Эксперт: Украине следует войти в состав БРИКС

Москва, 11 декабря 2013, 03:41 — REGNUM  

Своё мнение по поводу текущей ситуации на Украине, сложившейся по итогам Вильнюсского саммита "Восточного партнёрства", 10 декабря в интервью ИА REGNUM высказал старший научный сотрудник ИМЭМО РАН Владимир Оленченко.

ИА REGNUM: Что Вы считаете главным итогом Вильнюсского саммита?

Поставленный вопрос можно рассматривать во многих плоскостях, о чем свидетельствуют многочисленные комментарии в отечественном и международном информационном пространстве. Эксперты и политики сосредотачивают внимание в основном на том, какие проблемы возникают для России и Евросоюза из ситуации, складывающейся после Вильнюса. Соответственно им выстраиваются прогнозы дальнейшего развития обстановки на Украине и вокруг нее, предполагаются инструменты влияния со стороны обеих названных сторон. Мне же кажется, что главный итог для украинского народа (сознательно избегаю термина "украинские элиты") выражается в том, что Украина, может, впервые после обретения государственности заняла твердую позицию по отстаиванию действительно своих национальных интересов, и сумела, несмотря на беспрецедентное внешнее давление, остаться верной этому решению. Образно говоря, Украина очнулась от еврогипноза и стала позиционировать себя в реальном, а не иллюзорном мире. Если суммировать итог, то уместно лаконично сказать - Украина состоялась.

ИА REGNUM: А как с такой постановкой вопроса увязываются интересы других стран и группировок?

Склонен считать, что решение Киева, зафиксированное Вильнюсским саммитом, создает новые геополитические реалии, выходящие за пределы амбиций Евросоюза и США. Речь идет о том, что Украина не просто уклонилась от предложенного ей варианта вассальной подчиненности, а выбрала путь самостоятельности. Я бы сказал, что это и есть главная неожиданность для всех инициаторов евроассоциации. Им никак не удается осмыслить то, что Украина предпочла самостоятельность, а не альтернативу между Западом и Востоком, поэтому и продолжаются систематические информационные вбросы о российско-украинском закулисье. Судя по всему, истина украинской самостоятельности пока открылась немногим и, прежде всего, она все еще остается непонятой для Евросоюза, который по инерции понукает украинцев вернуться на наезженную колею евросближения. Для России украинское решение выглядит естественным, вытекающим из богатой украинской истории, стержнем которой было и остается стремление к независимости. Что касается стран, форсирующих "Восточное партнерство", то изъян их восприятия Украины видится в том, что они вольно или невольно пытаются приспособить ее под свои реалии, которые заведомо уже украинских масштабов во всех значениях этого слова.

ИА REGNUM: Насколько обоснованно придавать геополитическое значение вильнюсскому решению Украины?

Теоретическим базисом необходимости выбора для Украины между Россией и Западом выступает евроатлантическая геополитическая концепция построения миропорядка, введенная в свое время в международный оборот американским деятелем З.Бжезинским, и ставшая известной под названием "шахматная доска". Концепция предлагает рассматривать мир как шахматную доску, страны - как фигуры на ней, а "шахматная" игра исходит из противостояния России и Запада, и, соответственно, вестернизация Украины рассматривается как преддверие мата для России. Концепция по-прежнему широко популярна на Западе, и Евросоюз в лице своих чиновников, экспертов и политиков использовал ее как главный аргумент для кампании по обращению Украины в евроверу. Что же касается российских подходов, то ни в официальных документах, ни в высказываниях государственных деятелей Россия, в отличие от Запада, никогда не рассматривала Украину как шахматную фигуру. Вильнюсское решение Украины о выборе самостоятельного пути показывает, что концепция "шахматной доски", вызревшая в атмосфере "холодной войны" полностью себя исчерпала. В более широком смысле решение Украины обнажило несовместимость теорий евроэкспансии и американского универсализма с реалиями современного мира. В обобщенном виде украинское решение подводит к мысли о том, что в мире назрела необходимость формирования новых геополитических концепций, свободных от навязываемых извне противостояний и искусственных идеологических группирований.

ИА REGNUM: Как Вам представляется будущее отношений Украины и Евросоюза?

Вильнюсский саммит не означает прекращение контактов между Киевом и Брюсселем, которые носят многоплановый характер. В их рамках Еврокомиссия, как вполне очевидно уже сейчас, будет продолжать настойчиво продвигать вопрос сближения с Украиной, сочетая переговорный процесс с наращиванием политического, экономического, общественного давления. Поэтому вопрос, видимо, логичней ставить о том, какую позицию займет Украина в ответ на новую кампанию по продвижению прежних предложений ЕС. Прежде всего, как мне кажется, для украинского руководства принципиально важно определиться со своим статусом на переговорах с Еврокомиссией. Как известно, договор ассоциации предполагает полное подчинение Украины традициям и законам ЕС, и дальнейшую жизнь в полном соответствии с есовскими устоями. В то же время потенциал и масштабы Украины далеко выходят за возможности уготованной ей второстепенной роли. Учитывая музыкальность украинцев, позволил бы себе такую метафору: не пристало украинскому оперному басу выступать "подпевкой" на европейской эстраде. Если попробовать поставить себя на место украинских руководителей, то кажется вполне обоснованным выдвигать Еврокомиссии предварительное условие о том, что Украина должна войти в число ведущих стран Евросоюза, которым она соответствует по географическом положению, по человеческому капиталу и производственному потенциалу, и получить равные права с ними. Понимается, что это должно быть одновременный акт, а не отдаленная перспектива. Сближение с Евросоюзом имеет смысл лишь в том случае, если Украина получает право распоряжаться есовскими финансами вместе с ведущим странами. Иное решение - это унижение для такой страны, как Украина. Можно легко прогнозировать реакцию Еврокомиссии, которая сошлется на учредительные документы. Но если европолитики действительно заинтересованы в Украине как в равноправном партнере, то они обязаны доказать это и выровнять под нее законодательство.

ИА REGNUM: Какое развитие может получить ситуация вокруг Украины?

Европейский фактор мы в общем виде обрисовали. Не вызывает сомнений, что американский фактор будет проявляться в унисон и в одном направлении с фактором Евросоюза. Ставлю их на первое место по степени ожидаемого давления на Украину, которое должно заметно возрасти и приобрести еще более масштабный и беспардонный характер. В обозначенных условиях Украине, безусловно, нужна авторитетная международная поддержка. В этом ключе нынешняя позиция украинского руководства создает, на мой взгляд, предпосылки для рассмотрения возможностей включения Украины в объединение стран, представляющих собой самостоятельные центры силы, которые известны как страны БРИКС. Россия могла бы взять на себя роль рекомендующей стороны. Даже обсуждение возможности внесения кандидатуры Украины в объединение БРИКС в определенной степени нейтрализовало бы предполагаемое евроатлантическое давление на нее, укрепило бы ее авторитет, вывело бы ее на другой, более высокий уровень международных отношений.

ИА REGNUM: Вы говорите о стратегических перспективах, а каковы ближайшие?

Да, фактор времени всегда имеет значение. Так, процессы мировой экономики, а точнее векторов ее образующих, свидетельствуют об изменении конфигурации экономических группировок. Прежде всего, выделил бы формирование евроатлантического торгового и инвестиционного пространства. В апреле с.г. подписано соответствующее соглашение между Евросоюзом и Канадой, а аналогичное между США и Евросоюзом американский бизнес хотел бы получить летом 2014 г. Следовательно, перед украинской экономикой особенно в свете европретензий на Украину, встает вопрос выживания, который тождественен вопросу самостоятельности украинской государственности. В связи с этим, Украине на данном этапе нужна опора и понимание в виде партнеров, которые относились бы к ней как равной и в принятии решений, и в их материализации. К таким партнерам я отнес бы, прежде всего, Белоруссию, Казахстан, Россию, которые близки ей географически, по менталитету и намерениям приумножить национальную экономику. Стоит отметить, что перечисленные страны плюс Украина представляли в недалеком прошлом экономическое ядро Советского Союза, мощь которого США и Западная Европа считали своим главным соперником в борьбе за мировое господство. Отсюда вытекает сегодняшнее понимание евроатлантической обеспокоенности: возможное объединение Четверки, которое теперь не обременено дотируемыми экономиками и имеет перспективу увеличения числа членов, сможет в обозримые сроки претендовать на ведущие позиции в глобальной экономике. Склонен наблюдаемый ныне процесс экономической евроатлантической интеграции понимать как косвенное признание глобального потенциала объединенной Четверки и желание заблаговременно создать ей противовес.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.