Казанский кремль обвиняет Москву в затягивании решения "кряшенского вопроса"

7

Москва, 5 ноября 2013, 14:38 — REGNUM  В Казани прошла конференция "Иван Максимов и кряшенское национальное движение в СССР", приуроченная к 110-летию со дня рождения Ивана Максимова (1903-1981), первого ученого, который доказал самобытность этого православного тюркского этноса, передает корреспондент ИА REGNUM.

Инициаторами и организаторами конференции выступили Совет ветеранов кряшенского движения (СВКД) Казани и кряшенский приход города. Открывая работу мероприятия, председатель СВКД Аркадий Фокин напомнил о роли Иван Максимова: "Он один из первых в СССР поставил вопрос о предках современных кряшен и убедительно доказал, что кряшены - это не татары и не часть татар, а отдельный этнос". По его словам, "будучи энтузиастом, историком-любителем, Максимов не только грамотно изложил суть этногенеза кряшен, но и обосновал законным в рамках советской юридической системы право кряшен на национальное самоопределение".

Выступавшие после Фокина родственники ученого рассказали о династии Максимовых, в которой было много священников. Уже проживая в Ленинграде и будучи на пенсии, Иван Максимов с начала 1970-х годов стал вести активную переписку с Академией наук СССР и ее институтами, государственными учреждениями и кряшенскими активистами по поводу признания права кряшен на самоидентификацию.

Благочинный кряшенских приходов Татарстанской митрополии МП РПЦ, настоятель кряшенского прихода Казани о. Павел (Павлов) сообщил, что собрав рукописи Ивана Максимова, ему в 2011 году удалось издать их сборником "Есть такой народ - кряшены", а потом переиздать в 2012 году. С тех пор книга пользуется у кряшен огромной популярностью. Кряшенский активист Евгений Петухов из Чистополя подтвердил, что хотя татарские националисты пришли в бешенство от книги, многие кряшены берегут издание "как очень ценное и важное для себя".

Настоятель церкви Св. Николая деревни Кряш-Серда Пестречинского района Татарстана о. Димитрий (Сизов) выступил с докладом на тему "Кряшенское духовенство в Советском Союзе". Он сообщил, что кряшенское духовенство разделило общую трагическую судьбу всех священников России. "Первый из кряшен епископ Иннокентий (Никифиров) был расстрелян большевиками, что открыло целую кампанию террора в отношении кряшенского духовенства", - рассказал о. Димитрий. По его словам, после репрессий 1920-1930-х годов в кряшенских деревнях многие религиозные таинства (например, крещение) совершались мирянами, обычно пожилыми женщинами, а в 1970-1980-е годы священников из кряшен направляли преимущественно в русские приходы. Лишь на закате СССР начали вести богослужение на церковно-кряшенском языке: 23 октября 1989 года в Казани образован первый кряшенский приход, который и поныне возглавляет о. Павел.

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Раис Сулейманов подготовил доклад на тему "Кряшенское национальное движение в СССР". Он предложил свою периодизацию: "Первый этап охватывает срок с 1917 по 1930 годы, который можно назвать "серебряным веком" кряшенской истории: кряшен власти признают как отдельный этнос, о чем свидетельствуют переписи 1920 и 1926 годов, где они фиксируются самостоятельно, центральная кряшенская школа преобразована в учительский техникум и прекрасно функционирует, издаются кряшенские газеты. Второй этап начинается с закрытия педагогического техникума в 1930 году и продолжается до конца 1960-х годов. Это период уничтожения активистов кряшенского национального движения, когда оно переходит в подпольное состояние: кряшен окончательно записывают в татары, лишая права на самоопределение. Третий этап наступает с конца 1960-х годов и длится до конца 1980-х, когда кряшенские активисты начинают говорить о кряшенах как об этносе, а не как о субконфессиональной группе татар. На это время как раз и приходится деятельность кряшенских общественных деятелей Ивана Максимова и Максима Глухова (1937-2003). Наконец, четвертый этап, который начинается с 1989 года и продолжается до сегодняшнего дня, - это возрождение и институционализация кряшенского национального движения".

По словам Сулейманова, "центральная идея кряшенского национального движения целиком связана с борьбой за этническое самоопределение, при этом о коллективном явлении можно говорить только применительно к 1917-1930 годам, далее пошел "период диссидентства" - работа одиночек. Уничтожение движения началось с 1927 года, когда кряшен лишили письменности, заставив использовать латинизированный алфавит татарского языка.

"Тогда у кряшен отобрали не только письменность, созданную на основе кириллического алфавита еще просветителем Николаем Ильминским (1822-1891), но и навязали татарский язык с кучей арабизмов в качестве литературного: в итоге кряшены сегодня практически потеряли свой национальный язык, перейдя на татарский, сохранив лишь отдельные диалекты", - констатировал эксперт. Сулейманов считает, что перевод в 1939 году татарского языка на кириллическую азбуку не был возвращением к понятному и близкому кряшенам алфавиту Ильминского, а был заново сконструированной татарским филологом Мухитдином Курбангалиевым (1873-1941) письменностью.

Присутствовавшая на конференции главный редактор кряшенской газеты "Туганайлар" (входит в татарстанский госхолдинг "Татмедиа" - прим. ИА REGNUM) Людмила Белоусова рассказала, что в недавнем телефонном разговоре с высокопоставленным чиновником из Москвы прозвучал вопрос: "Ну, что, вы, кряшены, для себя определились, кто вы?". При этом Белоусова отказалась назвать фамилию звонившего, но заверила, что "мы-то для себя уже давно определились, а вот не может определиться Москва". Ей возразил о. Димитрий, заметив, что проблема признания и самоопределения кряшен находится в Казани.

Людмиле Белоусовой, давно работающей в системе татарстанской этнократии, поспешил на поддержку главный советник Департамента внутренней политики АП РТ Вячеслав Никифиров (руководитель Александр Терентьев - прим. ИА REGNUM), который также попытался перевести стрелки на федеральный центр в "кряшенском вопросе". Кроме того, он начал возмущаться, что ряд выступавших назвали СВКД "независимой кряшенской организацией". "Я очень хорошо помню, какая была ситуация по кряшенам, какие мы писали справки, и за мной следили, - вспомнил страшные годы Никифоров. - Перепись 2010 года... У меня есть папка, где собраны все письма, как кряшен записывали татарами, и таких документов много, и перепись - это не выявление национальной принадлежности, а это очень большая политика!".

"Вы перестали быть кряшенами после переписи (по итогам прошедшей переписи 2010 года в Татарстане зафиксировано 32 тысячи кряшен - прим. ИА REGNUM), но ваше самосознание разве изменилось?" - продолжал рассуждать вслух Никифиров, после чего стал защищать "главного кряшена республики" Ивана Егорова (председателя Общественной организации кряшен Татарстана и директора госхолдинга "Ак Барс", которого недавно включили в исполком Всемирного конгресса татар).

На вопрос "Почему здание рядом с Тихвинской церковью, переданное еще в 2007 году под кряшенский национальный дом, до сих пор находится в запустении?" Никифиров с жаром начал уверять: "Ребята, дом ваш, стопроцентно ваш, собирайте деньги и берите его!". Однако ему тут же напомнили, что здание находится на балансе компании Ивана Егорова. В результате модератор конференции Аркадий Фокин попросил Никифирова "прекратить демагогию", напомнив, что конференция посвящена Ивану Максимову и кряшенскому национальному движению в СССР.

Когда же конференция завершилась, то от имени кряшенского прихода Казани был дан обед, на который не преминул остаться Вячеслав Никифиров. Там он произнес примирительный тост: "Спасибо, что остались народом!", на что послышались саркастические реплики о двуличии. Тем не менее, ответственный сотрудник АП РТ не покинул стол, а спокойно дождался десерта.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.