Вот именно - большую, грандиозную идею! Идею реального - и, особенно потенциального, - подлинного и всестороннего величия. Возможность построить грандиозный проект, быть сильной, обширной глобальной державой, а не проходным двором для любого, кто больше заплатит. Реализовать свой потенциал молодежь может путем достижения любых карьерных высот соответственно своим наклонностям и амбициям. Добрая половина государственной и бизнес-элиты России - выходцы из Украины. Для этого создаются империи, а не для того, чтобы в чужой стране мыть гламурно-технологичный унитаз. В общем, как говорил "крутой" мегастратег Наполеон, "за кем молодежь - за тем и будущее".

Все надежды-мечты пассионарно-темпераментной оппозиции связаны с тем, что, если будут проведены "честные выборы", кризис будет решительно разрешен, нынешняя власть сменится. Однако эти построения, видимо, малореалистичны, даже наивны. Сейчас баланс сил, расстановка внутриполитических (партийно-политических парламентских, внепарламентских, даже антисистемных) сил такова, что практически не позволяет ни одной из сторон добиться полной и безоговорочной победы. Расстановка сил сохранится с небольшой подвижкой, которая не позволяет одержать полную победу ни той, ни другой стороне. Процесс постреволюционного внутриполитического урегулирования может, кажется, надолго затянуться и осложниться.

Старое по-новому

Начавшийся новый раунд "Большой игры" связан с тем, что ни Россия, ни Украина, ни ЕС не готовы пойти на решительные действия, двинуть однозначно в ту или другую сторону. К подписанию договора об ассоциации Украины с ЕС не были готовы, как оказалось, ни собственно сама Украина, ни Россия, ни Евросоюз (мнение Музыкантского А.И., уполномоченного по правам человека в городе Москве).

У руководства Украины нет поддержки 70-80% населения для поворота куда бы то ни было. Принятие Киевом всех условий Большого Брюсселя означало бы дальнейшее теперь - лавинообразное плюс дефолтогенное ухудшение социально-экономического положения широких слоев населения на долгие годы. Именно изменение повестки внутренней политики можно назвать главным итогом "Евромайдана". Тем более что внешняя повестка изменилась не сильно, администрация Украины по привычке продолжает двойную игру. (Украина собирается, уверенно-спокойно заявил журналистам в Киеве хитростратег В.Янукович, оставаться наблюдателем и в Таможенном союзе, и при Евразийской экономической комиссии, а также подписать соглашение об ассоциации с ЕС)

Москва не пойдёт, надо думать, на решительные действия без абсолютной и искренней поддержки со стороны официальных властей Украины и её населения. Наша "неотложная" помощь ненадолго стабилизирует, наверное, ситуацию. Поддержка Россией Виктора Януковича - в том числе и газо-финансовая, не приведет, увы, к фундаментальным изменениям внешнеполитического курса Киева. Тем более, что в условиях резко накаленной ситуации, которая сохранится до выборов, сложно прогнозировать их исход.

А Евросоюз политически, да и материально-технически просто не сможет, не решится предпринять подобного рода действия, поскольку расстановка сил стран-участниц в самом интеграционном объединении достаточно противоречива, а их поддержка программы "Восточного партнерства" в общем - слабая. Текущий кризис продемонстрировал, что ЕС недооценивает свои возможности трансформировать европейскую Политику Соседства при общей слабости коммунитарной дипломатии. В конечном счете, все поняли Киев превратно. Европейские политические деятели заставили Кремль полагать, что Украина не была достаточно важна для ЕС; в результате Россия не только заблокировала "европоход" Украины, но и преподнесла ей собственный проект евразийской интеграции.

Текущий кризис на Украине привел к тому, что эта "славетная" держава больше не занимает ключевое положение в качестве "Kingdom of Middle Earth". Она потеряла свой привилегированный статус геополитически "двустульной" бивекторности. За два десятилетия постбиполярной эпохи "евробуферная" страна стала походить образно на известный крупногабаритный "чемодан без ручки": нести с собой невозможно, а бросить - жалко. Предостережения о том, что Украина, разделенная на пророссийский Центро-Восток и проевропейский Запад, при любом её радикал "отгребай" - геополитическом движении может расколоться по цивилизационному разлому, свалиться к реально-трагическому распаду, мягко выражаясь, дефрагментации, должны основательно настораживать ответственных игроков "Большой игры". В этом свете возможности предельной, конечной ассоциации Украины с ЕС, подчеркнем, ныне достаточно сомнительны - понадобятся, видимо, десятилетия для того, чтобы приблизиться к порогу членства, подать официальную заявку (для неё, кстати, потребуется, как известно, проведение референдума) на вступление.

У России сохраняются, безусловно, достаточно весомые рычаги воздействия на ситуацию не только на Украине, но и в Восточной Европе в целом. Под большим вопросом остаётся сценарная дилемма: сможет ли за этот период модель евразийской интеграции стать контрвариантом старосветской интеграции в рамках ЕС. К счастью, в Москве уже не считают Таможенный союз единственной формой интерконтракта с Украиной. Российское руководство видит и высоко ценит теснейшую взаимосвязь важных, конкурентоспособных отраслей наших стран (энергомашиностроение, авиация, двигатели, судостроение, атомная энергетика, ракетостроение и др.). То есть сами эти отрасли и их взаимосвязи, переплетения важны и по-своему уникальны. Из исторического опыта становится очевидным, что весь этот затянувшийся этап "Большой игры", "схватки миров" за Украину продолжится в будущем, и обострение ситуации вполне возможно. И хотя прошедший раунд завершился элегантным ходом Москвы по поводу экономической поддержки Киева, тем не менее, он обнажил всю остроту, как различий подходов сторон, так и долгосрочных целей всех участников геостратегического соперничества.

Кратко резюмируем: хотя мир развивается довольно хаотично и непредсказуемо, применение ведущими мегаигроками "Большой игры" - США, ЕС, РФ - "мягкой силы", безусловно, сохранится, даже усилится и расширится. "Успех, - как всегда остро, мудро заметил У. Черчилль, - это умение двигаться от неудачи к неудаче, не теряя энтузиазма". Во всяком случае, Москве нужно серьезно заняться, определенно, широким адекватным информированием своей международной линии. Следует провести, очевидно, своего рода инвентаризацию имеющихся ресурсов, попытаться понять, с кем и как инструментально-методологически можно вести диалог. России нужно умело использовать свою "мягкую силу", активно продвигать, прокламировать всё то, что сближает её с Украиной. Это могут быть грамотная информационная политика, расширение квот на бесплатное обучение украинских студентов в наших вузах, предоставление грантов молодым ученым, продуктивное взаимодействие экспертных сообществ и НКО обеих стран, целый спектр отношений в сфере культуры, образования и т.д. Придется работать, видимо, со всем спектром внутриполитических сил, поддерживать истинных, верных друзей (а не просто двуличного "приятеля", который хватко "двух маток сосать хочет") на Украине. Избирательная кампания 2015 года уже по-сути стремительно стартовала, но она, конечно, еще будет иметь много неожиданных поворотов. Как России, так и ЕС трудно будет (для Москвы по-братски) "спасти Украину", если она сама не займётся безотлагательно решением своих собственных насущных проблем.

Константин Воронов - кандидат исторических наук, заведующий сектором ИМЭМО РАН Ссылки и комментарии

1. Российская сторона предусмотрела такие экономические гарантии, которые благодаря форме предоставления кредита (разбит на несколько траншей до конца 2014 г.) и ежеквартального подписания протокола о предоставлении скидки в цене на газ в случае смены власти или отказа от выполнения достигнутых договоренностей Киевом позволяет российской стороне практически беспрепятственно вернуться к прежним условиям газового контракта 2009 г.

2. Исторически термин "Больша́я игра́" (англ.: The Great Game) известен с периода геополитического соперничества между Британской и Российской империями за господство в Центральной Азии (1813-1907), а сейчас он используется как клише острого геостратегического противоборства великих держав по тому или иному вопросу.

3. Толстов С. Большая игра в ожидании европейского саммита - "НГ", 25.11.2013 http://www.ng.ru/dipkurer/2013-11-25/11_summit.html

4. Приглашение https://www.imemo.ru/ru/conf/2013/16122013/16122013_prig.pdf Информационное сообщение http://www.imemo.ru/ru/conf/2013/16122013/16122013_info.pdf

5. К 80-летию "голодомора" на Украине построен огромный мемориальный комплекс стоимостью несколько десятков миллионов долларов, а также возведен ряд других памятных знаков, проведена масса общественных мероприятий, посвященных этой печальной вехе национальной истории.

6. Здесь можно опереться на выступление народного депутата Украины (первый секретарь Крымского рескома КПУ) Леонида Грача, который в прямом вечернем телеэфире Государственной телерадиокомпании "Крым" 17 октября 2010 г. заявил, что В. Янукович обманул своих избирателей и продолжает политику экс-президента В. Ющенко.

7. Этнацизм - сокращенно от этнонацизм - синтез оголтелого нацшовинизма и этноцентрического национал-протекционизма (протежизма).

8. См.: Рябов А. Россия без собственного проекта http://www.vedomosti.ru/opinion/news/19899521/novye-vyzovy-i-starye-otvety

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.