Константин Казенин: Кавказские риски реформы местного самоуправления

Ставрополь, 17 декабря 2013, 18:57 — REGNUM  В декабре в России обозначилась перспектива серьезной реформы местного самоуправления, работа над которой уже ведется экспертами. На данный момент озвучены два пути реформы. Первый предполагает ликвидацию муниципальных районов и городских округов, передачу их функций территориальным структурам региональной власти и сохранение местного самоуправления только на уровне поселений. Альтернативный путь - сохранение местного самоуправления на сельских территориях в нынешнем виде, но введение особой системы в крупных городах: внутри них образуются муниципалитеты, формирующие "городскую агломерацию", а управление этой агломерацией в целом переходит к региону.

Пока общие контуры реформы неясны, очевидна только направленность на укрепление позиций региональной власти, на снижение числа конфликтов между главами регионов и влиятельными муниципалами. Однако по крайней мере в некоторых частях России эффект от предлагаемых мер может на деле оказаться иным. Именно это можно ожидать на Северном Кавказе.

Предположим, будет принят "жесткий" вариант, с ликвидацией всего "верхнего уровня" местного самоуправления, включая районное. Казалось бы, это должно пройти на Кавказе безболезненно. Там, как и почти повсеместно в России, главы районов, хотя и относятся к местному самоуправлению, хорошо контролируются республиканской властью, связаны массой неформальных нитей с региональными чиновниками. В этом Кавказ, по-видимому, подобен другим частям России. А вот по самоуправлению "нижнего уровня" - в частности, уровня сельских поселений - Северный Кавказ отличается, и довольно сильно.

И дело далеко не только в том, что средняя численность жителей в сельских поселениях Кавказа выше, чем в большинстве других регионов России, и потому за кавказским главой села стоит в среднем большее количество избирателей. Важнее другое: на Кавказе главы сел, в отличие от глав районов, воспринимаются не столько как часть чиновничьей системы, сколько как реальные представители своей сельской общины. От ее имени глава ведет разговор с самыми разными людьми и структурами. Например, с состоятельными выходцами из села, чтобы те спонсировали строительство на малой родине дорог, мечетей и социальных объектов. С налоговиками, чтобы те не "трогали" лишний раз сельских предпринимателей. С полицией и спецслужбами, чтобы у мирных жителей не возникало проблем во время спецопераций. Влияние главы села определяется не бюджетом, который он контролирует, а важностью в глазах сельчан тех вопросов, которые он решает. Кроме того, во многих частях Северного Кавказа на выборах глав сел идет реальная конкуренция, и, не выполняя должным образом свои обязанности перед сельчанами, глава легко может "пролететь" на следующем голосовании.

Поэтому, если сельские районы будут ликвидированы и главы поселений станут единственными муниципальными руководителями в сельской местности, в их лице власть может получить весьма самостоятельных, "неудобных" контрагентов. Во всяком случае, менее управляемых, чем нынешние главы районов, с которым сейчас в основном имеет дело региональное руководство.

Надо сказать и о другом последствии ликвидации сельских муниципальных районов на Северном Кавказе. В данное время абсолютное большинство сел в равнинной части северокавказских республик (за исключением Ингушетии и Чечни) - многонациональны, да и в предгорьях таких сел много. Там существуют негласные, но четко соблюдаемые соглашения о национальности главы, его заместителей, иногда и депутатов сельского собрания. Благодаря этому этническая тема на сельских выборах не муссируется. Однако если местное самоуправление будет существовать только в селах, главы сел почти наверняка получат хотя бы какую-то часть полномочий, закрепленных сейчас за районами, - вряд ли совсем всё перераспределят в пользу государства. А значит, увеличится и финансовая "привлекательность" должностей глав, борьба за эти должности станет более жесткой. В таких условиях вполне можно ожидать, что некоторые из соискателей попытаются разыграть этническую карту, создавая тем самым новые факторы нестабильности, которые легко могут выйти за границы отдельных сел.

Таким образом, если предполагаемая реформа местного самоуправления ставит своей целью облегчить региональным властям управление территориями, вытеснить из этой сферы "политику", то на Кавказе результат, скорее всего, будет обратным: конфликтность вокруг местного самоуправления только возрастет.

Теперь о перспективах "городских агломераций". На Северном Кавказе идея создать самоуправление на уровне отдельных частей крупных городов, отдав управление такими городами в целом республиканским властям, создаст особую проблему, связанную с селами или поселками в городской черте. Таковые есть, например, в Махачкале, Нальчике. Все они не имеют сейчас своего самоуправления, поскольку муниципальные образования внутри городских округов не предусмотрены действующим законом. При этом почти каждое из таких селений имеет особую конфликтную историю.

Например, в состав Нальчика в 2005 году включили два села, населенных балкарцами - Хасанья и Белая Речка - с общей численностью населения около 15 тысяч человек. Балкарские общественные организации, тогда жестко оппозиционные республиканскому руководству, выступили против, что не раз приводило к протестным акциям. Причина протестов была прежде всего в потере сельчанами права распоряжаться землей. Все решения о выдаче участков под строительство принимаются теперь в городской мэрии, которая отдает землю арендаторам под сады, несмотря не дефицит земли под застройку. Из-за этого напряженность в "поглощенных" городом селах не спадает до сих пор, в Белой Речке в этом году даже имели место самозахваты земли местными жителями. А в Махачкале поселков в городской черте - более десятка. Землей там тоже занимается мэрия, глава поселка - назначенный мэрией чиновник, а типовой конфликт несколько отличается от нальчикского: определенная часть населения поселка воспринимает себя в качестве единственных "местных" (часто это первопоселенцы, в свое время целой группой переехавшие на это место из сельской местности, и их потомки), и обвиняет мэрию в том, что та отдает участки "чужим". Конфликты в махачкалинских поселках происходят регулярно, иногда приводя к напряженным разговорам жителей с руководством города, а иногда - и к крови.

Представим теперь, что в республиканских столицах Северного Кавказа формируются городские агломерации, с разделением городов на части, в каждой из которых будут свои муниципальные органы. Можно с уверенностью прогнозировать, что многие конфликтные села или поселки потребуют не вводить их в состав более крупных городских районов, а дать им собственное самоуправление внутри города. Также совершенно логично, если городское и республиканское руководство будет против этого, так как не захочет предоставить своим нынешним оппонентам в поселках статус муниципальных глав и депутатов. Ситуация будет осложняться тем, что протестные группы в "городских" селах и поселках нередко поддерживаются этническими общественными движениями или даже составляют их костяк. Так что определение территориальных границ внутригородского самоуправления в крупнейших городах Северного Кавказа чревато серьезными политическими обострениями.

Одной из основных претензий к порядку местного самоуправления, введенному 131-м федеральным законом, было как раз то, что он слишком единообразен, не допускает варьирования на местах. Как бы ни оценивать для страны в целом предлагаемые сейчас изменения системы МСУ, важно учесть, что "слепое" введение любой новой системы без учета региональной специфики обязательно обеспечит негативный эффект грядущих преобразований.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
23.02.17
Баку обозначил дискурс независимости Нагорного Карабаха
NB!
23.02.17
Севастополь празднует третью годовщину Русской весны
NB!
23.02.17
Как великий актер Алексей Петренко стал «неправильным украинцем»
NB!
23.02.17
Внутренняя аморфность, направленная вовне
NB!
23.02.17
Люди, давайте все перестанем платить Киеву за газ! — обзор энергетики
NB!
23.02.17
В Эстонии активисты «Бессмертного полка — Таллин» выиграли суд у полиции
NB!
23.02.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Марина Бойко
NB!
23.02.17
WSJ: Белый дом вряд ли примет во внимание письмо Януковича
NB!
23.02.17
КНДР: За гибель Ким Чон Нама несет ответственность Малайзия
NB!
23.02.17
Умер народный артист РСФСР Алексей Петренко
NB!
23.02.17
«Воздержитесь от поездок» — США предупредили Гватемалу о депортациях
NB!
23.02.17
Пушков о подготовке Порошенко к войне с Россией: «Масштаб не тот»
NB!
23.02.17
«Будьте реалистами!» или Пагубные иллюзии современности
NB!
23.02.17
«Порту» потерпел заслуженное поражение от «Ювентуса»
NB!
23.02.17
Первая игра «Лестера» в плей-офф Лиги Чемпионов завершилась поражением
NB!
23.02.17
«Пали целые поколения героев. Полюбите хотя бы одного из них...»
NB!
22.02.17
Имея тотальное преимущество, «Реал» сенсационно проиграл «Валенсии»
NB!
22.02.17
«Краснодар» впервые в истории прошел в четвертьфинал Лиги Европы
NB!
22.02.17
Закон о бессрочной бесплатной приватизации жилья вступил в силу
NB!
22.02.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 22 февраля
NB!
22.02.17
Выплаты бюджетникам переводятся на карту «Мир»: тарифы пока под вопросом
NB!
22.02.17
«Подготовка губернаторского резерва — главная задача правящей партии»