"Чтобы спастись от России, Молдавии следует выбросить за борт Приднестровье": обзор СМИ Румынии

Москва, 30 ноября 2013, 13:30 — REGNUM  

Геополитика: "На границе Украины вырастет европейская стена, оставив ее на волю сибирских ветров". "Бессарабский вопрос": "Что будет, если после объединения с Молдавией Румыния потеряет статус члена ЕС?"

Геополитика: "На границе Украины вырастет европейская стена, оставив ее на волю сибирских ветров"

Через почти два с половиной десятилетия после окончания холодной войны, Москва отказывается понимать, что её "право на сферу влияния" в Восточной Европе больше не признается, пишет Contributors. Послевоенный мировой порядок, (оскорбительный и несправедливый по отношению к странам, находящимся по эту сторону железного занавеса), к счастью, больше не действует. Парадигма российской политической мысли, однако, строится на тех же принципах. Вытолкнутый за дверь со всем своим оружием и багажом, сибирский медведь теперь влезает в окна домов малых народов данного региона, делая разного рода геостратегические оферты и предложения на газ. В собственной тайге ему тесно и ничто его так не задевает, как потеря былой мощи. Больше никто не хочет соседствовать с великой "покровительницей" (за исключением, пожалуй, Белоруссии, однако, у нас не имеется никаких реальных данных о желаниях простых граждан, только о политике самодержавного режима Минска), прежде всего по причине местных культурно-исторических идеосинкразий. Постцаристская и посткоммунистическая Россия (но еще до-современная и до-либеральная) до сих пор не может смириться с тем положением, которое нынешняя международная политика выделила ей.

"Перезагрузившись" славой, благодаря неуверенности и колебаниям администрации Обамы по некоторым чувствительным вопросам (в частности, бездействие и отсутствие эффективных решений по Сирии, стратегическое самоустранение американцев из Европы, не говоря уже о скандале с перехватами Сноудена), Владимир Путин начал серьёзное политико-дипломатическое и экономическое движение по смене профиля России на профиль мировой державы, продолжает Contributors. А в нашем регионе это наступление с целью возврата сферы влияния к востоку от Прута. Остается только, чтобы Барак Обама обсудил с Россией американский противоракетный щит из Восточной Европы и еще больше понизил символическое и стратегическое значение, которые этот проект имел на момент своего зарождения в 2002 году, чтобы картина полностью покинутого региона оказалась завершённой

Западное соседство России, практически "периферия" европейского континента, стала в последние два года символическим полигоном стратегической конкуренции с Европейским союзом, пишет Contributors. Сегодня Брюссель готовится к саммиту "Восточного партнерства" в Вильнюсе, изначально задуманному как крупная международная победа и праздничная история успеха, как исторический аванс для трех из шести стран "Восточного партнерства": Украины, Республики Молдова и Грузии. Если Украина - главная ставка "Восточного партнерства" - в конечном итоге не подпишет Соглашение об ассоциации, саммит Вильнюсе становится большим провалом, настоящей ловушкой, в которую попали и европейцы, и Киев, и из которой практически невозможно выйти с честью.

Сейчас невозможно предугадать развязки, сюрпризов можно ожидать до самого последнего момента, продолжает Contributors. С уверенностью можно говорить о том, что Кишинев парафирует Соглашение об ассоциации, но решение о его подписании может быть принято в новом контексте по результатам европейских выборов после 22 - 25 мая 2014 года, возможно, под руководством новой Еврокомиссии и нового президента Европейского совета. Нельзя исключать и блокирования этого процесса Европарламентом, в котором могут укрепиться евроскептики и популисты.

Даже если, предположить, что все три вышеперечисленных государства подписали бы / парафировали Соглашения об ассоциации в Вильнюсе, всё равно останутся три других государства, которые не повернулись к Западу, были пойманы в "серую схему" некоего Евразийского Союза, сутью которого является зависимость от России, пишет Contributors. Белоруссия, Армения и Азербайджан уже являются признаками полу-провала политики соседства Брюсселя, а присоединение Украины к этому списку внесёт разрушительное ощущение региональной неопределенности и грозной тени России на периферии ЕС. Молдавии в этих условиях следует поскорее и посерьёзнее задуматься о прорумынском и проевропейском пути, как о последнем эвакуационном поезде до начала нового цикла заморозков, подводит итог издание.

Результат саммита в Вильнюсе начинает становиться предсказуемым, пишет InPolitics. Всё более чётко очерчиваются контуры грандиозного провала для Европейского союза. А ведь ставки велики. Если Украина вступит в Евразийский таможенный союз, тогда мы станем свидетелями воссоздания Российской империи. К несчастью для ЕС, который оказался пойман в капкан. Но и для Бухареста ставки немалы.

После распада Советского Союза, Россия прошла чрезвычайно интересный путь, продолжает InPolitics. Поговорим исключительно о геополитическом аспекте. Сперва она стала фактором нестабильности и являла собой слабого игрока. От ведущей мировой державы статус России сошёл до статуса регионального игрока средней руки. Далее, особенно после того, как Владимир Путин взял на себя бразды правления, Россия начала преображаться. Сначала медленно, но верно, впоследствии быстро и так же верно. Сегодня она является одним из ведущих игроков Евразии, а завтра может стать игроком глобальным. Это новая позиция ознаменуется официальным присоединением Украины к Евразийскому таможенному союзу, находящемуся под контролем Москвы. Это будет огромный экономический рынок и не в последнюю очередь политическая ассоциация, которая в любой момент может стать военной.

Между тем, Европа прошла обратный путь, пишет InPolitics. После падения Берлинской стены и вскоре после воссоединения Германии, Европейский союз значительно расширился в территориальном плане, по численности населения, экономической мощи и, следовательно, из регионального игрока превратился в глобального. Затем, сразу после мирового экономического кризиса, ЕС начал трещать по швам. Устаревшие экономические и финансовые механизмы не устояли перед лицом подобного вызова. Кризис в Европе продолжился, и угроза распада сохраняется, даже если это ощущается менее остро по сравнению с 2010-2011 гг. Как бы там ни было, ЕС утрачивает свой статус глобального игрока и относительно Азии, которая проходит процесс ускоренного роста, и относительно новой России. Именно сейчас этот баланс, находящийся в неустойчивом равновесии, склонится в ту или иную сторону в зависимости от решения Украины об ассоциации с ЕС.

И сегодня, когда осталось совсем мало времени для принятия решения, мы получаем чёткие сигналы, что прогнозы и сценарии, прописанные в лабораториях Брюсселя, не подтвердятся, продолжает InPolitics. Со всем своим высокомерием ЕС думал, что страна с потенциалом и масштабом Украины согласится только ради весьма "скользкого" статуса государства ассоциированного с ЕС и столь же туманного статуса будущего члена (соглашение об ассоциации с ЕС в случае с Молдавией и Украиной не предполагает ни перспективы членства, ни даже статуса кандидата на вступление в ЕС, - прим. ИА REGNUM) открыть свой рынок для европейских государств и понести дополнительные расходы без получения взамен чего-то весомого. И это в то время как Москва предлагает Украине безусловное экономическое партнерство, крупные инвестиции и, внимание, снижение цены на газ. Предложение, от которого Киев не может отказаться. А вот ЕС преподносит свой пирог, украсив его огромной вишенкой, обусловив подписание соглашение об ассоциации с Украиной освобождением Юлии Тимошенко. И это уже настоящее оскорбление для украинского президента.

Сейчас стоит задуматься над вопросом, не работала ли секретно Германия (в сложившейся ситуации единственная страна ЕС, находящаяся в постоянном и крепком историческом партнерстве, за исключением нескольких военных лет) в пользу Москвы, пишет InPolitics. Зачем ей могло это понадобиться? Какие интересы мог преследовать Берлин? Две главные цели. Если Россия вновь обретёт имперскую силу и станет глобальным игроком, то будет в состоянии функционировать в качестве буфера между ЕС во главе с Германией и Соединёнными Штатами. Однако более значимым является рост активности Китая. В мышлении немецких политиков засела мысль, что экономическое и геостратегическое наступление Китая не может быть остановлено Европейским союзом, но может быть приторможено или даже заблокировано Российской Федерацией, подводит итог издание.

Только чувства сильнейшего сожаления можно сегодня испытывать по отношению к людям на улицах Киева и других городов Украины, переживающих настоящий кошмар после того, как руководство страны решило, что не имеется достаточно ресурсов, чтобы противостоять давлению России относительно европейской интеграции Украины, пишет Romania Libera. После Армении, которая ради своей безопасности сдала назад еще раньше, единственной в этой гонке осталась Республика Молдова. Только подумайте о том, что чувствуют люди, совершившие "оранжевую революцию", узнав, что европейская стена выстроится на их границе, оставив их на волю сибирских ветров. Если бы Европа ждала пока "первая" (европеизированная) Румыния подтянет за собой "вторую" (консервативную), мы ещё сто лет стояли бы снаружи. А Украина намного больше и сложнее поддаётся преобразованиям, хотя и у неё имеются свои европейские районы.

И вот мы потеряли Украину, к разочарованию американцев, которые, впрочем, руководствуются только своими геостратегическими соображениями, и их не волнует успех или провал ЕС, продолжает Romania Libera. Но давайте будем реалистами, ЕС балансирует на грани. Любой дополнительный риск может вывести нас из равновесия. Нет, не только потому, что Германия получает от "Газпрома" более выгодные цены, и для нее в конечном итоге экономические ставки гораздо выше, чем стратегические. Но и потому, что Украину, как и Турцию, было бы трудно преобразовать, даже если бы не было России. Наша главная задача сегодня - это восстановление сил ЕС и перезапуск европейского политического проекта. Украина была слишком завышенной целью для 2013 года. Результаты саммита в Вильнюсе были, к сожалению, как нельзя более предсказуемыми.

При этом мы должны всеми силами бороться с апатией и пораженчеством, пишет Romania Libera. Граница должна быть проведена по Днестру, а не по Пруту, Молдавия должна быть внутри, а не снаружи. Безусловно, на такие страны как Турция и Украина потребуется гораздо больше времени, но такие страны, как Молдавия не могут быть оставлены ни России, ни мафии - их следует защищать. Нужна самая малость, чтобы она оказалась на одной стороне или на другой - это своего рода испытание для преобразующей силы Европы.

В случае Молдавии сход Украины с дистанции снова превращает Приднестровье в уязвимую точку, продолжает Romania Libera. Самая эффективная рекомендация в этом отношении, при всей её непопулярности, состоит в том, что Молдавия должна строить свое будущее без Приднестровья. Без европеизации (что является весьма маловероятным) Украины и западного вмешательства в Приднестровье (что является невозможным, если посмотреть на Сирию), следует констатировать, что Молдавия никогда не интегрируется в Румынию или Европу (или одновременно) иначе, чем без этого региона. Сколько ещё лет должно пройти, пока эта очевидная истина будет принята?

Свергнув Воронина, Молдавия уже превзошла все свои обязательства, пишет Romania Libera. Огромной ошибкой будет, если Европа позволит ей упасть на самое дно только потому, что ставки резко снизились из-за Украины. Молдавии не так уж много надо в масштабах всего континента, но и в одиночку она не может стоять перед лицом российского эмбарго и цен на газ. Мы не можем спасти её самостоятельно, но не хотелось бы, чтобы нам пришлось в последний момент угрожать Европе, так как это делает глава государства (http://regnum.ru/news/1737383.html), изо дня в день всё более неадекватно. Лучше мы будем умолять. Давайте отдадим всё, что можем дать взамен, начиная с Косово (Румыния входит в пятерку государств-членов ЕС, которые до сих пор не признали независимость Косово, - прим. ИА REGNUM). У Молдавии есть несколько союзников, следует расширить эту группу, найти финансовые решения и выбросить Приднестровье за борт. Не будем касаться темы проживающих там румын (по данным переписи населения, проведенной в ноябре 2004 года, в ПМР живут более 177 тыс. молдаван (31,9%), более 168 тыс. русских (30,4%) и более 160 тыс. украинцев (28,8%), данных о проживающих в республике румынах - нет - прим. ИА REGNUM), многие из них уже уехали, это реалии мигрирующей Европы, главным является то, чтобы были спасены остальные, чтобы не держала Россия Молдавию в заложниках еще двадцать лет. Давайте сделаем все возможное, чтобы не исполнился прогноз этой недели одной европейской газеты: "Молдавия и ЕС - Долгая дорога в никуда", подводит итог издание.

Antena3 публикует интервью советника президента Румынии по национальной безопасности Юлиана Фоты.

В прогнозах относительно международной политики, сделанных Stratfor на 2012 и 2013 годы, говорится об усилении влияния России в Центральной и Восточной Европе. Какими вы видите последствия этого развития событий?

Ю.Ф.: Последствия уже видны. Россия является страной все более влиятельной и самоуверенной. Президенту Путину удалось возродить внешнюю политику и политику безопасности России, и благодаря последовательности и согласованности вернуть Москву в большую международную игру. После распада СССР Россия не играла никакой роли на Ближнем Востоке. Сегодня мы видим, как Россия вернулась на стратегическое поле этого региона, да ещё и с позиции силы. Страны, которые ранее игнорировали её, сегодня стремятся завести дружбу и даже получить покровительство России. И здесь я имею в виду не только Сирию или Иран. Как Россия будет действовать исходя из своего нового положения, еще предстоит выяснить.

Но каким вы видите возвращение России в Центральную и Восточную Европу?

Ю.Ф.: Если коротко, то я бы сказал так: восстановление позиций в Восточной Европе и расширение влияния в Центральной Европе. Прежде всего, это касается Восточной Европы, потому что Россия в первую очередь заинтересована в территориях бывшего СССР. Она сделает все возможное, чтобы восстановить прежнюю сферу своих интересов. Это самая главная цель президента Путина, который одерживает победу за победой: Грузия, Армения, Азербайджан и теперь Украина. Это вовсе не обязательно означает враждебность по отношению к Западу. Давайте не будем забывать, что за исключением Грузии все остальные достижения достигаются мирным путём, переговорами и мягкой силой, на базе прозрачной стратегии и уже давно заявленной. Это может быть следствием сильного чувства незащищённости, которое Россия продолжает испытывать.

Что же относительно Центральной Европы?

Ю.Ф.: Я думаю, в настоящий момент, Москва находится в поисках наиболее эффективных путей расширения своего влияния. Понятно, что с точки зрения России, Центральная Европа не должна быть только западным пространством. Наше членство в НАТО и ЕС заставляет нас и другие бывшие социалистические страны взаимодействовать с Россией с этой точки зрения. В Центральной Европе все признают возрастающую роль России в этой зоне. Это отражено и в экономических отношениях, а так же в качестве дипломатических встреч. Однако это не значит, что государства Центральной Европы будут предоставлять ей стратегические уступки. Мы хорошо помним нашу ответственность и обязанности. И Румыния, и другие страны будут по-прежнему лояльны Западу.

В данном контексте, недавнее решение Украины не заключать соглашения о свободной торговле и ассоциации с ЕС можно назвать победой России над ЕС?

Ю.Ф: Меня не удивила ни Россия, которая знает, чего хочет, ни ее весьма щедрое предложение, которое свидетельствует о значимости Украины для нее. Не забывайте, что в России брак между русским и украинкой не считается межэтническим браком. Я также не был удивлен принятым украинскими властями решением, учитывая заинтересованность в победе на ближайших выборах. То, что мне действительно не нравится, так это неспособность ЕС расставлять приоритеты, понять специфику стран Восточной Европы и полученная в результате вереница неудач. Сперва провал Nabucco, сейчас Украина поворачивается к нам спиной. Я думаю, что Брюссель оторван от реальности и проявляет слишком дорогостоящую стратегическую несостоятельность. ЕС начинает терять своё значение в Восточной Европе.

"Бессарабский вопрос": "Что будет, если после объединения с Молдавией Румыния потеряет статус члена ЕС?"

Российский вице-премьер Дмитрий Рогозин неоднократно предупреждал желающих подписать Вильнюсское соглашение об ассоциации с ЕС о долгом и трудном процессе европейской интеграции, пишет Adevarul. Именно поэтому прямым путем вступления Молдавии в ЕС должно стать объединение с Румынией. Для того чтобы второе румынское государство было избавлено от этого трудного, сложного пути. Рогозин хочет нас напугать, но при этом он представляет нам аргументы в пользу европейской интеграции Молдавии посредством объединения с Румынией.

Держите друзей близко, а врагов - еще ближе, продолжает Adevarul. В этом смысле, думаю, нам следовало бы доверять словам Рогозина, когда он говорит о долгих сроках вступления в ЕС стран, которые подпишут соглашения в Вильнюсе. Угроза Рогозина, который пытается вернуть нас на полпути, может быть сигналом для того, чтобы унионизм воспрянул, если сделать правильные выводы. Премьер-министр Лянкэ также заявил, что присоединение Республики Молдова к ЕС займет около 10 - 15 лет. Согласитесь, это слишком долго, тем более, что нельзя точно предсказать какова будет геополитическая ситуация через столько лет. Но это не должно заставить Молдавию свернуть с пути. Скорее наоборот - ускорить эволюцию посредством серьезного рассмотрения идеи вступления в ЕС посредством воссоединения с Румынией (под "воссоединением", очевидно, следует понимать повторную оккупацию, по аналогии с оккупацией в 1918 - 1940 и 1941-1944 гг., поскольку иным путем Бессарабия, большая часть которой составляет территорию современной "Республики Молдова" в ее фактических границах, в состав Румынии не попадала - прим. ИА REGNUM). Не то, чтобы это было не трудно. Но уж точно - быстрее и выгоднее для всех.

Республика Молдова, как второе румынское государство на карте мира, обладает уникальным шансом напрямую попасть в ЕС, объединившись с Румынией, пишет Adevarul. Это наш шанс, который, конечно же, стоит продвигать очень дипломатично, чтобы его приняли в Брюсселе. И это способ перепрыгнуть через обещаемую Рогозиным долгую и сложную интеграцию, в процессе которой у противников ЕС будет достаточно времени для того, чтобы учинить стране какие угодно препятствия. Чем дольше процесс евроинтеграции Молдавии, тем больше шансов, что он будет прерван, запоздает или усложнится. Чем быстрее мы объединимся, тем спокойнее и безопаснее станет в этой части Европы.

Так что давайте признаем правоту Рогозина и используем преграды, о которых он говорит, в качестве дополнительного аргумента в пользу скорейшего возвращения Молдавии в лоно родной Румынии, продолжает Adevarul. В противном случае, Молдавии придется самостоятельно справляться со всеми препятствиями и держать оборону более десяти лет. При воссоединении проблемы не исчезнут, потому что всему этому региону предстоит пройти через важные изменения, но главный шаг будет сделан в рекордные сроки. А после пройти все сложности и процесс восстановления станет проще. Все это практичные доводы. Кроме этого, Румыния должна восстановить свою целостность потому, что это естественно. Потому, что существование двух румынских государств, разделение фальшивыми границами одного народа - румын, - ненормально, подводит итог издание.

Объединение Румынии с Республикой Молдова уже не является не только выполнимым, но и желанным проектом, пишет Ziare.com. Только 15% молдаван хотят объединения, а Румыния не сможет осилить стоимость поглощения самого бедного государства в Европе. Плюс ко всему, объединение породит ревизионистские интерпретации среди стран-соседей и создаст геополитические проблемы. При самом оптимистичном варианте стоимость объединения административно-территориальных систем двух стран, налоговой системы и инфраструктуры оценивается в 20 миллиардов евро. Кроме того, очень сложно предсказать реакцию ЕС.

Большинство населения Молдавии хочет интеграции в ЕС (по данным "Барометра общественного мнения" за ноябрь, 48% жителей Молдавии проголосовали бы ан референдуме за вступление в ЕС, 34% - против, остальные - не определились, - прим. ИА REGNUM), но только 15% поддерживают объединение, а настойчивость в этой области может привести к отторжению, а не к приближению, продолжает Ziare.com. Так что есть много вопросов насчет выполнимости этого проекта в краткосрочный и долгосрочный период.

Нынешние участники унионистских маршей - это в большинстве своем бессарабская молодежь, которая нашла в объединительной тематике механизм спасения, канализировав собственную социальную фрустрацию, пишет Ziare.com. Несложно понять, что эта молодежь демонстрирует искренние чувства, но, тем не менее, анахроничные. Почему? Одним из объяснений может быть запоздалый рост национального самосознания бессарабцев, а другим - полученное в Румынии образование. Большинство этих молодых людей получили образование - лицейское и университетское - в Румынии, и акт объединения им представлен как главное событие национальной мифологии. Однако важной деталью является тот факт, что по мере продвижения по социальной лестнице они охладевают к объединению, склоняясь к более прагматичной модели двух румынских государств.

После социализации при помощи учебников истории и общего образования, которое создает правильных и настоящих румын, молодые бессарабцы в Румынии имеют возможность сопоставить привитые идеалы с повседневной действительностью, которая не располагает к унионистскому энтузиазму, продолжает Ziare.com. Таким образом, в измерении социальных достижений объединение становится для большинства из них второстепенной темой. Если для продвижения объединительного имиджа мы попытаемся вывести на улицу через десять лет тех же участников Марша объединения, есть сомнения, что выйдет больше 10% из них.

Те, кто говорит об объединении, утверждают, что таким образом Молдавия интегрируется в ЕС, пишет Ziare.com. Но этого никто не может гарантировать, и прецедентов для такой интеграции через объединение нет. Зато у ЕС есть четкая и протестированная временем политика интеграции. Но, предполагая (почти абсурдно), что нечто подобное возможно, можем ли мы рассчитывать, что 28 европейских столиц ратифицируют подобную стратегию? Интеграция предполагает плюрализм участников в международном и межгосударственном плане, единодушное согласие. И в качестве небольшого примечания: что будет, если после объединения Румыния потеряет статус члена ЕС? Страна будет отброшена на 15-20 лет назад во времена, о которых все уже предпочли забыть.

Большая проблема, которую многие политики и эксперты в Бухаресте не принимают во внимание, состоит в том, что Кишинев хочет прямого диалога с Брюсселем, а не с Бухарестом, продолжает Ziare.com. Это принципиальный вектор, по которому Кишинев выстраивает стратегию. И объединительный месседж со стороны Румынии может только оттолкнуть Молдавию от идеи о Румынии, как о локомотиве молдавской евроинтеграции. Какова самая верная позиция, которую Бухаресту следует избрать по отношению к Кишиневу? На повестке дня должен быть прагматизм, а Молдавия и проблемы с ней связанные не должны становится инструментом. "Инструментализация" носит электоральный, популистский характер, и зачастую обслуживают интересы определенной клиентелы с обоих берегов Прута.

Недавно, 3 ноября, более 100 тысяч молдаван собрались на Площади великого национального собрания в Кишиневе, чтобы поддержать курс на евроинтеграцию, пишет Ziare.com. Для сравнения, только 5 тысяч молдаван (многие из которых де-факто резиденты Румынии) собрались в Кишиневе на марш объединения в 2012 году. Столь же небольшое число людей было на марше в Бухаресте. Эти цифры должны заставить задуматься тех, кто продвигают во внешнеполитическую повестку Румынии идею объединения, подводит итог издание.

Справка ИА REGNUM: Бессарабия, большая часть которой составляет территорию современной Республики Молдова в ее фактических границах, т.е. без Приднестровья, а южная часть входит в Одесскую область современной Украины, в X-XI вв. входила в состав Древнерусского государства, в XII-XIII вв. - Галицко-Волынского княжества, составила часть образованного в середине XIV века Молдавского княжества. В 1812 году пребывавшая со второй половины XVI века под османским игом Бессарабия была освобождена российскими войсками, и по Бухарестскому мирному договору, заключенному между Россией и Турцией, вошла в состав Российской империи. Государство Румыния (основу которого составили объединившиеся княжества Валахия и Молдавия без Бессарабии) появилось по решению Берлинского конгресса в 1878 году. В декабре 1917 года Румыния оккупировала никогда не принадлежавшую ей Бессарабию. В 1940 году СССР вернул Бессарабию, в результате присоединения которой к Приднестровью была образована Молдавская ССР. В то же время румыноунионисты вслед за официальным Бухарестом считают 1812 и 1940 годы соответственно первой и второй "русско-советскими оккупациями".

В 1941-1944 гг. румынская армия принимала участие во Второй мировой войне на стороне "Третьего Рейха" и представляла собой крупнейший союзный контингент из числа стран-сателлитов Германии (267.727 человек). На оккупированных Румынией территориях Молдавии, Приднестровья и Украины в период с 1941 по 1944 гг. румынскими фашистами было уничтожено по разным данным от 380.000 до 600.000 евреев. Точных данных по общим потерям СССР в результате румынской оккупации до сих пор нет. Наступление Красной Армии в августе 1944 вызвало в Румынии переворот - румынский король Михай I сверг фашистского диктатора Иона Антонеску - и переход на сторону антигитлеровской коалиции 25 августа 1944 года.

Согласно сегодняшней официальной позиции Румынии, разделяемой также бессарабскими сторонниками румыноунионизма, Молдавия является "вторым румынским государством", молдаване - "румынами", молдавский язык - "румынским". При этом, согласно официальным данным переписи 2004 года, обнародованным Национальным бюро статистики Молдавии, румынами себя назвали 2,2% жителей страны, молдаванами - 75,8%, 78,4% молдаван родным языком указали молдавский язык, 18,8% - румынский. В то же время сама постановка Бухарестом вопроса о молдавских и украинских "румынах" искусственна, поскольку, помимо того, что румынская идентичность исторически вторична по отношению к молдавской, формирование румын как нации происходило на части территории современной Румынии - в Валахии и Молдавии - во второй половине XIX века, когда Бессарабия уже была в составе Российской империи, а Буковина - в составе Австро-Венгрии. Однако факты оккупации этих территорий с 1918 по 1940 гг. и с 1941 по 1944 гг. до сих пор служат для Бухареста поводом объявлять молдавское население этих территорий "румынами" и претендовать на ту или иную степень своего влияния и присутствия в регионе.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail