Следователя прокуратуры Приморского края отмазали от соучастия в банде, а зря...интервью ИА REGNUM

Владивосток, 30 октября 2003, 11:29 — REGNUM  

Корреспондент ИА REGNUM получил эксклюзивное интервью у матери пропавшего в 2000 году следователя Тихоокеанской транспортной прокуратуры В.Д. Осиповой. По факту исчезновения следователя было возбуждено уголовное дело, которое проходит как один из эпизодов легендарного дела банды "милицейских и прокурорских работников"...

Уголовное дело по факту похищения вашего сына Дмитрия, следователя Дальневосточной Тихоокеанской транспортной прокуратуры, заведено еще в 2000 году. Какие-либо подвижки по нему есть?

- Не только как мать, но и как сотрудник милиции я вижу, что подвижек нет. Много недочетов по делу, например, не была сразу создана опергруппа, а если и была, то только на бумаге, городская прокуратура отдельно заслушивала следователя Горохову, которая в начале вела уголовное дело. Она работала практически одна по этому делу, ей был выделен очень молодой оперуполномоченный из горотдела милиции. От которого зам. начальника, в то время Бибиков, требовал, чтобы он каждый день к 9-00 утра приходил на планерки в горотдел на Военном шоссе. Потом этот молодой сотрудник 1,5 часа обедал, потому что он далеко живет, и в 17-00 вечера он должен был быть опять на планерке в горотделе. Городская же прокуратура, где работала следователь Горохова находится на другом конце города, на Пограничной. Практически этому сотруднику работать было некогда. Поквартирные обходы проводила Ленинская милиция, в то время там начальником криминальной милиции был Гурский. И когда я к нему обратилась, он не смог показать, кто из его сотрудников работает по данному уголовному делу. И только когда я потребовала, чтобы он дал нормального сотрудника милиции, он дал Свимина.

Были ли еще недоработки?

- Да, были. У сына был сотовый телефон и пейджер, который работал - принимал сообщения. Только после того, как я купила пейджер и договорилась, что каждый вечер информация с пейджера сына будет передаваться на этот пейджер, милиция начала снимать данные с него. Cкоро Свимина, опытного сотрудника, перевели на другую службу и Свимин был практически отстранен от расследования дела. Я обращалась к начальнику угрозыска УВД Цыганок, к начальнику УВД Васильеву и они мне дали опытных сотрудников - майоров. И эти "опера" мне сказали в январе 2001 года, что в банде Шпилев. Об этом и я говорила зампрокурора края Лучанинову и краевому прокурору Васильеву. Прокурор же края Василенко мне сказал, дословно его слова: "Валентина Дмитриевна, Вы очень много жалуетесь. Если Ваш сын завтра сам придет домой Вы будете жаловаться?". Я сказала, что нет, не буду. И когда он спросил, что я буду делать в этом случае, я ответила, что уеду за пределы Приморского края и вообще из России. Тогда он говорит: "Хорошо мне Ваша позиция ясна". Этот разговор был еще зимой 2001 года, когда я была у него на приеме.

В квартире Дмитрия вовремя первой кражи по почерку просматривалось, что в ней побывали свои...

- В квартире у сына как таковой кражи не было. Туда пришли именно свои, так как они разулись, прошли на кухню, на кухне ели - пили, вытерли все отпечатки пальцев. И в квартире конкретно знали, где и что лежит. И еще, у сына была целая упаковка прокурорских форменных рубашек, которые украли. Кроме Шпилева эти рубашки никому больше не нужны. И последнее время Шпилев зачастил к сыну. Самое главное, что в тот день когда сын пропал 6 декабря 2000, Шпилев вечером в конце рабочего дня, приехал к сыну на работу. И еще Шпилев должен был большие деньги всему городу, и также должен был 600 долларов Диме.

Ущерб по краже в нашей квартире не был сразу установлен, были просто описаны вещи, которые пропали.

Среди тех кого обвиняют, был ли кто-либо знаком с Димой, кроме Шпилева?

- Я считаю, что с Димой был знаком только Шпилев. Про кого я слышу: Колесников, Зубов, Демчишин, Плюха, Дима с ними не был знаком. По крайней мере, я знаю всех его друзей, Дима приезжал с ними ко мне. Я видела Шпилева, Константина Писаревского, Сергея Коврижных, Александра Потапова, с которым Диму познакомила сослуживица Димы, ст. помощник следователя Морозова. С Коврижным Дима познакомился, так как работал вместе с женой Коврижного. Со Шпилевым Дима учился в одной группе в университете, но он с ним не дружил и отзывался отрицательно. Но перед свадьбой Анна, невеста сына, потребовала взять Шпилева в свидетели. Сын не соглашался, но я его уговорила.

Как по-вашему бывший следователь Шпилев имел доступ к ключам от Диминой квартиры?

- Да, имел, потому что ночевал у моего сына, когда его вторая жена тайно ушла от Димы.

Следствие не насторожило, что квартиру открывали родным ключом, и что воришки вели себя так как будто знали где что лежит?

- Нет, дело в том, что меня насторожило сразу то, что дело было свалено на одну следователь Горохову, у которой была еще куча дел, где заканчивались сроки - нужно было писать обвинительные заключения, к тому же был конец года. У нее было очень мало времени на дело моего сына.

После 3 квартирных обходов Ленинским РОВД, я лично нашла дворников, которые нашли пачку документов на улице около дома, позднее я сама нашла дополнительные документы на эти же фамилии, на двух братьев. Я лично нашла женщину, которая видела, что в тот вечер стояли возле дома две легковые машины. Возле которых стояли трое парней и курили, и стояла машина типа джип, в которой сидел курящий человек.

Во-вторых, бандиты не будут снимать ботинки, придя в квартиру, бандиты будут все ворошить, а в данном случае знали, где и что лежит.

Меня настораживает и тот факт, что в уголовном деле, якобы сбит номер с телевизора. Но я не понимаю зачем бандитам сбивать номер, если все было украдено с документами. От автора: Этот телевизор якобы впоследствии Плюха через адвоката посредством записки попросил спрятать своего соучастника. Адвоката после этого следователь Ананьев допросил как свидетеля и сделал отвод от участия в деле. Хотя впоследствии судом доказать вынос этой несуществующей записки не удалось. Но адвокат так и остался отстраненным, оставив тем самым обвиняемого без защиты, без адвоката которому можно доверять.

Одно время проходила информация, что на Вашего сына собирается компромат, и что он сбежал от Вас за границу...

- Дело в том, что как потом мне объяснили сотрудники милиции, вся информация якобы исходила от Шпилева. Что Шпилев давал на сына информацию, что мой сын занимается чем-то незаконным. И милиция с прокуратурой проверяли эти сведения. Но вся эта информация ложная. На Шпилева я указала в декабре 2000.

Не было ли у кого-нибудь из окружения Димы проблем с деньгами, долгов?

- Друзья Димы Коврижных, Шпилев, Потапов, Писаревский нуждались в деньгах, у них были проблемы.

Как обстоит ситуация с Вашим адвокатом? К кому Вы обращались? И помогли ли они?

- На период с осени я увидела, что дело не движется, и поэтому я начала искать адвоката. Я искала с осени и по декабрь 2002 года. К тому же дело у Гороховой забрали неподшитое без описи в конце января 2001 года. После нее вел дело Халак, который полгода со мной не встречался, хотя я пыталась с ним встретиться. Через месяц мне сообщили, что приезжайте знакомится с делом, так как дело приостановили. С делом я познакомиться не успела, так как через некоторое время мне позвонили и предложили подписать документы, что якобы мой сын сбежал от меня за границу с деньгами, и прекратить уголовное дело. Точно не помню, приблизительно это был июль-август 2001 года.

На сколько мне известно, в дальнейшем опознанный труп г-на Бутенко был выдан за труп вашего сына...

- Ко мне в сентябре 2002 года приезжала следователь Пьянкова и расспрашивала, есть ли у меня волосы сына, есть ли у меня медкарты сына, какие сын любит вещи. Я сначала все рассказывала, но потом, как сотрудник милиции поняла, здесь что - то не так и перестала ей рассказывать. И она уехала ни с чем. Через некоторое время она мне позвонила и сказала, что проведена экспертиза, а также сказала, что приедет ко мне домой. И приехав, при свидетелях сказала, что экспертиза проведена по черепу и медицинским документам.

А если вернуться к вопросу по адвокатам?

- Я обошла весь Владивосток, все адвокаты, грубо говоря, от меня шарахались. Сначала некоторые соглашались, но через 2-3 дня отказывались, находили разные поводы. Я хочу предостеречь граждан, что во Владивостоке очень много адвокатов, но многие адвокаты на чужом горе просто зарабатывают деньги. Я не говорю обо всех.

А что стало с ограбленной квартирой?

- От квартиры избавились мои родственники, так как боялась за себя и своих соседей, ведь могло быть все что угодно.

Кстати, Шпилев знал, что мы продаем квартиры, об этом знала также бывшая жена Димы, которая ему угрожала. Это должно быть отражено в протоколах дела...

Если вернуться к материальному ущербу, то были ли найдены украденные вещи, были ли они Вам предъявлены на опознание и возвращены?

- Вещи были найдены: телевизор, масляная батарея, музыкальный центр и мои серебряные раритетные клипсы 19 века, заколка для галстука и кольцо сына, знак зодиака. Мне на опознание своевременно вещи предъявлены не были. И о том, что банда раскрыта я узнала из сплетен на рынке в Б. Камне. По вещам, в уголовном деле еще не фигурируют третья украденная золотая цепь, сотовый телефон, печатка и газовый пистолет. Нигде в деле они не фигурируют. Хотя мы со следователем Гороховой все это писали. Единственно, что мы не составили оценку стоимости вещей, и нами не был установлен материальный и моральный ущерб. А потом в январе 2002 банда была раскрыта. Когда я встречалась с работниками УВД, они мне говорили, что указывали на Шпилева, но прокуратура не слышала. Радмаев являясь начальником Шпилева на основании ст.61,62, 66, 67 УПК РФ не имел права возглавлять следственную группу, ведь по закону "...Следователь или прокурор прямо или косвенно заинтересованный не имеет права вести уголовное дело...".

Когда выяснилось, что дело ведет тот же отдел, где на протяжении нескольких лет работал Шпилев, я стала настаивать, чтобы у/д было передано на расследование в другой регион.

Как по-вашему раскрыта ли банда?

- Нет. Я считаю, что вся банда не раскрыта, уголовное дело полностью не расследовано, не проведено много следственных действий, экспертиз. По многим из участников, уголовные дела прекращены. Например, г-ка Жилина, которая продавала квартиры погибших и пропавших людей, почему-то ее дело выделено в отдельное производство и давно направлено в суд, хотя я считаю, что она тоже в банде.

По многим кто подделывал документы у/д прекращены по малозначительности, хотя это статья уголовного кодекса.. Банда практически "растаскана", и остались несколько "козлов отпущения"

Кто-нибудь из обвиняемых выходил с Вами на контакт?

- Да, со мной выходили на контакт практически все обвиняемые кроме Шпилева.

Что они хотели от Вас?

- Они извинились передо мной, и говорили, что по сыну они не виноваты. Но они валят все друг на друга, и также они указывают в материалах у/д недоработки и фальсификации, вплоть до томов и страниц. В октябре 2003 я уже не видела некоторых материалов, которые видела ранее.

Насколько я знаю, Вы хотели привлечь следователя Ананьева к уголовной ответственности за фальсификацию?

- Зампрокурора Лучанинов, когда я написала заявление о привлечении следователя Ананьева за халатное отношение и за использование служебного положения в непонятных целях, так как Ананьев взял фото Димы 3х4 90-ых гг., убрал уголок, увеличил одно лицо и выдал для эксперта, как фото стандартное паспортное 5х6. Я считаю, что это подделка. Лучанинов написал мне, что не будет привлекать следователя, так как будто это я сама лично дала это фото в начале следствия. Но это ложь, такую фотографию я никогда и никому не давала.

Какие-то еще факты указывающие на причастность Шпилева у Вас были? - Я 10 лет проработала в инспекции исправительных работ, все взрослые осужденные стояли у меня на учете. Я сразу обратилась за помощью к этим людям, а они через некоторое время пришли ко мне и сказали, что помочь ничем не могут, так как банда состоит из ментов и прокурорских, и моего сына предал один из членов банды, работник прокуратуры.

Это же было сказано и судимыми Владивостока и Б.Камня, а также судимыми другого региона.

(корреспондент ИА REGNUM по своим каналам проверила данные сведения, и ответ был точно такой же)

Если бы сейчас Дима слышал Вас, чтобы Вы хотели сказать ему, либо тем кто его скрывает...

- Дима, я знаю ты жив, верю, надеюсь, люблю и жду тебя или весточки от тебя. И очень хочу, чтобы ты уехал за пределы Приморского края, Дальнего Востока и вообще из России, в Приморье не появлялся вообще. Здоровья, счастья тебе, пусть всегда и во всем сопутствует удача, и пусть на твоем пути будут только хорошие люди, которые помогали, будут помогать, и помогут тебе во всем. Если сын и прячется, то только не от меня, а от бандитов. А если же сына где-то прячут, я хочу сказать им одно, мне не надо ни суда, ни ущерба. Верните мне сына, и я уеду из этой страны.

Привлекать к уголовной ответственности никого не буду, и жаловаться тоже.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail