Александр Князев: Афганистан и Средний Восток на пороге "войны всех против всех"

Москва, 29 ноября 2013, 11:13 — REGNUM  

Последние дни оказались насыщены событиями, связанными с Афганистаном. 19 ноября в Кабуле открылась Лойя Джирга - традиционный форум представителей племен и регионов Афганистана, задачей которого было утвердить соглашение, регламентирующее все параметры сохранения американского военного присутствия в этой стране после 2014 года. Лойя Джирга, как и предполагали многие эксперты, соглашение утвердила. Но уже к концу работы форума президент Афганистана Хамид Карзай отказался подписывать документ. "Прежде, чем я подпишу такой документ, США должны обеспечить стабильность в нашей стране", заявил Карзай, выступая перед делегатами Лойя Джирги: "Установление мира - наше предварительное условие. Эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев прокомментировал ситуацию, складывающуюся в Афганистане и вокруг него корреспонденту ИА REGNUM.

ИА REGNUM: Принято считать, что созыв Лойя Джирги был нужен Хамиду Карзаю главным образом для того, чтобы переложить формальную ответственность за подписание соглашения о стратегическом партнерстве с США на этот коллективный орган. Как объяснить происходящее?

Рассматривая подобного рода ситуации, нужно понимать, что все события, из которых складывается процесс, эти события разноуровневые, не каждое из них вписывается в основную тенденцию. Отказ Хамида Карзая подписывать соглашение, с учетом того, что он сам инициировал и созыв Лойя Джирги именно по этому поводу, - это его личная игра, с целью получить какие-то дополнительные преференции для себя лично и для своего близкого окружения. Карзай, если воспользоваться американской терминологией, это "хромая утка", на апрель 2014 года назначены президентские выборы, в которых он конституционно участвовать уже не может. Попытка продавить на президентский пост брата, Кайюма Карзая, также вряд ли увенчается успехом, хотя ему и удалось зарегистрироваться в качестве кандидата в президенты. Карзай и его клан не вписываются в уже сложившиеся предвыборные блоки и альянсы. У Карзая слишком узка поддержка даже в пуштунской кабульской элите, вот, путем различных комбинаций он и стремится за оставшиеся месяцы застолбить для себя какие-то гарантии и для этого, как говорят в таких случаях, "набивает себе цену". Отказ от подписания соглашения вполне может быть и согласованным с американской стороной элементом сценария - теперь любому из кандидатов может быть обещана поддержка в обмен на подпись в последующем. Соглашение в высокой степени ущемляет суверенитет Афганистана, в СМИ многих мусульманских стран оно подвергается критике как коллаборационистское, катарская "Аль-Джазира" выпустила в эфир целую программу с мнениями талибских командиров, клеймящих Лойя Джиргу и Карзая. Но все-таки поведение Карзая - это частность.

Вот утверждение соглашения в Лойя Джирге - это событие совсем другого уровня, это юридически закрепляет американское военное присутствие в Афганистане на чрезвычайно любопытных условиях. Еще в мае 2012 года президент США Обама и президент Афганистана Карзай подписали долгосрочное соглашение о стратегическом сотрудничестве, которым закладывалась юридическая база под дальнейшее военное присутствие США в Афганистане. Этим соглашением подразумевается, что афганские силы безопасности должны были взять на себя полную ответственность за военные операции против талибов к концу 2013 г., а вывод контингента ISAF планировалось закончить к концу 2014 г. Предусматривалось, что американский контингент численностью от 10 до15 тысяч военнослужащих останется на территории Афганистана после вывода основных войск в конце 2014 г. Речь также шла о военных базах, на которых должен быть размещен остающийся контингент, а также о его правовом статусе. В рамках 32-страничного соглашения, известного как BSA (Соглашение о двусторонней безопасности) были достигнуты общие договоренности, но по вопросу правового положения американского контингента после 2014 г. прийти к единому решению не удалось. Лойя Джирга послушно утвердила и спорные моменты, и основное.

Основное весьма впечатляет. Девять полноценных военных баз, семь гражданских аэропортов, 5 наземных транзитных центров... Это только для США. Еще надо посмотреть, что застолбят для себя оставляющие свои контингенты союзники по НАТО - Великобритания, Германия и другие. В подтверждение долгосрочности и масштабности американских планов в регионе вот еще совсем свежая информация: Пентагон объявил тендер на беспосадочную доставку грузов войскам на территории Афганистана, Киргизии, Пакистана и Узбекистана. Как сообщил официальный представитель CENTKOM, "включение различных стран в контракт предоставляет командованию определенные возможности, например, на случай экстренной посадки, но не обязательно соответствует тому, где самолет станет осуществлять полеты на регулярной основе". С какой целью, с какими задачами и где может возникнуть необходимость беспосадочной доставки грузов и каких именно? При этом после 2014 года США официально снимают с себя ответственность за обеспечение безопасности в Афганистане, пункт 3-й статьи 2-й утвержденного Лойя Джиргой соглашения четко и недвусмысленно возлагает эту ответственность на афганские силы безопасности. Стороны признают, что ANDSF несете ответственность за сохранность людей и территорию Афганистана: "Стороны продолжат работать в целях укрепления способности ANDSF (силы безопасности при Министерстве внутренних дел и Министерстве обороны Афганистана и, в случае необходимости, Национального управления безопасности) по сдерживанию и реагированию на внутренние и внешние угрозы. По желанию, США должны срочно определить параметры поддержки, которые они готова предоставить ANDSF для того, чтобы реагировать на угрозы безопасности в Афганистане". И очень размытый следующий пункт 4-й: "Стороны признают, что американские военные операции для победы над Аль-Каидой и ее членские организациями может быть целесообразным в общей борьбе с терроризмом", по сути, это нецелевое право на ведение самостоятельных, несогласованных боевых действий.

ИА REGNUM: Но какой-то вывод войск все же состоится? Каковы основные маршруты, что это будут за грузы, в каких объемах? Основным считается путь вывода грузов через Пакистан, зачем тогда отрабатывается Северный маршрут?

Вывод не будет многочисленным. В тексте самого соглашения численность остающегося контингента вообще не обозначена. Основные силы американо-натовской коалиции будут смещены на север Афганистана, где ключевой становится уже действующая американская военная база в Мазари-Шарифе, а частично - в страны Центральной Азии. Размещение американских и натовских военных баз после 2014 г. - второй после правового статуса оставляемого контингента ключевой тренд взаимоотношений между правительством Карзая и администрацией США. Помимо Мазари-Шарифа, американскими военными построены и продолжают совершенствоваться военные базы в Баграме, Шинданде, Кундузе, Кандагаре, Гильменде, Гардезе, Герате и в Кабуле. Основная официально обозначенная задача - обучение высшего командного состава афганских сил безопасности, это 300-400 человек, для этого достаточно максимум пары сотен инструкторов-преподавателей, несколько сотен человек обслуживающего персонала и подразделений охраны.

Очевидно, что численность американского контингента будет куда более значительной, нежели публично озвучиваемая. Если говорить о взаимодействии с афганскими силами безопасности, в первую очередь с армией, то будет необходимо значительное количество технических специалистов, чтобы поддерживать хотя бы минимальный уровень эффективности этой армии, которая без этой помощи может просто прекратить свое существование в качестве организованной вооруженной и подчиненной правительству структуры. Необходимы подразделения, обеспечивающие безопасность этих специалистов, необходимую для их работы инфраструктуру и логистику. В Афганистане останутся и подразделения сил специальных операций, силовые компоненты спецслужб США и стран НАТО. Называемую цифру в 10-15 тысяч умножать необходимо, как минимум, в 2-2,5 раза. Плюс к этому значительная часть контрактников может находиться в Афганистане в статусе сотрудников ЧОП - частных охранных предприятий. Еще в августе 2010 года президент Карзай принял решение о прекращении деятельности ЧОПов на территории страны, но под давлением представителей стран НАТО пересмотрел свое решение. По некоторым оценкам, численность сотрудников этих фирм (по сути, военных подразделений) составляет около 40 тысяч человек, из которых около 90 процентов - афганцы. Ключевые должности занимают наемники-иностранцы, в основном бывшие американские военные. Основным работодателем является американское правительство, чуть меньше половины - работают непосредственно на Пентагон. Другими словами, если посчитать по всем параметрам, тысяч 50 останется, не меньше. Одна только база в Шурабаке, это под Кандагаром, с ее подземными сооружениями в несколько тысяч квадратных метров площадью и трехтысячеметровой взлетно-посадочной полосой требует для обеспечения ее полноценного функционирования и безопасности не меньше 3-4-х тысяч человек... Примерно таков же, если не больше, масштаб баз в Баграме, в Мазари-Шарифе...

Выводиться из Афганистана будут подразделения, не нужные для решения новых задач американского присутствия. Согласно утвержденному Лойя Джиргой соглашению, ответственность за безопасность в Афганистане американцы с себя снимают - это, к слову, один из принципиально важных вопросов этого соглашения. Не думаю, что грузов будет много, часть ненужной технике подарят, как и обещалось, соседним странам, на это претендует в первую очередь Узбекистан, жаждут Таджикистан и Киргизия. Гораздо важнее сохранение и развитие путей поставок для остающихся в Афганистане подразделений. А развитие ситуации в Пакистане таково, что резервный, или вторичный, маршрут быстро может оказаться основным. Северных направлений основных три. Самый главный - это погранпереход Хайратон-Термез, по железной дороге от Мазари-Шарифа, далее через Узбекистан, уже задействован маршрут через Туркмению и Казахстан - погранпереход Турганди-Кушка, далее по железной дороге в казахстанский Актау и паромами по Каспию в Баку. Направление на Таджикистан пока наименее задействовано, там два пути - через погранпереход Шерхан-Бандар - Нижний Пяндж, это в южном Таджикистане, и через Ишкашим на Памир. Последнее наиболее интересно, но им занимаются не столько американцы, сколько Великобритания, и это связано с проектом создания исмаилитского государства, это большая отдельная тема разговора.

ИА REGNUM: Как можно охарактеризовать нынешнюю армию ИРА? Насколько она способна противостоять угрозам со стороны "Талибана", обеспечивать безопасность в целом?

Увеличение численности афганских сил безопасности до запланированных к моменту передислокации воинских частей США и НАТО 352 тысяч человек почти достигнуто, численность армии составляет около 185 человек, полиции - около 147. Однако проблемной является их способность выполнять соответствующие функции. Принадлежность военнослужащих к различным этническим группам, насильственная в ряде случаев мобилизация, низкий уровень подготовленности, организации и дисциплины, коррумпированность офицерского состава являются характерными чертами как армейских, так и полицейских сил. Афганские силовые структуры подвержены массовому дезертирству (до 50 тысяч военнослужащих ежегодно в последние 3-4 года). Имеется множество случаев вербовки военнослужащих противником, а также проникновения агентуры талибских группировок в воинские части. Сложной задачей является подготовка командных кадров, особенно нижних и средних уровней, что объясняется, в частности, общим низким уровнем образованности афганского общества. Силы безопасности не в состоянии самостоятельно обслуживать и эксплуатировать какие-либо сложные технику и вооружения, во многих случаях - логистику, планирование боевых операций. Оказавшись без серьезной поддержки, она может повторить судьбу афганской армии после вывода советских войск, хотя тогда режим Наджибуллы оказался на удивление многим прочным, он продержался три года, у сегодняшней кабульской политической элиты такого ресурса не будет. Военнослужащие могут просто разбежаться - к талибским группировкам, по боевым отрядам, каковые имеет в Афганистане каждый уважающий себя политик, в первую очередь - по этническому признаку.

Впрочем, независимо от того, сохранится в каком-то виде армия, или нет, резкий рост интенсивности военных действий, усложнение конфликта, это неизбежно. Не только по линии "талибы - правительство". Талибы разнородны, это давно уже не более-менее централизованный "Талибан" 1990-х годов. Сейчас это скорее, как принято говорить, "бренд", под которым действуют самые разнонаправленные силы, включая и просто криминал. Анализ начавшейся предвыборной кампании дает возможность утверждать, что Афганиста входит в стадию "войны всех против всех". Расколоты и пуштуны, и непуштуны, подобная ситуация была в 1992-1994 годах, после свержения Наджибуллы, когда, в основном по этническому признаку, воевали между собой группировки моджахедов и остатки правительственной армии, опять же - по признаку крови, например "узбекская дивизия" генерала Достума. А кроме собственно афганских группировок, которых сейчас насчитываются десятки, есть еще и международных террористические группировки, базирующиеся на афганской территории. Концентрация таких иностранных группировок, состоящих в основном из выходцев из стран бывшего СССР, Китая, арабских стран, зафиксирована на двух направлениях: это провинции Бадахшан и Кундуз, то есть, таджикистанский участок границы, и провинции Батгиз и Фариаб - участок границы с Туркменистаном. Отчасти эта концентрация обусловлена самим ландшафтом, участок границы Афганистана с Узбекистаном не только наиболее организован в военном отношении, но и труднопреодолим в природном. Очень любопытно развивается ситуация на туркменском направлении. В Ашхабаде, судя по-всему, рассчитывают в случае выхода к границе талибских группировок на повторение тех принципов, которые практиковались руководством Туркменистана в аналогичной ситуации во второй половине 1990-х гг. - на возможность "договориться". В 1990-х сотрудничество между талибами и Туркменией и в самом деле носило весьма конструктивный характер. Но тогда афганские туркмены не являлись какой-либо самостоятельной силой, в настоящее же время под брендом "талибов" в ряде провинций (Кундуз, Батгиз, Фариаб) действуют этнические туркменские группировки "талибской" направленности, так называемые "туркменские джамааты", в среде которых ведутся разговоры и о предъявлении территориальных претензий к Туркмении в районе Мары и Серахса.

ИА REGNUM: Каково поведение в афганской политике других внешних игроков? Например, Индии, Турции, Китая?

Одна из достаточно новых тенденций афганской жизни - резкий рост пантюркистских настроений, пантюркистской идеологии в среде тюркских этносов на севере страны, узбеков, туркмен, некоторых малочисленных групп тюркского происхождения - кызылбашей, афшаров, чар-аймаков... Это результат активной работы турецких спецслужб, работающих под прикрытием так называемых "команд по реконструкции", это показатель, пусть и локальный, эффективности турецкой "мягкой силы". Если в тех же 1990-х, сравнивать с которыми нынешнюю ситуацию есть много оснований, тюркские этносы объединялись под общим узбекским началом, то сегодня уже структурируются в политическом и военном плане даже малые этносы.

К Индии отношение в Афганистане исторически непростое. Начиная, наверное, с того, что индийские сипаи и гурки когда-то в составе британских войск участвовали в англо-афганских войнах. Есть какие-то устоявшиеся связи - скажем, в индийской Симле получали образование многие заметные представители элиты - тот же Хамид Карзай, кандидат в президенты и экс-министр иностранных дел Абдулло Абдулло... Не последние в Афганистане люди. Но в целом, роль Индии в афганских делах в новейшей истории не так велика, как могла бы быть объективно. Сейчас куда заметнее китайская активность в Афганистане, особенно в экономической сфере и особенно на севере. В связи же с Индией находится одно очень важное событие, произошедшее в те же дни, когда в Кабуле проходила Лойя Джирга, и способное сыграть для развития событий в регионе не меньшее значение, нежели афганско-американское соглашение. В рамках проходившего в Ашхабаде Международного нефтегазового форума участники проекта строительства газопровода ТАПИ подписали сервисное соглашение с транзакционным советником - Азиатским банком развития. С подписанием этого соглашения был завершен процесс подготовки всех необходимых юридических и коммерческих документов - стороны вплотную подошли к созданию консорциума "ТАПИ" (TAPI Ltd), который будет заниматься практической реализацией проекта по транспортировке туркменского газа через Афганистан и Пакистан в Индию. Проекту около двадцати лет, его обеспечение было одной из целей США, Пакистана и Саудовской Аравии по созданию "Талибана" 1990-х. Очень легко заметить, что большая часть американских военных баз и пунктов дислокации в Афганистане - это одновременно и узловые точки маршрута будущего газопровода: Тургунди-Герат-Шинданд-Гильменд-Кандагар-Спинбулдак. То есть, одна из задач военного присутствия - обеспечение безопасности газопровода. Тема, в общем-то, новая для специалистов, но получающая новое значение. Одновременно Иран актуализирует альтернативный проект газопровода "Мир", подразумевающий поставки газа с крупнейшего в мире иранского газового месторождения "Южный Парс" в Пакистан. Главными объектами, на поле которых будет происходить конкурентная борьба между проектами ТАПИ и "Мир" будут как проблемный Афганистан, так и Пакистан. С Афганистаном все относительно ясно - фрагментация этой страны на воюющие между собой этнополитические анклавы уже происходит и можно легко прогнозировать, что после президентских выборов, которые должны состояться в апреле 2014 года, конфликтность в этой плоскости может только усилиться.

С Пакистаном интереснее, поскольку газопроводный вопрос обострит и без того происходящую борьбу за влияние в ИРП между Китаем, с одной стороны, и США и Великобританией - с другой.

Кроме необходимости сохранения и наращивания влияния в Пакистане, для Китая строительство ТАПИ влечет сразу несколько негативных моментов, в силу которых Пекин будет противодействовать его реализации. В КНР давно изучается возможность в случае реализации проекта газопровода "Мир", строительства ответвления трубы, которая будет идти параллельно Каракорумскому шоссе в КНР. Китай агрессивно стремится доминировать в качестве импортера туркменского газа, для Китая принципиально важно недопущение поставок газа в Индию в рамках общей конкуренции и противоборства Индии и КНР. Естественно, что не нравится Пекину и усиление американского влияния в Афганистане и Пакистане в целом. Важным частным моментом для Китая является контроль над пакистанским портом Гвадар, контроль над которым необходим для обеспечения безопасности китайских поставок энергоносителей из зоны Персидского залива. Гвадар присутствует в проекте ТАПИ как важнейший пункт доставки туркменского газа, создания производств по его сжижению и дальнейшей транспортировки морскими путями. В китайских же планах, Гвадар - место постоянной дислокации ВМФ КНР, одно из звеньев так называемой "Нити жемчуга" - сети опорных военно-морских опорных баз Китая от Хайнаня до африканского континента.

Другими словами, две страны, как минимум, Афганистан и Пакистан, становятся местом конкуренции двух держав на довольно глобальном уровне.

ИА REGNUM: И что они могут друг другу противопоставить?

Для США не является сложным делом дестабилизация ситуации по маршруту проекта "Мир", путем актуализации проекта создания белуджского государства. В этом векторе важную роль будут играть афганские белуджи (провинции Нимруз и Гильменд), территория которых может быть использована для активной террористической деятельности в иранском Систане и Белуджистане, и, особенно, в пакистанском Белуджистане. Помимо активизации террористической активности можно ожидать попыток создания в легальном и публичном пространстве новых структур зарубежной эмигрантской белуджской оппозиции, помимо уже действующих типа Союза белуджей (Балуч иттехад), а также новых террористических организаций в дополнение к Армии освобождения Белуджистана, "Джундуллах" и т.д.

Китай со своей стороны может усилить лоббирование проекта "Мир" в пакистанской элите, в том числе в военных кругах и в спецслужбах, где через финансовые инструменты у китайцев уже есть довольно сильное влияние. При посредничестве пакистанской ISI вполне возможна активизация подконтрольных пуштунских группировок, так называемых "китайских талибов", в первую очередь "сети Хаккани" и "Хезби Исломи" Хекматиара, по маршруту проекта ТАПИ. Можно обратить внимание на ускоренную реализацию проектов по увеличению поставок газа из Туркмении в КНР (в том числе в ходе визита председателя КНР Си Цзиньпиня в Ашхабад в сентябре 2013 года). Нельзя исключать и повышения Китаем закупочных цен на газ у Туркмении с целью максимальной переориентации интересов туркменского руководства на себя. Легко допускаю и работу китайских спецслужб по усилению конфликтности между ИРП и Индией вплоть до возобновления военных действий, в первую очередь в Кашмире, а также в регионе Гилгита и Хунзы. Для Китая принципиально важно как не допустить строительства ТАПИ - а афганская территория здесь является первым ключевым этапом, так и не потерять влияние в Пакистане одновременно не допуская усиления стратегического конкурента - Индии. В общем, новая "Большая игра" только начинается.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
«Альфа-банк» дистанцировался от Ассоциации российских банков
NB!
27.03.17
На разогреве: детские учреждения Башкирии подсаживают на аутсорсинг
NB!
27.03.17
Экс-премьер-министр Украины обвинен в России в трех преступлениях
NB!
27.03.17
Навальный задал вопрос – государство пока молчит
NB!
27.03.17
Норвегия хочет расширить железнодорожную сеть в Арктике
NB!
27.03.17
Посол РФ в Финляндии: У нас не может быть открытой границы с НАТО
NB!
27.03.17
Донбасс не одинок
NB!
27.03.17
«Если уж запретили, то до конца» — Кургинян об «антикоррупционных митингах»
NB!
27.03.17
«Кто охрану ставил, тот и шлёпнул» — Кургинян об убийстве Вороненкова
NB!
27.03.17
MOSKVA вместо MOSCOW: Росреестр учит дорожников грамоте
NB!
27.03.17
Российский суд заочно арестовал экс-премьера Украины Арсения Яценюка
NB!
27.03.17
Жириновский: Русская армия или немецкая — пусть украинцы выбирают
NB!
27.03.17
Молдавия: Московский проспект хотят переназвать в честь румынской оккупации
NB!
27.03.17
Кто «спасет нижегородчину» от грязи и мусора?
NB!
27.03.17
Радио REGNUM: второй выпуск за 27 марта
NB!
27.03.17
Ле Пен: Если французы скажут евро — да, я уйду в отставку
NB!
27.03.17
К чему Stratfor готовит Балканы и Кавказ
NB!
27.03.17
«Железную леди» в политсовет: врио саратовского губернатора готовит команду
NB!
27.03.17
Лидеры, середняки и аутсайдеры: рейтинг мэров
NB!
27.03.17
В Чебоксарах – «аварийная ситуация» с электроснабжением
NB!
27.03.17
Госсекретарь США Тиллерсон — единственный взрослый человек в Вашингтоне
NB!
27.03.17
Президентские выборы вернули религию в публичную жизнь Франции