Армения в Таможенном союзе: российские инвестиции могут ускорить европейские реформы

Ереван, 28 октября 2013, 00:01 — REGNUM  До вильнюсского саммита "Восточного партнёрства" осталось ждать около месяца. Политические коллизии в настоящее время разворачиваются вокруг позиции Украины. Киев, кажется, определился с выбором интеграционного формата, и идет к подписанию Ассоциативного соглашения с ЕС. Между тем время еще есть и попытки "переубедить" украинское руководство дают о себе знать. В турбулентных политических процессах, часто не поддающихся логике, очень трудно здраво оценивать ситуацию и делать прогнозы. Многое может проясниться после вильнюсского саммита, который большинство экспертов считают "точкой невозврата". Тогда стороны уже трезво будут оценивать сложившиеся реалии, отделять зерна от плевел, прагматично и без излишних эмоций смотреть на ситуацию.

До недавних пор страсти накалялись вокруг позиции Армении. Ответ не заставил себя долго ждать. Ереван устами президента Сержа Саргсяна официально заявил о решении вступить в Таможенный союз (ТС). Это подняло шквал критики в адрес Армении внутри общества как со стороны оппозиции, так и функционирующих на финансовые средства Запада общественных организаций. Не остались в стороне и чиновники Евросоюза. На сегодняшний день накал несколько спал, Армения и ЕС пытаются найти пути продолжения диалога в политической плоскости (речь идет об институциональных реформах). Это дает повод полагать, что хотя Армения повернулась в сторону ТС и в экономическом плане подключается к Таможенному союзу, она все же готова к продолжению "игры" - развиваться и сращиваться с европейской институциональной средой. Иными словами, выстраивать в стране европейскую институциональную, регуляционную среду. По крайней мере, эта идея красной нитью проходит во всех официальных заявлениях властей.

Теперь о том, что может дать вступление Армении в Таможенный союз, какие перспективы откроются перед Ереваном, столкнётся ли он с угрозами и, наконец, может ли страна дальше осуществлять политические реформы европейского образца? В институциональном плане встать на рельсы развития в сторону Европы - наиболее эффективное и приемлемое для Армении направление. Других подходящих и эффективных для Армении моделей развития пока нет. Азиатская модель не подходит - "парад различий", исламский мир сам переживает кризис и не может стать альтернативой для Армении, а Россия и страны Таможенного союза в целом развиваются (хотя часто отрицают) по европейской институциональной модели и признают ее эффективность. Остаётся Европа, а развитие Армении в этом направлении зависит от вложенных средств, генерации идей и политической воли.

Исходя из того, что государства Таможенного союза также стремятся к европейской институциональной модели, у Армении есть шанс стать лидером среди них. Она больше всех тесно контактировала и продолжает сотрудничать с Европейским союзом, синхронизировала внутренние регуляции и законодательство с европейской нормативной базой. В вопросе проведения реформ Армения лидировала среди стран-членов программы "Восточное партнерство". В целом Армения может получить фору в плане лидерства в силу своего "европейского бэкграунда" институциональных реформ и может продвигать свои инициативы, умело используя существующие противоречия между Казахстаном и Россией, Россией и Белоруссией. Медовый период в отношениях указанных государств давно позади, и налицо стремление Минска и Астаны не дать Москве превратиться в единоличного гегемона в организации. Отсюда вытекают неоднозначные заявления Лукашенко по поводу вступления Армении в Таможенный союз.

Институционально Армения является частью Европы, и это направление безальтернативно для Еревана. В этом плане Армению нельзя однозначно назвать Западом, но можно считать частью Европы. Армению нельзя назвать Азией (различий очень много), но с уверенностью можно причислить к Востоку. Армения однозначно не Запад и не Азия, она, скорее, смесь Европы и Востока, это Европейский восток.

В силу множества географических и геополитических причин Армения не может стать полноправным членом Европейского союза (ни одно из государств Восточного партнерства в ЕС и не зовут). В институциональном плане она может развиваться по образу и подобию Евросоюза. Даже чисто гипотетически вступление Армении в ЕС будет означать взять на себя обязательства, к которым она явно не готова. К этим обязательствам также не были готовы такие страны-члены ЕС, как Эстония, Болгария и Румыния. Экономическое положение в этих государствах в настоящее время оставляет желать лучшего.

С точки зрения экономики ассоциация с ЕС в плане заключения Соглашения о глубокой и всеобъемлющей зоне свободной торговли (DCFTA) не сулило Армении значимые дивиденды. По подсчетам самих европейских экспертов, дополнительная годовая прибыль составила бы около 150 млн евро. Это почти соразмерно сумме ежегодной 30%-й скидки, которая будет делать Россия при поставке газа в Армению. С другой стороны, Армения с 2009 года находится в льготном режиме GSP+ Европейского союза, что делает возможным поставки на европейские рынки 6400 наименований товаров по нулевым или заниженным таможенным пошлинам. В итоге Армения из пищевых продуктов поставляет в ЕС только раков, а ежегодный экономический эффект от этого режима, по подсчетам экспертов, составляет около 20 млн долларов. Государство, находящееся в положении двусторонней блокады, ощущающее инвестиционный голод и остро нуждающееся (хотя бы политических) в длинных деньгах, в ближайшие примерно 10 лет от DCFTA не могло ожидать экономического эффекта, покрывающего издержки (их сейчас испытывает Украина) отказа от вступления в Таможенный союз.

Теперь о возможных перспективах при вступлении в Таможенный союз. Во-первых, Армения совместно с другими участниками ТС начнет переговоры с ВТО, куда она вошла, согласно экономистам, на очень невыгодных для себя условиях, хотя бы по части политики установления таможенных пошлин и субсидирования в сельском хозяйстве. Между тем, страны Таможенного союза после образования структуры еще не начали новые переговоры с ВТО. Появляется уникальный шанс улучшить условия сотрудничества с Всемирной торговой организацией.

Создание эффективных государственных институтов в рамках Таможенного союза может стать шансом модернизации Армении по европейской модели. Модернизация государственных институтов и инфраструктур - достаточно затратное дело. Экономика Армении (сепаратно) при своих ограниченных возможностях не может финансировать этот проект. Она не создает столько благ, чтобы вывести страну из болота технологического и институционального отставания. Помимо этого страна стоит перед демографической ямой, поскольку вскоре в репродуктивный возраст вступит поколение начала 1990 гг., которое можно сказать "не родилось" или "родилось" не на родине. С другой стороны не снижаются темпы миграции.

Конечно, Россия или другие страны Таможенного союза не будут напрямую финансировать проекты, нацеленные на то, чтобы, к примеру, судебная система Армении стала свободной, действовала более эффективно, а в госструктурах в целом сократилась коррупция. В самих государствах ТС с этим проблем хватает. Армения может финансировать реформы за счет прибыли от вложенных в свою экономику средств из Таможенного союза. В этом плане движущими экономику мегапроектами могут стать строительство новой атомной электростанции и модернизация армянской железнодорожной ветки вкупе с задействованием абхазского участка железной дороги. Для сравнения отметим, что ЕС не интересуется армянскими железными дрогами, а позиция Брюсселя по Армянской АЭС такова - "как можно скорее консервировать объект". Вступлением в ТС Армения получает от России газ и уран по низким ценам, а также возможность строительства новой АЭС, модернизации железнодорожной ветки на Иран с перспективой задействования абхазского участка. Это приведет к установлению прямой железнодорожной связи между Арменией и рынками Таможенного союза, что может стать отдушиной для армянской экономики, работающей в тисках блокады. Реформировать и развивать экономику в рамках Таможенного союза - шанс для Армении. В противном случае, она может столкнуться с "парагвайским синдромом". ВВП этого государства уже полвека как не растет.

Возникает вопрос, почему страны Таможенного союза должны быть заинтересованы в технологической и институциональной модернизацией Армении? По той простой причине, что и эти государства двигаются по стопам европейской институциональной модернизации. Они признают эффективность европейских внутригосударственных регуляций. Просто Армения в силу своих малых размеров и опыта проведения реформ в сотрудничестве с ЕС, может вырваться в лидеры и стать моделью (брендом) эффективной модернизации. В конце концов, для того, чтобы в будущем Таможенный союз стал привлекательной структурой, он должен построить эффективные институты и экономику. Если более упростить мысль, получится, что Армения может осуществить европейские реформы на средства Таможенного союза. При умелой политике останутся довольны все. Это удовлетворит амбиции России, поскольку Ереван будет находиться в ее геополитическом поле, также будет выгодно (не до конца конечно) ЕС, поскольку Армения продолжает реформы и изнутри все больше синхронизируется с Евросоюзом.

Вышеизложенные мысли, конечно, не могу свидетельствовать о том, что при вступлении Армении в Таможенный союз все будет именно так. Мы говорим о том, что есть шанс, однако как будет использована эта возможность, зависит от властей. Армения сама должна определиться - удовлетворяет ее нынешнее положение дел в экономике и качество работы госструктур? В противном случае она столкнется с известной истиной - если человек действительно не хочет стать свободным или развитым, невозможно сделать из него свободную и развитую личность даже силой. Сначала необходимо определиться с тем, удовлетворяет ли качество экономики и госинститутов, затем разработать видение задач, оценить свой потенциал и сделать шаг к развитию. Иными словами, как писал Булгаков, необходимо справляться с "разрухой у нас в головах". Это проблема государственной политики и общества в целом, которая будет успешной при выстраивании правильного политического "лифтинга".

Образно говоря его можно сравнить с механизмом работы "колеса обозрения". Вращающееся колесо символизирует механизм функционирования государства. Чтобы вступить туда люди со своими готовыми идеями должны стоять в очереди, покупать билеты и сесть на карусель. Вращаясь с колесом государства, они постепенно находят применение своими идеям, в конце концов, истощают свои профессиональны качества и сходят с колеса (уходят в отставку). Однако для того, чтобы "лифтинг" функционировал, необходимы стоящие в очереди люди с готовыми идеями, которые покупают билеты и собираются сесть в карусель. В случае Армении пока мы имеем дело скорее с замкнутым кругом, когда перед "колесом обозрения" не наблюдается очередь, а в колесо государства попала группа, заранее заплатив абонентскую плату на несколько десятков лет вперед. Иными словами, механизм "колеса обозрения" существует, не хватает только очереди людей с идеями и эффективного общественного давления на власть в Армении.

P.S. Символично и не случайно, что огромная конструкция колеса обозрения сооружена в центре Лондона.

Аршалуйс Мгдесян

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail