Прибалтийские клубы "Что? Где? Когда?" уперлись в "потолок" из-за миграции и образования: интервью ИА REGNUM

Рига, 15 ноября 2013, 12:26 — REGNUM  

В интервью ИА REGNUM представитель Международной ассоциации клубов (МАК) "Что? Где? Когда?" в Прибалтике, президент даугавпилсского Клуба интеллектуальных игр "Эрудит", лауреат премии имени Владимира Ворошилова 2013 года - "За вклад в развитие движения интеллектуальной игры" Александр Барбакадзе рассказал о развитии движения "Что? Где? Когда?" в прибалтийском регионе.

ИА REGNUM: Александр, для начала несколько слов о награде, которой вы недавно были удостоены. И еще, в нескольких словах: чем обусловлено ваше увлечение "Что? Где? Когда?"?

Ну, что такое премия МАК? Она традиционно присуждается в рамках чемпионата мира в разных номинациях: "лучший клуб", "лучший турнир года", "лучший вопрос года" и так далее. Самая высшая - "За вклад в развитие движения интеллектуальной игры" или, иначе говоря, "премия Ворошилова". Она присуждается не голосованием, а единоличным решением президента организации Натальи Ивановны Стеценко. Оказаться ее обладателем в нашей среде так же почетно, как кинематографисту получить "Оскар". Я хоть и человек в меру циничный, но и меня, что называется, "пробило" - благодарственную речь на церемонии награждения читал дрожащим голосом. Для меня награда стала неким промежуточным подведением итогов, ведь я занимаюсь ЧГК уже многие годы.

Игра необыкновенно затягивает: для меня она ассоциируется с духом состязательности, путешествиями, друзьями по всему миру, приключениями. Благодаря ей в памяти осталось очень много увлекательного и забавного. Вот, например, чего стоит хотя бы один очень давний случай... Меня предупредили, что ко мне в номер подселили "новенького парня из Питера". Единственные ключи были у меня. Я тогда задержался после игры на нашем междусобойчике, а вернулся в гостиницу под утро. Оказалось, несчастный парень всю ночь спал на подоконнике в гостиничном коридоре. Позже выяснилось, что его зовут Федя Двинятин - тот самый! Он потом этот случай мне припоминал (смеется).

ИА REGNUM: Как вы оцениваете нынешний уровень команд из Прибалтики?

Конечно, нам трудновато соперничать с россиянами, собравшими у себя весь цвет движения "Что? Где? Когда?". Следующие места по силе занимают команды из Украины и Белоруссии. Однако, команды из Прибалтики стабильно входят в первую сотню сильнейших коллективов. Как правило, мы боремся с Азербайджаном, где игра ЧГК тоже пользуется большой популярностью и государственной поддержкой (там это началось еще со времен правления Гейдара Алиева, при котором стали проводиться розыгрыши чемпионатов мира) и с Израилем, где сосредоточены большие интеллектуальные ресурсы в эмигрантской среде. Что означают наши места в первой сотне, можно лучше уяснить, узнав, что всего в мире насчитывается до пяти тысяч команд "Что? Где? Когда?". Люди, причастные к нашему движению, имеются и в Австралии, и в США, и в Израиле, и в Германии. В Латвии же эпицентрами игры являются Рига и Даугавпилс (есть надежда, что со временем будет воссоздан и клуб в Резекне). Есть еще команда в Балви, пробуют что-то делать ребята из Юрмалы. В Эстонии развитые клубы имеются в Таллине и в Тарту - но, как ни странно, отсутствуют в Кохтла-Ярве, где живет много русскоязычных. В Литве свои клубы ЧГК есть в Висагинасе, Вильнюсе и Клайпеде.

ИА REGNUM: Каким же образом удалось добиться такого уровня популярности "Что? Где? Когда?" в регионе?

Тут необходим маленький экскурс в историю. В советские времена существовал целый ряд неформальных субкультур, слабо соотносившихся с официальной идеологией: КСП, КВН, рок-музыка, секции каратистов, клубы исторических реконструкторов и тому подобное. "Что? Где? Когда?" - явление из того же ряда. С началом перестройки в 1985 году, многие из этих субкультур получили новый толчок к развитию, развернувшись во всю ширь и став известными для значительно большего количества народа. ЧГК - не исключение. Однако, последовавший вскоре распад СССР тяжелейшим образом сказался на развитии субкультурных движений, прервав огромное количество налаженных связей. Если у нас в Латвии в 80-е зародились и успешно действовали клубы в Риге (вокруг газеты "Советская молодежь"), Даугавпилсе и Резекне, то потом произошел слом всей этой структуры. Люди погрузились в тяжелейшую борьбу за выживание, за кусок хлеба, и им стало не до интеллектуальных игр.

Хотя даже на этом пепелище пробивались свежие ростки: например, именно в начале 90-х возникли команды ЧГК в Литве, в Эстонии. Кстати, у таллинцев она зародилась при достаточно забавных обстоятельствах: человек из этого города случайно встретился в очереди в питерском магазине с Александром Друзем - и, в итоге, Друзь посодействовал организации клуба в столице Эстонии. Впрочем, в целом по тем временам движение ЧГК в Прибалтике находилось в печальном состоянии. В лучшем случае, люди, не питая особых амбиций, участвовали в клубах для того, чтобы обеспечить себе хоть какую-то отдушину средь тяжелых будней. Человек ведь не может все свое время посвящать погоне за копейкой, ему требуется какое-то душевное отдохновение.

ИА REGNUM: С какого же момента движение вновь пошло на взлет?

Нужно иметь в виду, что ЧГК, в отличие от многих других субкультурных движений, не подвержено коммерциализации. Если, как выяснилось, на КВН, рок-музыке, КСП можно зарабатывать солидные деньги, то у нас подобные схемы не срабатывают. Больших средств в нашей сфере не крутится - чтобы заниматься ЧГК, необходимо обладать большим запасом здорового, бескорыстного энтузиазма. Однако, пришел и на нашу улицу праздник: вторичный расцвет субкультуры "Что? Где? Когда?", ее новый выход на массовую аудиторию случился с развитием интернет-технологий. Благодаря интернету удалось восстановить связи, разрушенные распадом Советского Союза, возобновить общение с теми людьми из наших рядов, которые уехали в далекие страны: Израиль, Германию, США, Великобританию. В итоге, с начала 2000-х начался серьезнейший рост интереса к игре. У нас в 2002 году опять открылся клуб в Риге, со временем ставший крупнейшим в Прибалтике; постепенно вокруг ЧГК в нашем регионе сложилась целая инфраструктура. Сейчас в регионе насчитывается более 70 "взрослых" и еще свыше 200 студенческих и детских команд.

Чемпионаты проводятся раз в год: "взрослые" в Даугавпилсе, а детские и студенческие в Риге. Благодаря интернету получили большое распространение синхронные турниры, когда команды, находящиеся в разных странах, одновременно отвечают на одни и те же вопросы. У нас такой турнир называется "Балтийский берег" - в нем участвуют порядка тысяча коллективов, разбросанных по всему миру. Несколько лет назад вместе с ребятами из других клубов я организовал так называемый Baltic Cup - это пять турниров в год, проводящихся в Латвии, Литве и Эстонии, а затем увенчивающихся общим зачетом. Ежегодно имеет место несколько фестивалей "Что? Где? Когда?", самый крупный из которых - "Бархатный сезон" - проходит в августе-сентябре в Юрмале. Туда собираются не только местные коллективы, но и приезжают зарубежные команды, "звезды" вроде Александра Друзя и Максима Поташева. Призовой фонд формируется, главным образом, из взносов взрослых участников: обычно это по 3-4 лата (4-5 евро) с человека за игру. Периодически чем-то помогают самоуправления, частные фирмы и культурные учреждения - в этом плане я должен особенно отметить Дом Москвы в Риге... В целом же, у нас в Прибалтике все постепенно шло по восходящей вплоть до, примерно, 2011 года: когда мы уперлись в некий "потолок". Стали оказывать действие уже факторы противоположного, негативного свойства. Самым болезненным из них является массовый отток населения из региона. В Англии уже сложился местный клуб "Что? Где? Когда?", практически полностью состоящий из бывших рижан. Если же говорить о молодом поколении, то начали все более вылезать наружу печальные плоды современного образования.

ИА REGNUM: Вообще, люди какого возраста и профессий преобладают в ваших рядах?

В нашей команде, завоевавшей чемпионский титул в Латвии, средний возраст участников - около сорока лет. Впрочем, на самом деле возрастной разброс среди игроков очень и очень велик. В частности, мы активно работаем с детьми, привлекаем пополнение из числа учеников русскоязычных школ. У нас существует детский чемпионат ЧГК в Латвии, участники которого полностью заполняют огромный актовый зал Института транспорта и связи. Есть и студенческий чемпионат - то есть, игра очень привлекает молодежь. Однако, очень большой процент людей теряется при переходе из детской и юношеской лиги во взрослую. Взрослый чемпионат требует уже совершенно другого уровня знаний, но, как я сказал, современное образование зачастую его обеспечить уже не способно. Среди взрослых участников ЧГК у нас есть интеллектуалы самых разных профессий - менеджеры, "айтишники", предприниматели, учителя...

ИА REGNUM: "Что? Где? Когда?" является уделом только представителей русской общины?

Нет, участвуют не только русскоязычные - но игра традиционно проходит на русском. Единственное исключение: телевизионные версии, выходящие в Литве и Эстонии - они делаются, соответственно, на госязыках. Впрочем, телеверсия (когда та или иная команда отвечает на вопросы зрителей) имеет слабое отношение к спортивной игре (когда разные команды соревнуются между собой), как таковой - это, в первую очередь, развлекательный продукт для массовой аудитории, шоу. А вообще, нужно иметь в виду, что ЧГК является уникальной, специфической частью именно русской культуры, ментальности. Конечно, на Западе тоже есть много интеллектуальных шоу. Но они все викторинного типа, когда люди просто отвечают на вопросы. Такого как у нас - когда, в буквальном смысле слова, прямо за столом, в процессе интенсивного мозгового штурма, создается некое "озарение" - нет.

Это не значит, конечно, что вне русскоязычного пространства наша игра невозможна - в качестве примера можно упомянуть Грузию. В этом государстве молодое поколение русского уже не знает. Тем не менее, там система ЧГК блестяще отлажена: во многом благодаря замечательному организатору Георгию Мосидзе. В своей стране грузинские команды являются "звездами". Но там с горечью понимают, что они с каждым годом утрачивают конкурентоспособность по отношению к лучшим зарубежным клубам - потому что играть на русском языке уже сейчас у них способны разве что сорокалетние.

ИА REGNUM: То есть, латышей, эстонцев и литовцев вы тоже стараетесь привлечь к движению ЧГК?

Попытки такие имеют место. Но получается пока не очень. Дело в том, что у тех же латышей другая традиция интеллектуальных игр, всецело связанная с викторинами. Например, наши знатоки совместно с латышскими интеллектуалами участвуют в чемпионатах по "квизу". Это такая викторина, предполагающая ответы на вопросы из разных областей знаний. Но там в основу положен совершенно другой принцип "готового знания". Впрочем, стоит подождать: быть может, какие-то всходы надут семена, посеянные телеверсиями ЧГК на литовском и эстонском языках. Потому что в Грузии, например, массовое увлечение "Что? Где? Когда?" возникло именно после появления телевизионного продукта на автохтонном языке.

ИА REGNUM: ЧГК в Прибалтике пользуется какой-то поддержкой со стороны россиян?

Да, мы думаем на русском языке, играем на русском - но совершенно никакой помощи из России не имеем. Местным клубам "Что? Где? Когда?" тяжеловато конкурировать со скопищами "профессиональных соотечественников". Приятным исключением является сотрудничество с Генеральным консульством РФ в Даугавпилсе, где нам оказывают всемерное содействие при решении визовых вопросов.

ИА REGNUM: Свидетельствует ли степень популярности "Что? Где? Когда?" в обществе о его, общества, интеллектуальном потенциале?

Я, будучи учителем по образованию, считаю, что существование культуры ЧГК свидетельствует, в первую очередь, о возможности некой универсальности человеческой личности. Это очень актуально для нашего времени, когда мы видим агрессивное наступление западной модели образования, "заточенной" под подготовку узкопрофильных специалистов для конкретных нужд капиталистического рынка. Сейчас эта модель "доедает" остатки советской системы, при которой ставка делалась на подготовку "универсала", способного параллельно вести деятельность в нескольких отраслях. "Что? Где? Когда?" помогает раскрыть заложенный в человека потенциал - но, оно же и задает высокие стандарты, которым все меньше представителей юных поколений может соответствовать. Я вижу, как из культурного багажа современного школьника выпадают очень важные пласты знаний. Приходят дети, включаются в игру, и ты с удивлением созерцаешь, с какой жадностью они впитывают новые для себя, хотя, казалось бы, общеизвестные факты. Оказалось, что, например, многие литературные произведения, которые, с нашей точки зрения, входили в незыблемый культурный канон, просто неизвестны нынешней молодежи. А ведь будущее человека напрямую зависит от того, где и на чем он вырос: в "Макдональдсе" ли, перед экраном "зомбоящика", транслирующего дебильные шоу, или на передачах каналу "Культура", National Geografic, в библиотеке и так далее. Когда в прессе прошла информация, что мне вручили премию Ворошилова, 80% знакомых спросили: сколько я денег получил? Или еще хуже: а ты что, стреляешь? Сейчас система образования желает видеть в людях, во-первых, "винтики" для глобальной экономики, а, во-вторых, идеальных потребителей, чье внимание сосредоточено на "бабках", "шмотках", "понтах" и "барахле". И подобное положение дел не может не печалить.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете перспективы "Что? Где? Когда?" в вашем регионе, да и в целом?

Пока в Прибалтике есть русскоязычные - здесь будет и игра. Несмотря на убыль населения, мы стараемся привлекать новых людей. Кстати, у нас здесь есть планы по запуску проекта "игры для всех". По сути, тот же ЧГК, но с более простыми вопросами, проводящийся в каком-нибудь кафе или ресторане - чтобы люди могли соединить интеллектуальные упражнения с отдыхом. Это для тех, кто хочет качественно провести свободное время, но не желает идти в кабак или на концерт какой-нибудь попсы. Кстати, подобный вариант нынче успешно развивается в Москве - они назвали свой проект "60 секунд", дабы не заморачиваться с авторскими правами на франшизу. Недавно они провели в Одессе первый чемпионат мира среди непрофессионалов. Кроме того, есть мнение, что в скором времени движение ЧГК получит второй - после прихода интернет-технологий - мощный толчок к развитию. Недавно на чемпионате мира мы разговаривали с Друзем. Он сказал, что нам осталось дождаться близкого уже момента, когда поставить видеокамеру на каждый рабочий стол будет стоить сущие копейки. И тогда любой человек сможет наблюдать в режиме онлайн за каждой командой в процессе игры, за живым обсуждением вопросов. Это ведь очень интересно - созерцать, как проявляется инсайт, как рождается маленькое интеллектуальное чудо. Таким образом, удастся преодолеть главный недостаток спортивного "Что? Где? Когда?", заключающийся в отсутствии зрелищности. Вот, допустим, идет чемпионат мира, а я хочу посмотреть, как работает команда того же Друзя - да пожалуйста, достаточно войти в интернет! Это вопрос ближайших лет, когда подобное станет возможным. И тогда мы получим совершенно новое качество игры и мощный всплеск интереса к ней.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail