Жертвоприношение на Курбан-байрам - необязательно: мнение

Казань, 15 октября 2013, 16:52 — REGNUM  Отмечаемый во всем мире мусульманами религиозный праздник Курбан (Ид аль-Адха), как известно, сопровождается массовым забоем скота в память о том, что Ибрагим (библ. - Авраам) вместо сына принес Богу в жертву барана для доказательства своей веры. Вместо барана мусульмане также могут приносить в жертву козу, корову, лошадь или верблюда.

Сам обряд жертвоприношения вызывает сегодня возмущение не только у зоозащитников, но и у обычных жителей российских городов. Они возмущаются не по причине своих вегетарианских убеждений, а из-за того, в каких условиях это делают некоторые мусульмане: во дворах жилых домов, на глазах у всех, вплоть до того, что используются детские площадки.

Впрочем, в среде татарского мусульманского духовенства были примеры, когда против обряда жертвоприношения выступали мусульманские авторитеты, призывая отказаться от него. Наиболее известным среди них был Джахангир Абызгильдин (1875-1938).

Он родился в деревне Ново-Янбеково Белебеевского уезда Уфимской губернии, получил религиозное образование в медресе "Хусаиния", и в 1907 году был назначен имамом 1-й уфимской мечети. В 1912 году он становится ахуном Уфы, совмещая это с должностью ректора медресе, выпускником которого он был. В 1917 году его выдвигали кандидатом в члены Учредительного Собрания от Уфимской губернии (распущенном большевиками в 1918 году). В 1923 году он становится секретарем Совета улемов Центрального духовного управления мусульман.

Абызгильдин много писал книг, наиболее известная из которых "Дин дареслере" ("Уроки веры", 1919). Был очень просвещенным для своего времени богословом: ратовал за женское образование и сам преподавал вместе со своей женой Гайшей Лутфулловной (Сулеймановой), увлекался астрономией, для чего установил дома телескоп, причем увлечение было серьезным. Он даже написал французскому астроному Камиль-Николя Фламмариону (1825-1925), с просьбой перевести его книгу "По волнам бесконечности" на татарский язык, что тот приветствовал. Книга была переведена.

Джахангир-хазрат был активным сторонником женского образования и ратовал за равенство женщин, включая их право участвовать в политике наравне с мужчинами (для мусульманского богослова это было очень неординарно). Поскольку жить ему пришлось в нелегкие 1920-1930-е годы, Абызгильдин стал, наверное, единственным из мусульманских религиозных деятелей России, кто самостоятельно изучил труды Карла Маркса и Владимира Ленина, чтобы разобраться в них. За это прихожане прозвали его "неверный мулла".

Впрочем, знание трудов классиков марксизма-ленинизма не спасло его от участи многих религиозных деятелей того времени. В 1928 году его арестовывают и ссылают в Нарым. В 1932 году он освобождается и возвращается домой в Уфу. Его принимают на работу казыем (шариатским судьей) в ЦДУМ. Однако в 1936 году его заново арестовывают по так называемому "делу ЦДУМ" и расстреливают в 1938 году. В его семье было четверо детей...

Есть еще один факт в его биографии, который весьма любопытен. Абызгильдин активно выступал за модернизацию ислама, предлагая при этом отказаться от ряда, по его мнению, архаичных обрядов. Одним из таких он считал обряд жертвоприношения. Сам он ратовал за любовь и защиту животных, называл их "братьями меньшими". То, что сейчас кажется обычным, для того времени было удивительным: мало кто питал такую любовь к животным. Семья Джахангира-хазрата из уважения к его убеждениям тоже отказалась от употребления мяса.

Выступая против обряда жертвоприношения, он старался обосновать это ссылками на гуманистические ценности ислама. Подобно тому, как ряд вегетарианцев стараются найти обоснование отказу от мясной пищи ссылками на христианские ценности, Абызгильдин говорил, что нет обязанности приносить в жертву животное, "это лишь право, которое не несет принудительный характер".

Впрочем, такое явление как мусульманское вегетарианство, т.е. религиозно обоснованное правило, не получило массового распространения, оставшись личным выбором каждого человека. Но сам пример такого явления среди мусульманского духовенства заслуживает внимания.

Дамир Нигматзянов, историк

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.