Что происходит между США и Ираном: комментарии экспертов из России, Израиля, Ирана и Армении

Москва, 27 ноября 2013, 11:33 — REGNUM  

В швейцарской Женеве 24 ноября было достигнуто соглашение между Исламской Республикой Иран и шестеркой переговорщиков (Россия, Китай, США, Франция, Великобритания и Германия) по иранской ядерной программе. По результатам переговоров стороны сошлись на том, что Иран сократит работы в рамках ядерной программы, предоставит международным экспертам доступ для более тщательных проверок, а взамен получит ослабление экономических санкций. Многие международные наблюдатели склонны оценивать это соглашение как историческое, ведь стороны ведут переговоры с 2003 года. Реакция на соглашение последовала незамедлительно: США разморозили иранские активы на общую сумму $8 млрд., в Тегеране этим довольны, а Израиль и Саудовская Аравия негодуют, полагая, что сделка "очень плохая". ИА REGNUM обратилось к профильным экспертам за оценкой текущей ситуации по иранскому ядерному досье и прогнозами по дальнейшему ее развитию.

Научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук, востоковед Виктор Надеин-Раевский полагает, что сегодня есть серьезные основания прогнозировать наступательный прогресс в переговорах Ирана и "шестерки". "Видно, что стороны настроены серьезно. Сложно конкретно говорить о причинах, которые сделали возможным женевский прорыв, но факт остается фактом - он зафиксирован. Про Иран можно сказать, что там, конечно, испытывали большие трудности из-за экономических санкций, которые парализовывали иранскую экономику. В частности, Тегеран очень сильно ощущал свою отрезанность от глобальной банковской системы SWIFT. Не прекращающие сжиматься оковы рано или поздно должны были вынудить руководство этой страны пойти на определенные уступки Западу. Кроме того, нельзя упускать из виду смену власти в ИРИ, приход нового, менее радикально-консервативного президента, некоторое изменение общих подходов к диалогу с Западом. Одним словом, здесь множество факторов, которые в конце концов дали желаемый результат - лед тронулся", - заметил Надеин-Раевский.

Что касается позиции США по иранскому вопросу и возможных действий Вашингтона в этом контексте, собеседник выразил уверенность, что американцы, в свою очередь, тоже проявляют интерес к некоторой нормализации отношений с Тегераном. "Это связано как с американской внутриполитической повесткой, так и с ситуацией в мире в целом и на Ближнем Востоке в частности. У США сейчас своих головных болей немало, экономика еле-еле начинает выползать из кризиса, события в регионе Ближнего Востока плохо контролируются, а внимание к ним ресурсоемко. Видимо, в США несколько пересмотрели свои подходы к ближневосточным процессам и решили сбавить градус вовлеченности или, по крайней мере, взять паузу. Выявить однозначную причинно-следственную связь в действиях США сложно, но наблюдаются все признаки того, что там тоже не прочь сделать шаг навстречу Ирану", - поделился мнением востоковед.

Подводя итоги, Надеин-Раевский выразил уверенность, что мировому сообществу следует ожидать дальнейшего прогресса в урегулировании иранского ядерного вопроса. "Там виден успех, он прогнозируем. Иран, видимо, настроен очень решительно и будет двигаться к подписанию всеобъемлющего соглашения. Ведь понятно, что внешней политикой в Тегеране заправляет не президент страны, а духовный лидер Али Хаменеи. И это не выхолощенный европеец с переменчивыми взглядами на жизнь, а человек весьма постоянный и упорный. Иными словами, смена курса ИРИ вряд ли возможна", - заявил он, продолжив: "Но это не значит, что удастся обойтись без трудностей. Они будут, но их генератором выступит не Иран, а Запад - США, Израиль и их союзники, Франция, например. США и их союзники могут тормозить процесс, пытаясь добиться максимальных уступок от Тегерана. Что касается Израиля, то здесь все ясно: о чем бы ни договорились Иран и "шестерка", в Тель-Авиве этому будут не рады. Они хотят смены ненавистного для них режима иранских мулл и точка, это чисто израильские "заморочки". Вообще-то, неплохо было бы напомнить израильтянам, что вопросы "кто руководит Ираном?" и "какой в Иране режим?" решает иранский народ, а не Израиль. А сегодня они заявляют, что Иран не намерен идти на компромисс, играет в цифры и добивается для себя передышки, хочет глотнуть воздуха и взяться за старое... Но это старая песня. Мы вот уже 10 лет слышим, что вот через месяц-второй Тегеран создаст атомную бомбу. А бомбы все нет".

Во всей этой ситуации крайним оказался Израиль, который чувствует себя преданным. Именно это мнение, по словам эксперта израильского новостного портала IzRus Александра Когана, является доминирующим среди израильского общественно-политического истеблишмента. "Если не говорить о людях, которые утверждают, что у Ирана нет никакой ядерной программы вообще, что он не угроза и что Израилю нечего беспокоиться (такие тоже есть), в общем и целом израильские аналитики и наблюдатели оценивают женевское соглашение следующим образом: шестерка потерпела поражение. За Ираном было признано право обогащать уран, а сам Тегеран не был обязан сделать даже символические жесты. Центрифуги останутся на местах, полный список ядерных объектов обнародован не будет и пр. Такое ощущение, что международным посредникам просто надоело заниматься этим вопросом, и они отсрочили его решение на полгода-год. "Караул устал" - есть такая расхожая фраза. А что будет через этот период времени, сегодня мало кого волнует. Мир так быстро меняется, что по истечении этого срока возможно все. Например, иранская проблема вовсе уйдет из поля зрения ведущих мировых держав", - заметил собеседник.

На вопрос о том, какого типа соглашение с Ираном может быть воспринято в Израиле позитивно, Коган ответил следующим образом: "Вариант договора, при котором Иран а) согласился бы на демонтаж центрифуг б) предоставил бы полный контроль над своими ядерными объектами международным наблюдателям с) публично отказался бы от заявлений о том, что собирается стереть с лица земли Израиль - в случае, если стороны переговоров примут такой документ, Израиль, скорее всего, перестанет педалировать иранскую тему. Руководство Ирана много раз говорило о том, что хочет просто уничтожить Израиль. В свою очередь, премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху в последние дни несколько раз по разным поводам заявлял, что Израиль не допустит ситуации, при которой в руках у Ирана окажется ядерное оружие. При таком раскладе у Израиля не остается никаких шансов", - подчеркнул он.

Ключевым пунктом иранской повестки Израиля Коган назвал, опять же, официальную риторику Тегерана. "Приведу отвлеченный пример: у Саудовской Аравии, по некоторым данным, еще с 2004 года есть возможность заполучить в свое распоряжение ядерное оружие. Эр-Рияд может сделать это одномоментно, и даже возможно, что де-факто у саудитов оно уже есть. Тем не менее, этот вопрос не является столь важным для Израиля, потому что есть уверенность, что Саудовская Аравия не станет бомбить ядерным оружием Израиль. Иран же, наоборот, официально множество раз заявлял, что желает стереть Израиль с лица земли. Это не может не внушать опасений", - сказал он, добавив, что израильтяне хорошо знают: когда шииты что-то говорят, они это делают. Коган сослался на опыт Израиля в борьбе с ливанской "Хизбаллой".

Эксперт, руководитель армянского Центра политических исследований фонда "Нораванк" Севак Саруханян склоняется к версии о том, что прорыв переговоров по иранскому ядерному досье стал возможным благодаря возникновению множества точек соприкосновения между участниками процесса. "Как бы критически мы не относились к позиции Израиля по итогам достигнутого соглашения "Иран и шестерка", когда в Тель-Авиве твердят, что "санкции сделали свое дело", в этом есть зерно истины. Мощное экономическое давление на Иран привело к тому, что у этой региональной державы сократились, практически истощились золотовалютные резервы. Иранский риал сильно ослабел. Все это вынудило Иран пойти на определенные компромиссы", - заметил Саруханян.

С другой стороны, уверен эксперт, успеха не удалось бы достичь при отсутствии интереса со стороны переговорщиков. "Соединенные Штаты сегодня сами оказались заинтересованы в том, чтобы наладить диалог с Ираном. На то есть множество причин, связанных, в первую очередь, со стабилизационным потенциалом Исламского государства. Например, сирийский кризис, в который США никак не хотят напрямую вмешиваться. Урегулирование сирийского кризиса без непосредственного участия Ирана и сотрудничества с ним представляется в высшей степени проблематичным. К нормализации отношений с Ираном подталкивает ситуация в соседнем Ираке, где угроза гражданской войны становится все более актуальной. Тегеран может приложить определенные усилия, которые позволят и здесь стабилизировать ситуацию. Кроме того, не нужно упускать из виду вопрос вывода американских войск из Афганистана: Иран и здесь может посодействовать тому, чтобы этот процесс прошел максимально безболезненно", - подчеркнул он.

Севак Саруханян указал, что входящие в состав "шестерки" переговорщики от Европы в свою очередь решают свои насущные проблемы. "Франция, Великобритания и Германия заняты тем, что прорубают себе доступ к иранским энергоресурсам. Нормализация отношений с ИРИ позволит в обозримом будущем вернуть иранский газ на европейские рынки, а также реанимировать проект газопровода NABUCCO. Возможно, для него придумают другое название, но сути это не меняет", - поделился размышлениями аналитик.

Касаясь возможных проблем на пути нормализации отношений Ирана и Запада, эксперт фонда "Нораванк" отметил, что не видит возможных серьезных препятствий для продвижения. "Если отбросить различные фантастические сценарии (удар Израиля по Ирану и пр.), угроз нет. Очевидно наличие интереса у всех сторон процесса. Естественно, недовольным тут остается Израиль, но мы видели, что ни израильские усилия на дипломатическом поприще, ни потуги еврейских лоббистских организаций за последние несколько месяцев эффекта не дали - соглашение достигнуто. Это один из тех редких случаев, когда интересы США и Израиля расходятся, и Вашингтон сейчас решил сфокусироваться на своих, отложив израильские в сторону. Рычагов, надавив на которые Израиль в состоянии заставить Вашингтон играть под свою дудку, нет, и американцы продолжают форсировать приемлемое для них развитие сценария. Результатом стал, кстати, довольно компромиссный вариант: Иран обогащает уран в пределах 5%, а Вашингтон получает возможность реально контролировать процесс и исключить вероятность создания Ираном ядерного оружия", - напомнил он, уточнив, что позитивный прогноз действует на период от шести месяцев и дольше.

Саруханян также добавил, что высвобождение Ирана из паутины санкций положительно скажется на другой стране региона - Армении. "Между двумя государствами существует ряд проектов, которые фактически заморожены из-за тяжелого положения, в котором пребывает Иран в последние годы. Например, проект строительства гидроэлектростанции в Сюникской области Армении (юг страны, граничит с Ираном - ред.), который стоит на месте, поскольку иранская сторона просто неплатежеспособна, испытывает дефицит в валюте. Следующий нюанс касается иранских нефтепродуктов. В принципе, армяно-иранское сотрудничество в этой сфере хоть и выглядит нереальным, но сейчас, по крайней мере, об этом можно задуматься, тогда как в условиях задушенного санкциями Тегерана это было вообще бессмысленно", - заметил Саруханян.

Эксперт среди прочего напомнил о возможности возобновления армяно-иранских транзакций через уже упомянутую систему межбанковских переводов SWIFT, а также о потенциале сотрудничества в области скотоводства. "Армения и Иран планировали серьезную кооперацию по части скотоводства, в частности, речь идет о разведении овец и их экспорте в Иран. На этой волне овцеводство в Армении поднялось, начало развиваться и... застряло на полпути, потому что Иран оказался неплатежеспособен. Соседнее государство даже при наличии у него соответствующего желания оказалось не в состоянии покупать овец, а в Армении, в свою очередь, получился овечий профицит", - сказал собеседник, добавив, что если Ирану удастся сбросить с себя внешний экономический груз, то эти и многие другие проблемы будут решены.

Директор Института Ближнего Востока Евгений Сатановский расценил женевское соглашение Ирана и шестерки как "блестящую победу" иранской дипломатии и "самый бессмысленный договор в мировой истории после Мюнхенского соглашения 38-го года". По мнению Сатановского, соглашение не является компромиссным и соответствует интересам одного Тегерана. "Как-то Черчилль, говоря о Мюнхенских соглашениях, сказал следующее: "Вы были поставлены перед выбором между войной и позором. Вы выбрали позор, но вас ждет и война". Это побуквенное описание произошедшего в Женеве - международные дипломаты пошли на попятную, пытаясь сохранить при этом лицо, но заведомо "нарвались" на последствия. В результате Иран сохраняет все возможности заполучить в свое распоряжение ядерное оружие, но у всех при этом довольные лица. Естественно, обогащать уран будут "в рамках мирного атома" - точно так, как это делали все ядерные державы: создавали мирный атом, а получалась ядерная бомба. Иранцам нужно было время и деньги, они получили и то, и другое. Время, чтобы довести до ума свои ракеты-носители и боеголовки, ну и деньги на это же. Международные посредники при этом сохраняют лицо, проблема "решена", как говорится", - сказал он.

Директор Института Ближнего Востока выразил мнение, что договоренность в Женеве является результатом не сопоставления и выравнивания позиций сторон, а реализации заранее продуманного плана "шестерки" по капитуляции. "На самом деле они занимались не решением иранской ядерной проблемы, а сохранением своего имиджа. Бессильные попытки добиться желаемого от Ирана, непрофессионализм на фоне желания доложить руководству о проделанной "работе", за которую им платят деньги. Ну, вдобавок американцы никак не могут обойтись без Ирана при выводе своих войск из Афганистана, он им жизненно необходим. Все это привело к тому, свидетелями чего в воскресенье мы и стали", - подчеркнул он.

При этом, убежден Сатановский, создание Ираном ядерного оружия станет лишь промежуточным звеном в цепочке событий. "Это повлечет цепную реакцию. Саудовская Аравия, например, честно и открыто сказала, что может получить атомную бомбу от Пакистана. За ними довольно скоро подтянется Турция... И так далее. Одним словом, Израилю в такой ситуации ничего не останется, как готовится к большой региональной войне", - предположил эксперт.

Затрагивая тему возможных контрмер Израиля, которые может предпринять еврейское государство с целью сорвать процесс нормализации отношений Ирана с Западом, Евгений Сатановский озвучил довольно оригинальную версию, а именно: "Израиль может стереть с лица земли Иран". "Сейчас израильтяне будут общаться с американцами, стараться скорректировать это соглашение. С этой целью в США едет серьезная делегация из Израиля. Параллельно израильскому правительству придется обратить особое, пристальное внимание на вопрос безопасности... Ведь дело здесь не в самом ядерном оружии Ирана, а в том, что это государство официально провозглашает своей целью уничтожение Израиля. Почему-то все забывают, что пока тот же Хасан Роухани, который сегодня президент Ирана, был переговорщиком по ядерной программе с международными посредниками, рахбар Али Хаменеи параллельно твердил о том, что Израиль нужно уничтожить. Если Иран откажется от этой цели, никто его трогать не будет. Ведь в противном случае как: если с противником не получается договориться, его всегда можно ликвидировать", - заявил он, раскрывая далее скобки: "Израильтяне, конечно, пока не готовы об этом говорить вслух, отмалчиваются, но, согласно экспертным оценкам, в качественном плане израильский ядерный арсенал третий в мире, в количественном плане - пятый. Следовательно, несмотря на все те глупости, которые звучат из уст иранских властей, Израилю ничего не стоит стереть с лица земли не только Иран, но и весь Ближний Восток, если они станут слишком его раздражать".

Правда, уточнил Сатановский, израильское руководство весьма ответственно и расценивает ядерное оружие как последнее из возможных средств.

В самом Иране женевское соглашение воспринимается позитивно. Иранский эксперт по вопросам региональной политики и безопасности Аббас Аслани в беседе с ИА REGNUM отметил, что достигнутая в Швейцарии договоренность трактуется по-разному. "Как и ожидалось, каждая из сторон всячески пыталась показать, что именно она одержала верх. Но если рассматривать ситуацию взвешенно и непредвзято, то соглашение можно считать беспроигрышным в принципе. В соответствии с достигнутым соглашением, Иран прекратит производство 20-% обогащенного урана, и это никак не способствует расширению ее ядерной программы. Это поможет "шестерке" выиграть время в попытках предотвратить дальнейшее расширение иранской ядерной программы. Но, с другой стороны, ни одна центрифуга в Иране не будет демонтирована. В дальнейшем Иран сможет добиться ослабления некоторых санкций, а также сохранит возможность обогащать уран до 5%. Таким образом, сделку можно считать обоюдно выгодной, поскольку выгода, достигнутая каждой из сторон в переговорном процессе, очевидна. Соглашение в Женеве можно считать поворотным пунктом в отношениях Ирана с другими странами, но следует отметить, что это только начало процесса, в ходе которого обе стороны будут сталкиваться с серьезными проблемами, прежде чем достигнут окончательного соглашения в долгосрочной перспективе", - отметил он.

Успех на переговорах эксперт объясняет компромиссной позицией каждой из сторон. "Переговоры Ирана и "шестерки" ведутся уже несколько лет, но до сих пор не удавалось достичь существенного прогресса. Основной причиной было отсутствие доверия между сторонами. Иран в эпоху президента Мохаммада Хатами добровольно приостановил свое ядерное развитие, но другая сторона не соблюдала взятые на себя обязательства, что привело к росту недоверия иранцев к Западу. Враждебные оценки последнего, в свою очередь, лишь усилили эту тенденцию. Другая причина заключалась в том, что Запад дал Ирану слишком мало за выполнение своих требований, то есть остановки всех без исключения работ по обогащению урана. С точки зрения Тегерана это было "слишком". Однако на этот раз, Иран продемонстрировал добрую волю и попытался говорить с миром на языке, отличном от языка предыдущей администрации. В свою очередь, и "шестерка" изменила свою позицию, не настаивая на остановке производства 5%-го урана. Разговор велся о двадцатипроцентном топливе. Совокупность этих факторов проложила путь к достижению договоренности между сторонами", - подчеркнул собеседник.

В целом Аббас Аслани уверен, что женевское соглашение Иран-Запад имеет важное значение в плане нормализации отношений Тегерана с внешним миром. "Это поворотный момент в отношениях Иран-Запад. Но дальнейшее развитие событий будет зависеть от политической воли сторон и приверженности взятым на себя в Женеве обязательствам. Какая бы из сторон не нарушила обязательства, ее имиджу на международной арене будет нанесен серьезный урон. Независимо от того, кто именно первым нарушит данное слово, доверие, достигнутое между сторонами с таким трудом, снова исчезнет. При таком раскладе перспектива для обеих сторон не слишком радужна, но если все сложится удачно, то это станет историческим и поворотным моментом во взаимоотношениях Ирана с Западом.

Отвечая на вопрос о том, рассчитывает ли иранское руководство по итогам процесса нормализации отношений с США достичь полной отмены санкций, Аслани ответил: "Иранцы ведут переговоры для того, чтобы продемонстрировать свою добрую волю и политическую решимость. Они и далее будут всячески поддерживать переговоры. Часть санкций может быть отменена в результате переговоров, но существуют санкции, добиться ослабления которых будет крайне сложно. К их числу относятся санкции, одобренные и принятые Конгрессом США. В этом случае, даже если они не могут быть полностью отменены, они могут быть проигнорированы или ослаблены в реализации. Не думаю, что можно рассчитывать на отмену санкций в краткосрочной перспективе, но из заявлений иранского руководства можно сделать выводы, что оно ожидает снятия всех санкций в ответ на выполнение требований международных переговорщиков по части иранской ядерной программы".

Напоследок иранский аналитик отметил, что Иран, естественно, готов на определенные компромиссы, но им есть предел. "Компромиссы, на которые готов пойти Иран для достижения конечной цели, зависят от реализации достигнутого в Женеве временного соглашения. Совершенно очевидно одно - Иран никогда не перестанет заниматься обогащением урана на своей территории. Иран всегда настаивал на том, что прекращение всех работ по обогащению - ни что иное, как красная черта, через которую он переступить не может. Думаю, что Иран будет настаивать на своих правах в качестве рядового участника Договора о нераспространении ядерного оружия. Прозрачность в ядерной деятельности Ирана может стать ключевым моментом в достижении окончательного соглашения. Иран никогда не боялся прозрачности в этом вопросе и фактически считает, что и сегодня его ядерная программа абсолютно прозрачна. Но опять же, чтобы продемонстрировать свою добрую волю, Иран адекватно относится к обеспокоенности Запада и готов вести переговоры по этому вопросу. Этот процесс будет продолжаться до тех пор, пока требования России, США, Китая, Франции, Великобритании и Германии остаются рациональными и пропорциональными тому, что Иран получит на выходе взамен", - подытожил Аслани.

Замдиректора ереванского Института "Кавказ", политолог Сергей Минасян, излагая свое мнение корреспонденту ИА REGNUM, обратил внимание на тот факт, что достигнутое в Женеве соглашение по иранскому ядерному досье, по сути, рамочное. "Пока что мы говорим о предварительном согласии, промежуточном решении, которое, однако, имеет все шансы перерасти в нечто базовое и всеобъемлющее. Все зависит от того, как пройдут обозначенные сторонами условные полгода", - сказал политолог.

По мнению Минасяна, на этом пути Иран и Запад хоть и с небольшой вероятностью, но могут наткнуться на "подводные рифы". "Могут возникнуть проблемы. С одной стороны, можно с высокой долей вероятности предугадать реакцию на сближение Тегерана с западным миром со стороны таких стран, как Израиль (уже видим), Саудовская Аравия, Пакистан и Турция. Эти государства могут постараться и постараются вставлять палки в колеса сторонам переговорного процесса. Параллельно существует опасность, что переговорщики и Иран начнут по-разному интерпретировать те или иные пункты предварительного соглашения, и это может свести все на нет. Но поскольку Вашингтон и К° с одной стороны и Тегеран с другой явно заинтересованы в достижении согласия, вероятность такого развития событий невелика", - заметил Минасян.

Собеседник объяснил свой подход к вопросу. В частности, по его словам, Иран и "шестерка" сумели прийти к общему знаменателю ввиду осознания ими безысходности сложившегося положения. "Для Вашингтона решающими факторами стали сирийская проблематика, общая конъюнктура на Ближнем Востоке, а также предстоящий вывод войск из Афганистана. У него был выбор - пойти на компромисс или продолжать политику конфликта, которая рано или поздно должна была вылиться в военное противостояние. Этот вариант был исключен уже на "сирийской стадии" - американцы и их западные союзники не захотели напрямую вмешиваться в Сирию, куда уж говорить об Иране. Антииранская военная кампания стала бы для Вашингтона невиданной головной болью, особенно если учесть, что Иран - 80 млн. человек на 1,65 млн. кв. км с собственным ВПК - способен пусть и не одолеть США, но крепко "насолить" противнику на военном поприще. Чего стоят одни только угрозы Тегерана парализовать движение по Ормузскому проливу - это стало бы шоком для всего мира. Кроме того, начало войны против Ирана означало бы еще большее военное, политическое и финансово-экономическое вовлечение в некий регион, от которого Запад, мягко скажем, добра давно не видел. Следовательно, в США выбрали компромисс.

В Иране, в свою очередь, пришли к тому, что нужна передышка, свежий глоток воздуха, что бремя санкций стало слишком тяжелым. Альтернативой опять оказался компромисс. В итоге обе стороны выбрали этот вариант, что и сделало возможным согласие. Учитывая наличие у Ирана и Запада мотивации продолжать урегулирование проблемы, полагаю, что прогнозировать провал этой инициативы нет никаких оснований", - подчеркнул Сергей Минасян.

Подготовил Эмиль Бабаян (ИА REGNUM)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
26.05.17
«Лесная реформа» в Брянске привела к отставкам в правительстве
NB!
26.05.17
Нижний Новгород получил многомиллионный ущерб, а чиновники — условные сроки
NB!
26.05.17
East Asia Forum: Может ли Индия изменить ситуацию в Афганистане?
NB!
26.05.17
Стерва, бестия, ведьма…Образ женщины в чёрном кино
NB!
26.05.17
Песков о программе реновации жилья в Москве: «Не проект президента»
NB!
26.05.17
«Встряхнулись»: в Хакасии команда Зимина избавляется от приставки «и.о.»
NB!
26.05.17
Киев ремонтирует дом, который определён под снос: обзор энергетики Украины
NB!
26.05.17
Президентские выборы в Киргизии: Борьба начинается всерьез
NB!
26.05.17
Бугринский мост в Новосибирске вновь требует вложений. Чей просчет?
NB!
26.05.17
Акцизы или спаивание населения: в Чувашии решают, что важнее
NB!
26.05.17
Кадр сплетает несплетаемое
NB!
26.05.17
«В долгостроях Югры тонут миллиарды рублей»
NB!
26.05.17
Арестованного вице-спикера городской думы Пензы оставили в статусе депутата
NB!
26.05.17
Может ли «битва за христиан» сплотить США и Россию
NB!
26.05.17
Эрдоган вернул в Турцию «руководящую и направляющую» роль партии
NB!
26.05.17
80% граждан ждут участия Путина в выборах президента РФ 2018 года: опрос
NB!
26.05.17
Военный Донбасс за сутки: Авдеевка и Красногоровка под обстрелами
NB!
26.05.17
«Многим жаль»?: Дагестан в ожидании помилования организатору теракта
NB!
26.05.17
Во всей России пить публично нельзя, а в Кронштадте особенно
NB!
26.05.17
Николай Чудотворец — святыня, которая освящает человека
NB!
26.05.17
Госдума приняла законы об ответственности за «смертельные игры»
NB!
26.05.17
«Кремль не сменит донского губернатора до выборов президента РФ»