Александр Сергеев: Южная Осетия - Россия в миниатюре и элемент российской национальной безопасности

Москва, 6 ноября 2013, 11:14 — REGNUM  

Южноосетинская проблематика год от года не перестает терять актуальность. Более того, движение текущих политических процессов показывает ее стремительное нарастание. Подтверждений этому всего два, но они весьма весомы. Первое - Южная Осетия не перестает быть Россией в миниатюре. Она с каждым годом все сильнее отражает основополагающие константы российской социально-политической жизни. Вместе с тем, система главных угроз российскому будущему в аналогичном варианте присутствует и в маленькой Южной Осетии, еще больше довлея и ежедневно создавая для жизнедеятельности молодого государства прямую и ощутимую опасность. Изучая южноосетинскую реальность, Россия сможет многое понять о самой себе.

Второй, не менее важный аспект, состоит в том, что Южная Осетия играет важнейшую, неоценимую роль в сегодняшней системе российской национальной безопасности. Любая угроза и любое враждебное действие, реализованное на территории Южной Осетии, тотчас же будет с утроенной силой резонировать в российские регионы. Южная Осетия - одна из наиболее уязвимых точек постсоветского пространства, и многие антироссийские силы используют и будут использовать эту уязвимость для нанесения политических, организационных, информационных и иных ударов по Российскому государству и обществу.

Совокупность указанных причин и заставляет нас проводить настоящее исследование.

Глава 1. Южная Осетия - важнейший элемент системы российской национальной безопасности

В вышедшей в 2012 году статье "Южная Осетия: реалии послевоенного времени" (1) мы подробно говорили об уникальности для современного мира ситуации, когда 50-тысячный народ, лишенный на своей территории хорошей транспортной инфраструктуры и защитных природных ландшафтов, в течение 20 лет вел успешную борьбу с 5-миллионным государством, вооруженным по последнему слову техники. Мы также подробно рассмотрели систему социокультурных кодов, позволивших южным осетинам не сломаться и выстоять, равно как и основополагающие проблемы, стоящие сегодня перед молодым государством. Однако, проводя аналогию с медицинской средой, тогда мы совершали "терапевтическое" исследование, в рамках которого условному "больному" определялся диагноз и назначалось "лечение". Политическая практика прошедшего года наглядно показала, что такой уровень являлся необходимым, но недостаточным. На сегодняшний день с абсолютной неизбежностью встает проблема "хирургического" обследования с целью выявления в современном южноосетинском социуме грубых и системообразующих патологий, требующих немедленного и радикального вмешательства ради спасения жизни критически больного организма.

Такой подход требует комплексного рассмотрения системы взаимоотношений России и Южной Осетии, ибо на сегодняшний день, как это ни будет парадоксально звучать, ни одно из этих двух государств не сможет прожить без истинной и братской поддержки другого. Жизнедеятельность указанных стран настолько переплетена и взаимосвязана, а значение южноосетинского вопроса настолько велико, что по-настоящему возможно только совместное решение базовых проблем этого региона. Именно в таком контексте мы и постараемся отследить современную южноосетинскую проблематику и выявить в ней главные составляющие:

1. Положение Южной Осетии как российской "прифронтовой зоны". Несмотря на то, что с момента окончания "августовской" войны прошло более пяти лет, противник не признал своего поражения и готовится к реваншу. Это можно сказать и относительно грузинской силовой машины, и относительно западных союзников Грузии. На грузино-осетинской границе происходит постоянный зондаж передвижения российских и осетинских пограничных и иных военных частей. На территории Южной Осетии действует резидентура множества иностранных разведок. Сам факт наличия на южноосетинской территории более десятка российских пограничных баз говорит сам за себя. Не менее ощутимы и информационные удары по молодому южноосетинскому государству. Это касается и грузинских масс-медиа, для которых данная тема является регулярной и постоянной, и западных СМИ, и российских либерально-антигосударственных агентов информационного пространства (последние занимаются указанной тематикой от случая к случаю, но интерес к ней год от года не ослабевает). Все это свидетельствует о том, что до полного и окончательного торжества мира в Южной Осетии весьма и весьма далеко, и заставляет вспомнить старую поговорку: "хочешь мира - готовься к войне".

2. Особенности южноосетинского менталитета. Представители южноосетинской нации, если употреблять это слово не в узкоэтническом, а в общегосударственном значении - это очень небольшая (до 50 тысяч человек) социальная группа чудом выживших людей после 20-летнего геноцида, в буквальном смысле фанатично преданных России, из которых более 90% - российские граждане. Уместно будет сказать, что градус общероссийского патриотизма в Южной Осетии в среднем в разы выше, чем у жителей средней полосы России. Этот фактор не может не учитываться геополитическим противником, ибо если Россия в будущем не сможет защитить собственную социальную группу такого качества и потенциала, доверие к ней упадет катастрофически и очень быстро.

3. Южная Осетия и Северный Кавказ - проблема взаимоотношений социумов. Народы Северного Кавказа - братья южных осетин, с которыми их связывает многовековое географическое, социокультурное и духовное родство. Тем не менее, 20-летнее вынужденное обособленное проживание в ауре жесточайшей войны не прошли для южных осетин даром. Каждодневная реальность сегодняшней Южной Осетии и Северокавказского региона заметно различается. С одной стороны, бедность абсолютного большинства южных осетин превышает все мыслимые масштабы. С другой стороны, постперестроечный духовно-культурный регресс, страшно ударивший по всем регионам России, и в том числе по Северному Кавказу, в Южной Осетии практически не затронул широкие народные массы. Более того, военная ситуация и необходимость ежеминутного выживания еще более укрепили южноосетинскую общину, ее чувство братства, солидарности, боевой дух, ответственность, умение постоять за себя и других. Современный Северный Кавказ не знает Южной Осетии, многие до сих пор боятся узнать страшную и трагическую правду ее недавней истории. Среди южных осетин порой приходится встречать обиду, что в военное время они были оставлены в одиночестве, в отличие от той же Абхазии, на стороне которой Северный Кавказ выступил мощно и консолидированно. Особую угрозу для Южной Осетии несет радикальный исламизм, стремительно распространяющийся на Северном Кавказе. Для подобных социальных групп России как государства не существует, она для них - непримиримый враг, подлежащий уничтожению. Учитывая то, что современная Россия, при всех ее недостатках, является гарантом жизни для южных осетин, проникновение в это молодое государство подобных взглядов и их дальнейшая пропаганда представляется для него смертельно опасным явлениям. Еще одной проблемой является высокий уровень криминализации сегодняшнего Северного Кавказа. В Южной Осетии же бытовая преступность практически отсутствует. Наличие этого фактора также вынуждает Южную Осетию выдерживать дистанцию при соприкосновении с северокавказским социумом и сохранять некоторую обособленность от него в сегодняшних социально-политических процессах.

4. Южная Осетия и российские государственно-властные и бизнес-группы: проблема взаимоотношений. После признания Южной Осетии Россией в молодое государство все чаще стали приезжать представители самых разных государственно-властных и бизнес-ведомств. Каждое из них получало здесь свой властный, организационный, а нередко и просто экономический либо чиновничье-бюрократический интерес. В условиях крайней несплоченности южноосетинских элитных групп, отсутствия у них понимания относительно стратегических целей и потребностей государства, вышеуказанная совокупность интересов стала жить собственной жизнью, нанося непоправимый моральный и материальный урон южноосетинскому населению. В качестве иллюстрации приведем следующий пример. Зарплата российского и южноосетинского пограничника отличается на сегодняшний день более чем в 5 раз, с учетом того, что и те и другие делают вместе общее дело и одну работу. В то же время цены в Цхинвале на многие товары существенно превышают даже московские, не говоря уже о владикавказских или ставропольских. Разве данное положение работает на укрепление южноосетинских силовых структур, а следовательно, на мир и стабильность в регионе? Подобных примеров можно приводить много.

5. Хрупкость южноосетинского социокультурного и социотехнического быта. Духовная основа южноосетинского социума оказалась удивительно крепкой, однако и по ней наносятся существенные удары. Хаотичное проникновение на территорию Южной Осетии разного рода интересантов с большими финансовыми средствами, корыстными и околокриминальными взглядами тяжело отражается на южноосетинском социуме, ведет к его расколу. Люди измучены войной, ее последствиями, живут до сих пор тяжело, и возможность соблазна "легких денег" начинает действовать на некоторых людей не самым лучшим образом. Про южноосетинские структуры жизнеобеспечения написано уже много. В основном они строились в советское время, взяли на себя титаническую нагрузку, противостоя войне и постперестроечному регрессу. На сегодняшний день их износ достиг крайнего состояния. Крупная авария, ее системный сбой может произойти в любое время и привести к совершенно непредсказуемым последствиям.

6. Южная Осетия как индикатор отношения к России. По отношению к Южной Осетии различных людей, социальных групп, структур очень легко увидеть их отношение к России в целом. Если на страницах газет видишь комплиментарные, искренние отзывы о Южной Осетии, значит, их редакции сопереживают России и хотят ее подъема. Наоборот, многие СМИ Запада, имеющие к России враждебные чувства, либерально-антигосударственные группы в России, вахаббитско-салафисткие формирования, ненавидящие Россию националисты стран ближнего зарубежья, и, что особенно показательно, внутрироссийские региональные сепаратисты, воспринимают Южную Осетию с чувством неприкрытой ненависти. Геополитические противники России прекрасно понимают, что Южная Осетия играет в системе российского жизнеобеспечения важнейшую роль и ее гибель может вызвать очень быструю смерть российской цивилизации.

Говоря в данном аспекте, необходимо сказать еще об одной вещи. В нашем патриотическом сообществе часто приходится слышать утверждение о необходимости скорейшего включения Южной Осетии в состав России. Указанная идея имеет весьма высокую популярность и среди южных осетин. Однако, если разобраться по существу, вопрос этот не так однозначен, как может показаться на первый взгляд. С одной стороны, вхождение Южной Осетии в состав России даст возможность московскому руководству более легко решать южноосетинские и общероссийские проблемы, имеющие соприкосновение с указанной территорией, непосредственно использовать для этого внутрироссийскую властную вертикаль. Южной Осетии же вхождение в состав России даст дополнительные минимальные социальные гарантии, а южноосетинским бюджетникам - зарплату в соответствии с российскими тарифными ставками. Благополучно для населения решится и проблема ценообразования - таможенные приграничные коэффициенты с завозного товара будут сняты. С другой стороны, эта ситуация повлечет за собой и ощутимые минусы. На сегодняшний день Южную Осетию признало лишь пять государств. Одно дело - находиться в современной ситуации в отношениях с Южной Осетией как с независимым союзником, всесторонне защищать и опекать ее, и совершенно другое дело - прямо интегрировать в свое тело территорию, правосубъектность которой не признана подавляющим большинством стран. Но еще больше проблем при таком вхождении будет у Южной Осетии. Распространение российских правил и норм, сложившихся в условиях постперестроечного социокультурного регресса, на практически нетронутую им южноосетинскую общину будет означать ее очень быструю гибель. Пришествие крупного бизнеса, скупающего южноосетинские земельные просторы, криминальных и околокриминальных групп, вахаббитских формирований - все это в совокупности очень быстро выкинет большинство коренного населения Южной Осетии на обочину жизни и наполнит территорию большим количеством мигрантов. Современные российские реалии позволяют предположить весьма высокую вероятность подобного развития событий.

Исходя из этого, наиболее удачным для обоих государств было бы рассматривать вхождение Южной Осетии в Россию лишь как отдаленную стратегическую цель. Сегодня же следует укреплять двустороннее сотрудничество и создавать условия для поэтапного взаимопроникновения в самых разных сферах жизни, вырабатывая совместную линию на решение общих задач и проблем. При этом, в интересах обеих стран, Южной Осетии необходимо принимать самые активные меры по укреплению собственного суверенитета и максимально возможной защите своих государственных границ.

Обратимся теперь ко второй части исследования, иллюстрирующего сходность российской и южноосетинской системообразующей общественной проблематики.

Глава 2. Южная Осетия - Россия в миниатюре

В первой главе мы показали, что Южная Осетия на сегодняшний день играет важнейшую, исключительную роль в обеспечении российской национальной безопасности. Необходимость проявления пристального интереса к южноосетинской проблематике, однако, диктуется еще и тем, что это небольшое государство ярко отражает на себе все константы современной российской жизни. Если в России понять и вычленить указанную систему констант не так просто (необходимо много общаться с людьми, читать, ездить по стране и т.д.), то в Южной Осетии все наглядно, на виду. Сама жизнь будто на ладони представила России ее миниатюру, слепок с себя, многократно утрировав основные изъяны, сделав так, чтобы они стали очевидны каждому заинтересованному лицу. Человек, поживший три-четыре недели в Южной Осетии, поездив и внимательно понаблюдав, сможет составить для себя весьма неплохое представление о жизни России в целом. Укажем основные черты южноосетинской каждодневной реальности, подчеркивающие ее схожесть с Россией и представленные в исключительно сильной, общеузнаваемой форме:

1. Отсутствие стратегического целеполагания и идейно-смысловой основы жизнедеятельности. Высшие южноосетинские круги абсолютно расколоты по поводу будущего своей страны, его предполагаемых моделей. Если быть более точным, о них вообще мало кто задумывается. Даже ответ на самый важный стратегический вопрос - строить ли независимое государство или входить в состав России - повисает в воздухе. В такой ситуации говорить о сколько-нибудь эффективном государственном строительстве, его осмысленности, представляется смешным.

2. Фрагментация элиты. Любое государство очень часто оказывается раздираемым элитно-клановыми интересами различных групп (региональных, ведомственных и других). Однако сколько-нибудь стабильная и осмысленная жизнь в государстве имеет место тогда, когда борьба элит входит в рамку национального консенсуса и не причиняет вреда общенациональным интересам. Если же описывать южноосетинскую действительность, то элитные распри выходят в ней за все мыслимые и немыслимые рамки. Южноосетинской элиты нет. Есть большая куча пестрых, разношерстных групп с самыми различными бекграундами -московскими, владикавказскими, самарскими и многими другими.

3. Нецелевое расходование бюджетных средств. Первые две проблемы с неизбежностью порождают третью. Если нет внятной национальной стратегии - бюджетные средства будут расходоваться крайне неэффективно - либо в интересах элитно-клановых образований либо для формального, чиновничье-бюрократического решения поставленной сверху задачи. В качестве примера можно описать строительство деревянных срубов в городе Квайса. Огромное количество древесины израсходовано на строительство деревянных домов в местах, непригодных для жизни (в зоне, где имеет место весенний разлив горной реки). Такие же срубы можно увидеть и на окраине Цхинвала. Отдельно следует сказать о состоянии архитектурного фонда Южной Осетии. В республике огромное количество древних сооружений и памятников, ни один из которых не приведен в надлежащий порядок. Подобные примеры очень живо описывают современную систему южноосетинского хозяйствования в государственном масштабе.

4. Криминально-коррупционная составляющая. Цхинвал буквально сотрясают слухи о коррупции местных властей. Но даже если верить официальным данным, только на послевоенное восстановление Южной Осетии было выделено 9 млрд. рублей, а в 2011-2013 годах запланировано выделение еще 8,5 млрд. рублей (2). Восстановительные работы идут крайне медленно, до сих пор в руинах находятся городской театр, большая часть дома правительства и львиная доля жилого фонда. Вопрос о том, куда деваются российские деньги, напрашивается сам собой.

5. Отсутствие здоровой системы социальной стратификации и подлинных каналов вертикальной мобильности. Перед молодыми людьми, получившими как среднее так и высшее образование, с неизбежностью стоит вопрос: куда идти работать? Рабочие вакансии, как правило, имеются в двух сферах: силовых структурах и торговле, а шанс на элементарный рост и относительное преуспевание дает только торговля (виды деятельности, связанные с нарушением закона оставим за пределами нашего рассмотрения). Госаппарат и аппарат сосуществующих с ним бизнес-структур немногочисленен, и на мизерное количество "хлебных мест" в нем без наличия серьезных связей не попадешь. Для раскрутки иного, малого бизнеса, не имеется ни финансов, ни организационной структуры, а оклады работников бюджетной сферы могут вызывать лишь горькую улыбку. Для того, чтобы выжить, многим южным осетинам днем приходится работать в городских офисах, а поздним вечером и ранним утром - на собственных подворьях и огородах. Следствием этого является ситуация тотальной незанятости многих молодых людей. Наиболее энергичные из них уезжают на заработки в Россию.

6. Этнорегиональная проблема. Ленингорский район - самая отдаленная оконечность Южной Осетии, большая часть которого долгое время была под грузинской оккупацией. Этнические грузины составляют в районе абсолютное большинство населения. Возможность их контакта с Грузией практически свободная. Многие жители района ездят в Грузию для покупки продуктов либо получения медицинской помощи. В Ленингоре гораздо легче купить грузинские сувениры, чем что-либо напоминающее о присутствии здесь южных осетин. Отсутствие какой-либо идеологической работы с грузинским населением со стороны государственного руководства создает базу для весьма серьезных проблем на этой территории в будущем.

7. Незаселенность и запустение земель. Поездки по Южной Осетии изумляют тем, что на обширных территориях, лежащих вдоль горных дорог, практических отсутствует население. Еще в конце 80-х годов численность южноостинского населения составляла более 120 тысяч человек. Сегодня оно, по самым оптимистическим подсчетам, насчитывает 40-45 тысяч, притом, что на город Цхинвал приходится около 30 тысяч жителей. Заброшенные села и пустоши - типичный сегодняшний южноосетинский пейзаж.

8. Международное давление. Современная Южная Осетия признана только пятью государствами. Однако из числа непризнавших ее стран многие относятся к ее появлению на карте мира с нескрываемой враждебностью. Причина этого кроется в теснейшем всестороннем взаимодействии Южной Осетии и России. На молодую республику оказывается серьезнейшее информационно-психологическое давление по все каналам, что ощутимо чувствуется ее гражданами.

9. Апатия населения. 20 лет войны и безрадостный послевоенный период поселили в душах многих южных осетин апатию и неверие в возможность что-либо изменить. Особенно сильно это ощущается среди молодежи, лишенной перспектив каким-либо образом построить в рамках республики собственное будущее. Это, пожалуй, самый опасный фактор, тенденция, которую надо срочно переламывать. При подобном внутреннем состоянии людей каждый прожитый ими год будет в перспективе работать против них самих и государства в целом.

Однако, несмотря на все перечисленные обстоятельства, осетинский народ сохраняет в себе потрясающие образцы нравственности. Патриотизм, уважение к старшим, почитание святых мест и многие другие истинно человеческие качества свойственны на сегодняшний день подавляющему большинству южных осетин. Это свидетельствует о том, что в глубине современного южноосетинского социума сохранилась здоровая основа, ждущая, когда ей помогут выйти наружу и реализовать свой потенциал. Решение этой сложнейшей задачи и должно являться одной из первоочередных основ деятельности как южноосетинской системы публичной власти, так и российских должностных лиц, в чьи полномочия входит работа с проблемами кавказской тематики.

Многие южноосетинские проблемы являются продолжением и увеличенным отражением проблем общероссийских. Создание идейно-смысловых основ, переформатирование элиты, иные ответы на обозначенные здесь вызовы - все это непосредственно и в высшей степени остро касается России в целом. Более того, многие из поставленных здесь вопросов без соответствующего их разрешения в Москве никогда до конца не решатся в Цхинвале. В то же время, южноосетинский властный уровень позволяет делать немало, и Россия должна оказывать ему всестороннюю и активную поддержку. С существующим ныне объемом проблем Южная Осетия сама не справится. Необходима комплексная выработка российско-южноосетинской политики по разрешению вышеуказанной системы общественно-значимых вопросов и ее последующая пошаговая каждодневная реализация.

Южная Осетия, как сказано в заглавии, это Россия в миниатюре и важнейшее звено в системе российской национальной безопасности. От внимательного отношения России к южноосетинским проблемам зависит судьба не только этого молодого государства, но и России в целом. Выражаем надежду, что здравый смысл на этом направлении восторжествует и мы увидим Южную Осетию цветущей, радостной и уверенной в своем завтрашнем дне.

Александр Сергеев, доцент МГЮА Источники:

(1) http://www.regnum.ru/news/polit/1587586.html

(2) http://www.rg.ru/2012/05/12/putin-tibilov-site.html

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
25.03.17
Президент Литвы: Россия представляет угрозу для всей Европы
NB!
25.03.17
Румыния: «Кажется, только мы в ЕС воспринимаем санкции против РФ всерьез»
NB!
25.03.17
Румыния: «Надежды, которые мы лелеяли 25 или 10 лет назад, не оправдались»
NB!
25.03.17
Нагорный Карабах: Париж вновь предложил посредничество
NB!
25.03.17
Энергетика Японии без атома: угольное рабство и экономика на грани
NB!
25.03.17
Лукашенко начал «информационную войну» – в кого летят осколки?
NB!
25.03.17
Политика правительства проста: «Никому — ничего»
NB!
25.03.17
Рений на Курилах: почему правительство РФ «бессильно»? Ждёт японцев?
NB!
25.03.17
ГДР: «Мы хотим не только хлеба, но и убить всех русских!»
NB!
25.03.17
Мария Максакова впервые дала интервью после убийства Вороненкова
NB!
25.03.17
Меркель признала: Евросоюз совершает ошибки
NB!
25.03.17
В Белоруссии задержан оппозиционный лидер Владимир Некляев
NB!
25.03.17
Поможет ли Эрдоган Ле Пен — проиграть?
NB!
25.03.17
Курдский гамбит США
NB!
25.03.17
Где взять денег? Экономическая воронка Украины
NB!
25.03.17
Блокада Донбасса: хунта теряет последние рычаги управления
NB!
25.03.17
Минск: Макей провалил операцию «Трест»
NB!
25.03.17
Стариков думает, что знает, как спастись от Голливуда
NB!
25.03.17
Подземный дворец коммунизма: Станция «Павелецкая Радиальная»
NB!
25.03.17
Де Росси принес Италии победу в матче с Албанией
NB!
25.03.17
Кризис в Македонии: Битва за будущее Балкан
NB!
25.03.17
Болгары могут стать меньшинством в своей стране через несколько десятилетий