Петр Пименов: История одного государственного миллиарда

Москва, 20 ноября 2013, 08:01 — REGNUM  Тема хищения государственных средств стала одной из главных в последние годы. Руководители государства регулярно, сдвинув брови, пытаются доказать нам, что борьба с коррупцией ведется. Президент России Владимир Путин много лет требует персональной ответственности чиновников за распоряжение государственными деньгами. Сами же чиновники привыкли объяснять неудачные вложения госсредств не злым умыслом, а ошибками, плохой конъюнктурой рынка и изначально заложенными в проект рисками. Что-то похожее обычно говорит Роснано, когда рассказывает, почему средства, вложенные в часть проектов, не вернулись.

У меня для президента плохие новости. Похоже, никто ответственность за государственные деньги нести не собирается (кроме налогоплательщиков). Мой личный опыт столкновения с госкорпорацией Роснано говорит о том, что менеджеры госкомпании не склонны реагировать на предостережения общества. Не хочется кричать привычное для коммунистов "Чубайс - вор", поэтому я просто расскажу историю одного государственного миллиарда, который на моих глазах Роснано инвестировало в компанию "Уником".

В 2010 году депутат Госдумы Денис Давитиашвили направил депутатский запрос на имя главы Роснано. Депутат предупредил Анатолия Чубайса, что средства, которые тот планирует вложить в компанию "Уником", могут не вернуться.

"Уником" - совместное предприятие "Роснано" и компании ООО ГК "Новый каучук", которое производило модификатор асфальтовых смесей "Унирем". Роснано планировало вложить в СП около 1,9 млрд. руб. в форме кредитов и прямых инвестиций. При этом почти за 2 млрд рублей Роснано получало всего 35% СП. Владельцем оставшихся 65% становился ООО ГК "Новый каучук". Генеральным директором совместного предприятия стал Михаил Лернер.

Именно на неуместность Михаила Лернера в качестве руководителя компании и распорядителя государственных инвестиций указал Анатолию Чубайсу депутат ЛДПР:

"Лернер Михаил Ильич... имеет обязательства по давно просроченным кредитам на общую сумму около 1,01 млрд. рублей. На сегодняшний день примерная задолженность с учётом процентов, пеней и неустоек составляет 1,5 млрд. рублей"... С 2004 года (ранее данные отсутствуют) Лернер М.И. путём многократного перезакладывания имущества, на доверительных отношениях с близкими людьми, путём обмана и лжи привлекал всё новые и новые кредиты. Реальный бизнес приносил чистый убыток 30.000.000 рублей в год. Отдавая проценты и гася старые кредиты новыми, Лернер М.И. продержался до осени 2008 года - написал Давитиашвили и предупредил, что инвестиции Роснано могут пойти на погашение долгов Михаила Лернера.

Анатолий Чубайс заверил депутата: все в порядке, деньги пошли на аренду производственных помещений и выплату зарплаты. Но спустя три года выяснилось, что Давитиашвили был прав - несмотря на 810 млн. руб. госинвестиций, ООО "Уником" объявило о банкротстве, а Михаил Лернер оказался в СИЗО по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах.

Роснано инвестировало в компанию почти миллиард рублей налогоплательщиков, и теперь неясно, кто будет нести ответственность за таким образом потраченные деньги. Хотя руководство госкомпании и департамент безопасности были неоднократно проинформированы СМИ и частными лицами о недобросовестности партнеров.

Почему Роснано все-таки приняло решение инвестировать в Уником? Хронология событий дает основания полагать, что госкорпорация излишне благоволила именно этому проекту:

• В 2008 году "Новый каучук" подал заявку на финансирование проекта. В середине 2009-го происходит подмена юридического лица - вместо ООО "Новый каучук" претендентом становится созвучное ООО ГК "Новый каучук". Оба юридических лица можно найти в ЕГРЮЛ. Хотелось бы получить объяснение Роснано, как получилось так, что заявку подавало одно юрлицо, а финансирование получило уже другое?

• В мае 2009 года Михаил Лернер написал кредиторам, что договор с Роснано будет подписан в сентябре 2009 года. Также он сообщил, что первый транш будет перечислен в феврале-марте 2010 года, и это позволит ему покрыть часть долгов. Михаил Лернер знал о положительном решении за несколько месяцев до проведения официальных экспертиз, которые всегда предшествуют решению Роснано об инвестициях. И до учреждения ООО ГК "Новый каучук", которое в итоге и подписало с Роснано инвестиционный договор.

• Именно Михаил Лернер становится генеральным директором созданного совместного предприятия "Уником", хотя и топ-менеджеры, и департамент безопасности Роснано могли получить всю информацию о нем. Например, что по месту жительства Михаила к нему предъявлено множество исков от кредиторов, что он имеет огромные долги, а его имущество ищут судебные приставы.

• В том же 2009 году было подано заявление о возбуждении против Михаила Лернера уголовного дела по факту мошенничества. В августе 2012 года он был осужден за это преступление на пять лет условно. Любая частная инвестиционная структура, получив подобную информацию, всерьез бы задумалась, стоит ли доверять деньги в управление такому человеку. Однако менеджеров Роснано подобные мысли почему-то не посетили.

• В 2010 году, после запроса Давитиашвили и ряда публикаций в СМИ, Михаил Лернер покинул пост генерального директора Уникома и перешел на должность председателя совета директоров. Вместо него генеральным директором стала Ирина Чайкина, не имевшая ни специального образования, ни опыта в автодорожной отрасли и никогда не занимавшая должностей такого уровня.

• В 2010 году я сам писал заявления на имя главы Роснано и в Счетную палату, в которых предупреждал, что вложенные в Уником средства могут не вернуться. Также я сообщал, что с помощью различных махинаций они могут пойти на погашение долгов Михаила Лернера. К сожалению, никаких действий предпринято не было.

• Отдельного внимания заслуживает то самое "помещение", на аренду которого, по словам Анатолия Чубайса, был направлен транш Роснано. В запросе Давитиашвили написано, что Михаил Лернер приобрел здание в Подольске за 70 млн. руб. в 2008 году. Сначала он взял кредит в "Дил-банке", после чего сделал завышенную оценку здания и перекредитовался в Соцгорбанке уже на 150 млн. руб. Куда делась разница остаётся только догадываться. Более того, до получения первого транша от Роснано этот кредит не обслуживался. Исходя из предварительного соглашения, подписанного между "Роснано" и "Новым каучуком", которое называлось "Основные условия реализации проекта производства модификатора "УНИРЕМ" здание было внесено в совместное предприятие, как актив. Так же я предполагаю, что партнеры Роснано брали его сами у себя в аренду, расплачиваясь государственными деньгами.

• В 2012 году Ирина Чайкина уступает должность Александру Камбуру. Тот через год инициирует процедуру банкротства и сразу увольняется. Причем одновременно банкротятся обе компании - ООО "Уником" и ООО ГК "Новый каучук". Возможно, это делается для того, чтобы в дальнейшем было максимально сложно проследить судьбу вложенных денег.

• Одновременно Роснано заявляет, что возобновит проект, но уже с новыми партнерами.

В связи с этим возникает несколько вопросов:

1. Куда делись 810 млн. рублей и будут ли старые партнеры Роснано нести за них ответственность? Тем более, что Уником не только не смог выйти на планируемые объемы производства, но и не построил завод в Невинномысске, о котором говорилось на начальном этапе проекта.

2. В октябре Президент России Владимир Путин снова напомнил, что чиновники должны персонально нести ответственность за государственные деньги. Распространится ли это правило на сотрудников госкорпораций? Кто понесет ответственность за потерянный в недрах "Уникома" почти миллиард рублей налогоплательщиков? Будут ли это сотрудники, подписавшие договор со стороны Роснано? Или учредители ООО ГК"Новый Каучук":

• Владимир Малицкий

• Сергей Головков, Генеральный директор ООО ГК "Новый Каучук"

Александр Вершинин,в настоящее время находится в СИЗО по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере.

• Ирина Чайкина

Или это будут люди, занимавшие должность генерального директора "Уникома": Ирина Чайкина, Александр Камбур и, как он сам себя называл - "стержень компании", Михаил Лернер, который также находится в СИЗО по обвинению в мошенничестве в особо крупном размере?

3. Прописана ли персональная ответственность лиц, получивших инвестиции от Роснано, в соответствующих договорах поручительства, о которых, насколько я знаю, шла речь в "Основных условиях реализации проекта производства модификатора "УНИРЕМ"? И если нет, то кто из сотрудников госкомпании допустил "юридические лазейки" для ухода от ответственности вышеперечисленных лиц?

4. Выяснят ли правоохранительные органы, почему руководители "Роснано" так настойчиво игнорировали предостережения со стороны частных лиц, СМИ и даже депутатов Госдумы?

Петр Пименов

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.