Пока США "точат стилет", России предлагают "закопать дубину": комметарий к статье эксперта РСМД

Москва, 31 октября 2013, 20:13 — REGNUM  

Российский совет по международным делам (РСМД), возглавляемый экс-министром иностранных дел Игорем Ивановым, продолжает свою экспертную работу. 21 октября 2013 года на его информационном ресурсе была опубликована статья заведующего отделом ИМЭМО РАН и профессора МГИМО Андрея Загорского (1959) под названием "Радикальное сокращение ядерных вооружений укрепит безопасность России" (1). Означенная работа нуждается в развернутом комментарии.

Андрей Загорский в своей статье предлагает России такое "радикальное сокращение" ядерных вооружений, которое явно выходит за рамки практики, как исторических договоров ОСВ-1 (1972) и ОСВ-2 (1979), так и новейших - СНВ-1 (1991), СНВ-2 (1993) и СНВ-3 (2010). Отметим, что кардинальное сокращение ядерных арсеналов на целую треть совсем недавно, в июне 2012 года, предлагал РФ президент США Барак Обама в своей речи у Бранденбургских ворот. Однако проф. Загорский говорит все-таки не о "кардинальном", а о "радикальном" способе, т. е. о совершенно ином подходе, нежели сбалансированное сокращение ядерных вооружений с комплексным учетом разного рода носителей и ядерных зарядов. В своей статье профессор МГИМО попросту предлагает США и России ликвидировать одну из составляющих их ядерной триады, включающей, как известно, три компонента: стратегическую авиацию, межконтинентальные баллистические ракеты и атомные подводные ракетоносцы. Конкретно речь в статье Загорского идет о полной ликвидации баллистических ракет. Отметим то обстоятельство, что полноценной ядерной триадой на настоящий момент в мире обладают только две страны: США и Россия.

В подкрепление своей логики проф. Загорский ссылается на риторический призыв президентов США и РФ от апреля 2008 года "перешагнуть барьеры стратегических принципов прошлого". Правда, под "перешагиванием барьеров" эксперт РСМД явно понимает нечто другое, чем лидеры двух стран.

Зачем это нужно? Оказывается, считать стало трудно. По мнению профессора МГИМО, "поддержание стратегической стабильности, понимаемой как сохранение Россией и США способности взаимно уничтожить друг друга, становится все более комплексной задачей по мере развития военных технологий". Формула двустороннего уравнения "стратегической стабильности" начинает включать не только стратегическое ядерное оружие двух стран, но и перспективные системы противоракетной обороны, а также новые классы высокоточного оружия. Из-за такой многофакторности формулу стратегической стабильности под новые переговоры о СНВ, полагает Андрей Загорский, рассчитывать становится трудно. Неясно, как в случае двустороннего разоружения США и РФ должны соотноситься с ним имеющиеся потенциалы "Китая, Великобритании, Франции, а иногда даже Индии и Пакистана". Достижение соглашений о сокращении стратегических наступательных вооружений начинают затруднять новые факторы развития военных технологий и выдвижение новых стратегий. Но вместо того чтобы взять под контроль "новые факторы", Загорский предлагает ликвидировать исходный "старый фактор".

В возникающей новой ситуации Загорский считает неверной позицию, что дальнейшее сокращение ядерного оружия несовместимо с интересами национальной безопасности России. Для выхода из тупика многофакторности Загорский предлагает упростить исходные составляющие самой формулы путем "поэтапной ликвидации во всем мире всех баллистических ракет наземного базирования большой дальности". "В качестве первого шага Россия и США могли бы подать пример другим странам, договорившись о существенном сокращении своих межконтинентальных баллистических ракет (МБР)", - пишет он. Подобная мера, по мысли Загорского, "позволила бы России не просто осуществить прорыв и существенно укрепить сотрудничество с США, одновременно усилив собственную национальную безопасность, но и добиться прогресса на целом ряде других не менее важных направлений". Практическая реализация такой инициативы подкрепила бы другое возможное предложение России - ликвидировать вообще класс баллистических ракет через придание российско-американскому Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (1987 года) универсального характера, т. е. вообще ликвидировать в мире класс баллистических ракет. Правда, отметим мы, неясно, согласится ли на подобный шаг, к примеру, Северная Корея? Радикальное сокращение и ликвидация МБР, по мнению эксперта РСМД, даст возможность снять вопрос о программе ПРО во взаимном стратегическом балансе между Россией и США, поскольку объекты для перехвата системой ПРО просто исчезнут. Правда, здесь эксперт РСМД вступает в противоречие, поскольку предлагает сохранить системы стратегического морского базирования "для сохранения разумного потенциала для взаимного ядерного сдерживания на пониженных уровнях".

Проф. Загорский также полагает, что ликвидация МБР "позволит также снять остроту вопроса о возможном появлении в будущем неядерных высокоточных систем большой дальности, которые теоретически могли бы решать задачи нанесения первого удара по шахтам МБР - таких целей для них больше не будет". Здесь эксперт РСМД вновь совершает очевидную ошибку. Ликвидация шахтных МБР не отменяет наличие множества других потенциальных целей для высокоточного оружия противника.

Какие выгоды видит проф. Загорский в предлагаемом им варианте нового СНВ?

1. Ликвидация наиболее дестабилизирующих систем снимет угрозу взаимного гарантированного уничтожения.

2. Российское руководство сможет сэкономить значительную часть бюджетных средств за счет отказа от затрат на поддержание нынешнего количественного уровня МБР и отказа от разработки и развертывания новых МБР взамен старых, снимаемых с боевого дежурства. В частности, отпадет нужда в исполнении части российской программы модернизации стратегического оружия - создание новой тяжелой МБР с разделяющимися головными частями. Подобное предложение представляется более чем спорным решением даже в рамках традиционного определения стратегической стабильности в российско-американских отношениях.

Итак, проф. МГИМО Загорский предлагает по-существу то же, что и президент США Барак Обама в Берлине - существенное взаимное сокращение ядерных арсеналов, правда, за счет ликвидации одной составляющей триады. Конкретно для России предложение Загорского означает ликвидацию целого рода войск - Ракетных войск стратегического назначения (РВСН). По состоянию на 22 июня 2013 года, в составе стратегических ядерных сил России находится 448 боеспособных стратегических носителей, которые могут нести 2323 ядерных боезаряда. При этом по состоянию на 1 июня 2013 года в составе РВСН находятся 395 ракетных комплексов, способных нести 1303 ядерных боевых заряда. Из общего числа ракетных комплексов, 171 относится к категории "подвижных ракетных комплексов", а 36 - к "мобильным". Таким образом, шахтная составляющая российских РВСН равна чуть менее половины всех развернутых ракетных комплексов.

Военно-морской компонент российской ядерной триады включает 7 ПЛАРБ, баллистические ракеты которых способны нести 512 ядерных боезарядов.

В состав стратегической авиации РФ входят 45 стратегических бомбардировщиков, которые способны нести до 508 крылатых ракет большой дальности.

Сравним российский потенциал с американской ядерной триадой. На конец 2012 года ядерная триада США имела развернутыми 450 МБР шахтного базирования примерно с 560 боезарядами, что в два раза меньше, чем у России, 14 ПЛАРБ с 336 ракетами и 131 стратегический бомбардировщик.(2)

Как следует из доклада министра обороны США Роберта Гейтса, представленного в мае 2010 года американскому Конгрессу, после выполнения условий Договора СНВ-3, к февралю 2018 года в боевом составе стратегических сил США будет насчитываться 420 МБР "Минитмен-3", 14 ПЛАРБ типа "Огайо" с 240 БРПЛ типа "Трайдент-2" с 1000 зарядов и 60 стратегических бомбардировщиков В-52Н и В-2А. На начало 2011 года только в ядерных арсеналах ВМС США содержалось 320 ядерных крылатых ракет морского базирования (КРМБ) "Томагавк", выведенных за рамки стратегических договоренностей. Только за минувшие три года на американских носителях морского базирования было размещено более 6 тыс. ракетных пусковых установок для КРМБ. В количественном отношении Россия значительно отстает от США по этому классу вооружений.

США, таким образом, как и раньше, имеют некоторый перевес в морской и воздушной составляющей своей триады. При этом потенциал морской составляющей американской триады примерно равен российской составляющей сухопутных МБР. Все преимущества скрытности ПЛАРБ остаются за американцами. Американские ПЛАРБ типа "Огайо" - самая боеспособная составляющая ядерной триады США. Наличие, в свою очередь, у РФ мобильных и подвижных комплексов МБР, по признанию экспертов, снижает в условиях мирного времени возможность нанесения внезапного разоружающего ядерного удара. Однако, морская и воздушная части американской триады являются носителями не засчитываемых в потенциал стратегических ядерных сил весьма совершенных крылатых ракет. Создаваемое сейчас в США новое поколение КРВБ будет обладать возможностью перенацеливания в полете, что дает потенциальную возможность поражения российских мобильных комплексов. Кроме того, разрабатываемая в США уже более десяти лет система неядерного оружия быстрого глобального удара (НБГУ) создает угрозу практически внезапного нападения. Вместе с тем, эта система создает для России дилемму возможности ответного применения ядерного оружия.

В целом, можно сделать вывод, что при гипотетической реализации предложения проф. Загорского по ликвидации МБР в скобки стратегического уравнения должны быть введены крылатые ракеты - оружие, имеющее несравнимые с МБР мобильные возможности - класс по которому США, вне всякого сомнения, превосходит РФ. При этом, говоря о бюджетных выгодах, проф. Загорский явно решил сыграть с США в поддавки. Именно США предстоят крупные затраты по модернизации своей ракетной составляющей триады, на вооружении которой сейчас состоят только устаревшие МБР "Минитмен-3". Назначенная на 2012 год модернизация этих впервые испытанных в 1968 году ракет была отменена. Пока программа модернизации предусматривает проблемное продление ресурса "минитменов" до 2030 года. Для модернизации ракетной составляющей своей триады США еще только предстоит создать свой проект. Проф. Загорский предлагает России отказаться от своих новых и модернизированных подвижных МБР взамен за снятие с вооружения США устаревших ракет "Минитмен-3".

И потом предложение проф. Загорского имеет оборотную сторону. В последние годы США добились впечатляющих успехов в создании высокоточных неядерных боеприпасов и средств их доставки, которым Россия ничего не может эффективно противопоставить по этому направлению военных технологий. Ликвидация МБР сделает невозможным для России создание дешевого асимметричного ответа на угрозу упреждающего удара высокоточным неядерным оружием. Возможный ответ по этому направлению может быть дан только после восстановления промышленного потенциала РФ и воссоздания целых отраслей ее промышленности, в частности, отечественной электроники. В новой ситуации высокоточное оружие США - это отточенный стилет, а российские МБР - это поражающая дубина. Именно МБР для России - это своего рода стратегическая страховка от рисков и вызовов в сфере безопасности. Выступая за ликвидацию МБР, проф. Загорский предлагает переместить военно-технологическое соревнование с США в заведомо затратную для России сферу.

На словах предложение проф. Загорского преследует цель уйти от модели взаимного гарантированного уничтожения. На практике же отказ от МБР делает более проблематичным поражение территории США в то время, как для американцев с их реальным военным присутствием на всех оконечностях материка Евразия подобного рода трудностей в отношение России не должно возникнуть. Поэтому отказ от модели взаимного гарантированного уничтожения после ликвидации МБР будет означать ликвидацию базовых принципов Ялтинско-Потсдамского порядка в сфере безопасности.

Еще в 1948 году администрация американского президента Гарри Трумэна определила основную цель в отношениях с Советским Союзом - это снижение советского военного потенциала до безопасного для США уровня. После окончания "холодной войны" Вашингтон в очередной раз подтвердил этот тезис.

Поначалу создание ракетно-ядерного оружия в СССР рассматривалось как эффективное средство компенсации американского превосходства в стратегической авиации. Потом появление ракетно-ядерного оружия позволило разработать политическую концепцию "ядерного сдерживания". Понятие "сдерживание" представляет собой политику превентивных угроз применения ядерного оружия с целью побудить противника отказаться от каких-либо действий или, напротив, совершить их. Таким образом, при практическом исполнении предложения проф. Загорского традиционная политика сдерживания трансформируется в военно-стратегическую ситуацию, характерную для эпохи предшествовавшей ракетно-ядерной эре. Вместе с тем сейчас невозможно представить ситуацию, что технологическое развитие в обозримом будущем снимет значение МБР.

В 1977 году видный американский эксперт в сфере контроля над вооружениями Пол Нитце в своей концепции стратегической стабильности определил, что советские МБР с РГЧ подрывают, с точки зрения США, стабильность в стратегической сфере. Он предложил на переговорах с СССР добиваться сокращения советских тяжелых МБР с РГЧ при условии выведения за рамки переговоров о сокращении стратегических вооружений крылатых ракет. В 1989 году подобная основа была принята лидерами СССР - Михаилом Горбачевым и Эдуардом Шеварднадзе.

Важной уступкой Кремля, как в России, так и в США считалось подписание Договора СНВ-2 (1993), предполагавшего ликвидацию тяжелых межконтинентальных баллистических ракет (МБР), особенно опасных для США Р-36М (SS-18 Satan) и Р-36М2 "Воевода" и перспективной Р-36М3 "Икар". Во второй половине 90-х годов американцы на переговорах предлагали России перевести МБР в режим, требующий нескольких часов для их подготовки к пуску. Действия Вашингтона по развертыванию системы ПРО в Европе побудили Россию начать модернизацию своих ядерных сил, которая началась с разработки новых МБР. В 2007 году была разработана МБР РС-24. Представители российских РВСН заявили о возможности восстановления производства МБР железнодорожного базирования РС-24 и частично орбитальных ракет РС-36орб. В 2010 году администрация президента США Барака Обамы под разговоры о перезагрузке приняла стратегию "минимального сдерживания", предусматривавшую перенацеливание части американских СЯС на ключевые объекты экономической инфраструктуры потенциальных противников. Новая стратегия предполагала радикальное сокращение российских и американских стратегических ядерных сил до 75% и широкое развитие систем ПРО. В результате СНВ-3 Россия и США подошли к предельному потолку развернутых боезарядов - 1550 единиц. Дальнейшее снижение этого лимита ниже 1000 боезарядов ведет к возможному нанесению разоружающего удара по стратегическим силам одной из сторон. Дальнейшее сокращение МБР США и России также вряд ли возможно из-за сохраняющейся неопределенности в отношении наличных стратегических сил Китая и планов их дальнейшего развертывания. В то же время ни одна из ядерных держав мира, включая Китай, не обладает объемом средств, позволяющим уничтожить стратегический потенциал России и США. Из-за наличия у России мобильных МБР у американцев сейчас также нет способа быстро и гарантированно уничтожить весь ядерный потенциал России.

Подводя итог, следует заметить, что США из-за континентальной специфики России всегда были особо заинтересованы в сокращении или ликвидации отдельных категорий российских баллистических ракет. За гипотетической ликвидацией российских МБР последует и диффузия доктрины сдерживания. Существенны и последствия для российского ВПК, который в этом случае потеряет очередной сегмент своих относительно технологичных предприятий. Не будем забывать, что в современных условиях именно МБР, в первую очередь, становятся достижимым стратегическим оружием для стран Третьего мира.

В целом, по-разному можно оценивать статью заведующего отделом ИМЭМО РАН и профессора МГИМО Андрея Загорского "Радикальное сокращение ядерных вооружений укрепит безопасность России" и ее автора. Можно сказать, что Загорский своим более, чем "оригинальным" предложением хочет "понравиться" западному экспертному сообществу. Можно уподобить профессора Загорского другому известному профессору Высшей школы экономики, предложившему передать Русскую Арктику под международный контроль. Однако, с нашей точки зрения, верно другое - РСМД озвучил рецепт лишения будущей "России без Путина" суверенитета по одному из ключевых направлений. Под разговоры о радикальном сокращении ядерных вооружений, которое якобы укрепляет безопасность России, вполне легальным путем посредством переговоров по очередному СНВ лишить страну инструмента, который в течение более полувека обеспечивал безопасность и независимость нашей Родины.

(1) Загорский Андрей. Радикальное сокращение ядерных вооружений укрепит безопасность России // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2538#top

(2) Есин В. И. Ядерные силы США // http://www.rusus.ru/?act=read&id=311

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail