Дмитрий Семушин: Нужен ли России закон о борьбе с пропагандой сепаратизма

Москва, 18 Ноября 2013, 19:52 — REGNUM  8 ноября 2013 года в Государственную Думу был внесен законопроект, предлагающий уголовную ответственность за "пропаганду сепаратизма" и за "публичное выражение симпатий" к сепаратистам. Законопроект предложили депутаты от партии "Единая Россия" Антон Романов и Евгений Федоров, а от "Справедливой России" - Михаил Емельянов. Ранее аналогичный законопроект собирался внести на рассмотрение российских законодателей председатель КПРФ Геннадий Зюганов. Спустя несколько дней по каналу НТВ в передаче "ЧП расследование" был показан новый документальный фильм под названием "Кто хочет разделить Россию?", посвященный проблеме пропаганды сепаратизма в современной России.

Формально и законопроект, и фильм являются ответом на сентенцию, произнесенную 15 октября в эфире радиостанции "Эхо Москвы" главным редактором журнала The New Times Евгенией Альбац. Она сказала: "Ничего страшного не вижу в том, если Россия разделится по Уральскому хребту". Чуть ранее проф. ВШЭ Сергей Медведев публично предложил: "...у России, как у не справившегося и безответственного хозяина Арктику надо отобрать и передать под международную юрисдикцию, подобно Антарктиде, с полным запретом на хозяйственную и военную деятельность". Высказывание Сергея Медведева вызвало реакцию президента РФ. А еще чуть ранее общественный резонанс получили высказывания "поэта" Дмитрия Быкова, предрекшего во время пребывания в Казани в угоду местным этносепаратистам, что к 2020 году Дальний Восток, Татарстан и Сибирь станут своеобразными независимыми штатами в составе Российской Федерации. Еще ранее можно вспомнить высказывание академика РАН Юрия Пивоварова: "Я убежден, что Россия в ближайшие полстолетия уйдет из Сибири... Я думаю, старая русская история закончится, когда Россия потеряет Сибирь и Дальний Восток... Вопрос в том, кто будет контролировать Сибирь и Дальний Восток? Здесь для русских есть шанс в будущем, великолепный шанс выгодно распорядиться этой территорией - ведь русские там жили и живут, русские лучше других ее знают и т. д. Пусть придут канадцы, норвежцы - и вместе с русскими попытаются управлять данными территориями". Все означенные деятели с практическим сепаратизмом не связаны. Однако их высказывания являются явным будированием общественного мнения по этому направлению.

Разумеется, за минувшую неделю законопроект против пропаганды сепаратизма был прокомментирован различным образом в российских СМИ. Теперь очевидно, что против законопроекта выступили центральные издания либерального направления и, что характерно, телеканал "Дождь". При этом либеральные СМИ зачастую обратились за комментариями к самим пропагандистам сепаратизма в России, не представив их в подобном качестве своим потребителям. Общим в критике законопроекта со стороны белоленточной публики стала дискредитация законопроекта вообще, как очередного безумного начинания властей. В этой связи весьма характерно высказывание о законопроекте на радио "Свобода" "правозащитника" Льва Пономарева: "Это совершенно нелепая кампания. Скорее всего, просто люди отрабатывают какой-то капитал или хотят заработать какой-то капитал. Конечно, это похоже на безумное совершенно действие".

В целом, критика законопроекта о борьбе с сепаратизмом со стороны либеральной общественности и "национальных демократов" сводится к нескольким положениям:

- закон не нужен, поскольку в современной Российской Федерации нет массовых сепаратистских движений;

- закон не нужен, поскольку, хотя в современной Российской Федерации и существуют идеологии разного рода сепаратизма, они не представляют опасности для российской государственности из-за своей маргинальности;

- закон о борьбе с пропагандой сепаратизма избыточен в российском законодательстве, поскольку в нем присутствуют статьи против экстремистской деятельности;

- закон о борьбе с пропагандой сепаратизма противоречит свободе слова;

- закон о борьбе с пропагандой сепаратизма противоречит статье 5 Конституции РФ, согласно которой за народами в РФ признаются равноправие и право на самоопределение;

- применение закона о борьбе с пропагандой сепаратизма с наказанием сепаратистов за слово может побудить их к действию.

Сразу нельзя не заметить, что свобода слова отнюдь не предполагает политическую безответственность.

Согласно опросу общественного мнения, проведенного социологами Фонда "Общественное мнение", 93% россиян полагают, что нынешние границы России надо сохранить любой ценой. 57% россиян, т. е. больше половины, уверены в наличии угрозы территориальной целостности РФ. При этом среди опрошенных со средним специальным образованием и жителей больших городов с численностью населения от 250 тыс. до 1 млн. человек таковых уже 63%. Почти половина опрошенных респондентов - 48% считают, что в России есть регионы, которые хотят обрести независимость. Большинство россиян - 76% убеждены, что выход из состава РФ только навредит их региону. По представлениям подавляющего большинства россиян - 82% обширная территория России имеет больше плюсов, чем минусов. Главный аргумент - обилие природных ресурсов - 51%. Только каждый десятый - всего 11% респондентов, считает, что большая площадь страны является отрицательным фактором для развития России. В связи с этим опросом сразу же отметим, что закон о борьбе с пропагандой сепаратизма в случае его принятия соответствует общественному мнению России. При этом отметим такой парадокс, что при отсутствии массовых сепаратистских движений и настроений в регионах страны, в обществе более половины россиян уверены в наличии угрозы территориальной целостности РФ.

Второй важный момент: не трудно заметить, что критики готовящегося законопроекта трактуют сепаратизм исключительно, как деятельность по дезинтеграции государственной территории, а, между тем, сепаратизм представляет собой гораздо более сложное явление. Поэтому подчеркнем, как научная категория сепаратизм обозначает стремление к обособлению части территории государства и включает в себя такие понятия, как сецессионизм, так и автономизм. Сторонники сецессионизма стремятся к выходу территории из состава существующего государства, сторонники автономизма - лишь к повышению степени ее автономии. Однако и то, и другое явление считаются сепаратизмом в современных научных категориях. Тут нетрудно заметить, что критики законопроекта о борьбе против пропаганды сепаратизма подменили понятия, понимая под сепаратизмом исключительно сецессионизм, оставляя за рамками проблемы сепаратизма автономизм. Упрощение и затемнение понятий в данном случае служит не только искажению реальности, но и становится средством разрушения созидательной политической работы.

Последнее обстоятельство связано с тем, что современные русские сепаратисты, именующие себя "регионалистами", маскируют свою сепаратистскую деятельность федералистской риторикой. На состоявшейся в июне месяце этого года в Москве в помещении ВШЭ конференции "регионалистов" ее организатор политолог Игорь Клямкин попросил участников не акцентировать сегодня в своей деятельности идеи регионального сепаратизма. "Так что при сохранении "вертикали" - даже в ожидании ее ослабления - в идеологические игры с сепаратизмом лучше бы не играть", - сказал он. Формально в российских регионах сейчас сепаратистов нет, а есть "регионалисты", представляющие из себя сетевое сообщество провинциальных интелектуалов-мечтателей. Понятия "регионализм" и "регионалисты" в современной российской идейной практике - это эвфемизм, призванный замещать такое понятие, как "сепаратизм" и "сепаратисты". Разговоры о "новом федерализме" являются всего лишь политкорректным прикрытием для активно обсуждаемой темы "грядущей региональной независимости", дезинтегрирующей Россию.

Здесь надо понимать, что любые проявления сепаратизма несут в себе или реальную, или потенциальную угрозу целостности государства и благосостоянию его граждан. Хуже всего, если борьба ведется уже с развитым сепаратистским процессом, а не с явлениями в его начальной стадии. При этом надо понимать, что методы подавления, использованные на начальной стадии против сепаратистского процесса, обуславливают их умеренный характер. Поэтому первостепенным делом является оценка степени опасности развития разных типов, видов и форм современного сепаратизма для государственного единства Российской Федерации. Сепаратизм - сложное явление, которое не только воздействует на государственно-политическое устройство страны, но и влияет на другие стороны общественной жизни, включая культуру, коллективное и индивидуальное сознание. Прежде всего, сепаратизм является специфичным проявлением социального конфликта. Поэтому, в первую очередь, необходимо определить конфликтный потенциал современного российского сепаратизма. Сепаратизм является потенциальным фактором изменения нынешнего административно-территориального устройства Российской Федерации. Как сложное социальное явление, сепаратизм обладает, как деструктивным, так и конструктивным потенциалом воздействия на государственное устройство Российской Федерации. Можно заметить, что сепаратизм является сигналом социального неблагополучия, который должен инициировать государственную власть на коррекцию социально-экономического и социально-культурного развития регионов страны, а не только на карательные и управленческие меры. Уровень сепаратистских настроений прямо связан с основными показателями социальной напряженности в российских регионах. Очевидно, что сепаратистские настроения проявляются при развитии и углублении диспропорций в уровнях социально-экономического и социально-культурного развития регионов. Между тем, баланс между регионами не постоянен. Он нарушается по причине неравномерного социально-экономического и социально-культурного развития регионов РФ. Возникающие диспропорции могут стимулировать протестные настроения и усиливать социальную напряженность на местах и в центре, вести к развитию в регионах сепаратистских идеологий и настроений.

Очевидно, что современные процессы в РФ выявляют два типа сепаратизма - это этнически-территориальный и регионально-территориальный сепаратизмы. Первый характерен для российских автономий, второй - для русских областей. При этом идеологии и носители этнического и регионального сепаратизма могут противостоять на местах друг другу. Оба типа сепаратизма реально представлены в России как в сецессионистском, так и автономистском вариантах. При этом оба варианта могут находиться в сложной и тесной связи, как, например, в проектах "оранжевой революции" автономистский вариант рассматривается в качестве запала для развития сецессионистского сценария. Присутствует и возможность того, что автономистский вариант в случае его реализации во временной перспективе может дать старт сецессионистскому. При этом сецессионистский вариант сепаратизма создает прямую угрозу российской государственности, тогда, как автономистский несет существенные риски. Сецессионизм по внешним формам своей деятельности может значительно различаться в спектре от пропаганды до насильственных действий и даже гражданской войны. Автономизм обычно не знает последних крайностей.

По дальнейшей научной классификации сам сецессионизм подразделяется еще на индепендизм - т. е. стремление создать новый центр власти, так и ирредентизм - стремление присоединиться к иному центру или создать новое целое на базе частей нескольких государств. Ирредентизм в РФ отчетливо просматривается в идеологии "регионалистов" Калининграда (маргинальная Балтийская республиканская партия) и Санкт-Петербурга (Клуб "Ингрия" и Даниил Коцюбинский). Даже некоторые татарские этносепаратисты полагают, что независимый Татарстан в будущем сможет стать частью Европейского Союза. Сецессионизм с его разновидностями - индепендизмом и ирредентизмом является всегда не только политическим, но и пространственным явлением, поскольку проецирует себя на конкретную территорию. Поэтому сецессионизм всегда может быть обозначен на географической карте в виде зоны своего распространения. И, наконец, сецессионизм в основе своей является одной из форм выражения национализма. Национализм морально легитимирует сецессионизм. Однако для того, чтобы сепаратизм и сецессионизм, в частности, начали работать, они нуждаются в создании групповой конфликтной идентичности у населения.

Сепаратизм в его сецессионистской или автономистской разновидности не может получить развития без предварительного создания в потенциале конфронтационных региональных идентичностей в российских регионах. Их сепаратистскую подкладку можно определить через относительную новизну проекта. Подобного рода идентичности могут формироваться на псевдоэтнической воображаемой основе (проект "поморы" в Архангельске), конфессиональной (исламский проект на Северном Кавказе и Поволжье), внешнеполитической ("ингермандландцы" Санкт-Петербурга), исторической или экономической основах. На формирование сепаратистских региональных идентичностей может повлиять фактор личного авторитета "пророка", условные административные границы или территориальная изолированность, как это видно на примере Калининграда и Приморья. Поэтому надо понимать, что создание новых региональных идентичностей в современной России прямо связано с сепаратистской деятельностью. Это не естественный процесс. В связи с этим культурная работа в этом направлении, маскируемая под создание всякого рода региональных брендов, должна получать соответствующую оценку со стороны государства и его правоохранительных органов. Пускать на самотек культурную жизнь в регионах, особенно передоверяя ее иностранному спонсорству, совершенно недопустимо.

Поэтому сепаратизм, заметим мы, во многом является продуктом социально-политического конструирования и ментального воображения. Сепаратизм, как деятельность в обоих своих сецессионистском и автономистском вариантах, включает в себя создание конфронтационных политических проектов, оформленных соответствующей им риторикой. В политике же публичное слово также является делом, заметим мы. Поэтому предлагаемый закон против пропаганды сепаратизма в РФ призван сдерживать и разрушать сепаратизм на проектной стадии его развития, и это - вполне правомерная государственная деятельность.

В настоящее время реальная степень распространения сепаратистских настроений в русских регионах среди разных социальных групп не одинакова, но она гораздо выше в группах, существенно влияющих на организацию местной социальной жизни - у интеллигенции, чиновничества, участников бизнеса. При этом автономистский тип современного русского сепаратизма имеет значительное бóльшее число сторонников, нежели сецессионистский.

Как уже было отмечено, разные типы современного русского сепаратизма - сецессионистский и автономистский, несут существенно разные опасности для российской государственности. Однако здесь надо иметь в виду, что опасность обоих вариантов усугубляется существованием и развитием проекта расчленения России, как по "национально-автономной", так и по "русской региональной" линиям при наличии сил, поддерживающих и спонсирующих проект, как из-за рубежа, так и изнутри страны. В мае этого года влиятельный американский политолог, наблюдающий за национальными процессами в Российской Федерации, Пол Гобл дал прогноз: "Совмещение и сдерживание роста регионализма и субэтнического русского национализма станут для центра серьезным вызовом. В среднесрочной и долгосрочной перспективе рост русского субэтнического национализма представляет гораздо более серьезную угрозу способности Москвы контролировать ситуацию, чем любое другое "нерусское" национальное движение". В этом случае было бы легкомыслием недооценивать потенциал современного российского сепаратизма.

Дмитрий Семушин (ИА REGNUM)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
17.01.17
Захарченко: Донецкая и Луганская республики – уже федерация
NB!
17.01.17
«Решение ЕСЧП является уничижительным по отношению к детям»
NB!
17.01.17
Американские военные в Польше: спиной к России, лицом к Германии?
NB!
17.01.17
В аэропорту Калининграда вновь коллапс
NB!
17.01.17
Премьер Литвы признал: недовольство БелАЭС — вопрос политический
NB!
17.01.17
Генсек Совета Европы обеспокоен декриминализацией «шлепков» в России
NB!
17.01.17
Прокуратура проверяет покупку «Почтой России» двух самолетов
NB!
17.01.17
Паритет доллара и евро в 2017 году не отменяется?
NB!
17.01.17
Порошенко ждет помощи от главы КНР в ситуации с Донбассом
NB!
17.01.17
«Дональд Трамп – это новый Рональд Рейган?» — The American Conservative
NB!
17.01.17
Внук Назарбаева публично назвал имена казахстанских «врагов народа»
NB!
17.01.17
Песков о заявлении советника Трампа: «Русские предпочитают деликатесы»
NB!
17.01.17
Лавров рассказал о шпионаже и любви к регионам сотрудников посольства США
NB!
17.01.17
Бывший замдиректора ЦРУ предложил Путину «подарить» Трампу Сноудена
NB!
17.01.17
Лавров рассказал об отвратительных эпизодах вербовки дипломатов в США
NB!
17.01.17
«Принцип Маннергейма»: на Урале чествуют пособника власовцев
NB!
17.01.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 17 января
NB!
17.01.17
Бразилия: Страну спасет «настоящий полковник»?
NB!
17.01.17
Армия готова защитить граждан РФ в случае угрозы, уверены 92%: опрос
NB!
17.01.17
Поиски Boeing МН370, пропавшего в 2014 году, приостановлены
NB!
17.01.17
«Нет реабилитации нацизма!» Активисты пикетируют «Ельцин-центр»
NB!
17.01.17
МИД РФ назвал «истерикой» подборку слов Трампа о России