Петербургский ЛГБТ-полицейский: "Я себя ощущаю евреем в Германии в 1936 году"

Санкт-Петербург, 24 сентября 2013, 12:55 — REGNUM  В Санкт-Петербурге впервые с ЛГБТ-сообществом встретились бывшие и действующие российские полицейские, сами принадлежащие к "меньшинствам". Как сообщает сегодня, 24 сентября, корреспондент ИА REGNUM, встреча состоялась накануне вечером, в рамках проходящего в городе фестиваля Квир-культуры. Кроме россиян, во встрече принял участие действующий шведский полицейский - житель Стокгольма Йоран Стантон. Организаторы просили не фотографировать участников - для всех, кроме Йорана, это наверняка обернется неприятностями по службе и в жизни, также немногие из присутствующих на встрече журналистов договорились, как им изменить имена участников - всех, кроме Йорана.

Итак, высокий этаж дома в новостройках, охрана на входе в креативное пространство, где все приспособлено для выставок, встреч, небольших концертов. Полный зал людей разных возрастов, но молодых лиц намного больше.

Йоран Стантон рассказал, что прослужил в полиции сначала с 1978 по 1987 год, потом ушел, так как чувствовал психологическое давление со стороны коллег из-за своей ориентации, "Я не могу работать, когда чувствую, что на меня смотрят сверху вниз, при этом довольно легко потерять веру в себя", - сказал полицейский.

Йоран через год встретил человека, которого полюбил, заключил брак и до сих пор они счастливо живут вместе. В 1992 году Стантон возвратился в полицию, потому что уже гораздо больше верил в себя. Йоран до сих пор работает следователем в отделе преступлений, совершенных на почве ненависти. Кроме того, в 2000 году он и еще несколько человек создали общественную организацию геев-полицейских, которая ныне вошла в европейскую.

С 2002 года шведы-полицейские участвовали в гей-прайдах в Стокгольме, причем в форме. Проводили для стокгольмских полицейских курс лекций, разъясняя, что такое ЛГБТ. Удалось такой курс провести только в столице - регионы Швеции пока не решились. Но Йоран уверен, что такие знания нужны: "Полицейский в Швеции гораздо больше, чем обычный человек, должен иметь представление о правах человека, равенстве и человечности".

Потом пришел черед россиян рассказывать о себе. Четыре женщины - Марина, Анна, Света и Мария, все, кроме Светы, ушедшей из прокуратуры, действующие сотрудники полиции, и единственный мужчина - Андрей, работавший оперативником в 90-годы, но ушедший из органов именно из-за гомофобии.

Света ушла из прокуратуры именно потому, что однажды открыто выступила против унижения человека из-за его ориентации, теперь она работает в частной юридической фирме. У Андрея - человека с седыми висками - за спиной опыт военного училища и службы оперативником тогда еще в ленинградской милиции и в те времена, когда не была отменена уголовная статья за гомосексуализм. Отслужил 9 лет, дождался и отмены статьи, но ушел - потому что устал скрываться, устал от шуточек насчет женщин, почему один, устал от слухов.

Марина - действующий сотрудник петербургской полиции, причем работает в самом центре города и не раз была вынуждена быть там, где проводит акции оппозиция или происходят массовые мероприятия - митинги, пикеты и т.д.

"Меня про ориентацию никто не спрашивает, я и не говорю, живу со своей девушкой, у нас ребенок. Я знаю еще девушек в полиции, таких же, как я. Вынуждены скрывать истинное положение дел, показывать фото несуществующих мужей. Но для меня мой мир, в котором я живу, важнее службы", - говорит Марина, которая, если что, готова уйти из полиции, потому что по другой профессии она - фотограф. Родители о ее ориентации ничего не знают, да особо и не интересуются.

О принятых на федеральном уровне законодательных актах, предусматривающих административную ответственность "за пропаганду гомосексуализма" петербурженка Мария, работающая в полиции свыше 10 лет, говорит, что, фактически, этот закон на руку педофилам: "Законодатель решил уравнять гомосексуалистов и педофилов, но закон на руку именно педофилам, потому что если раньше я, как полицейский, могла привлечь к уголовной ответственности того мужчину, который под ником заводит в соцсети знакомство с ребенком, склоняет его к сексу, то сейчас при хорошем адвокате такой человек "идет под административку". Его могут обвинить лишь в пропаганде педофилии, он отделывается штрафом и продолжает свое грязное дело".

О себе Мария рассказала, что не имеет никаких проблем на работе из-за своей ориентации, потому что "о личной жизни распространяться там ни к чему, не имеет значения на службе, с кем я живу".

Анна, которая приехала из другого региона и в полиции работает 20 лет, с Марией не согласна - ей, тоже давно работающей в правоохранительных органах, и не на рядовой должности, все время приходится испытывать неприятные чувства: "Не с кем поделиться, поговорить, а то сразу возникнут вопросы - а с кем в отпуск ездила? Почему не с мужем, а с подругой?"

Анна была замужем, брак распался, воспитывает 11-летнего сына вместе с той любимой женщиной, с которой уже почти пять лет живет вместе. Сыну ничего не говорит, он пока ни о чем не спрашивает. В школе пожилая классная руководительница догадывается, но говорит, что не выдаст, грамоту недавно за хорошее воспитание ребенка вручила семье.

Но Анна постоянно испытывает страх за свою семью: "У меня ребенок, я не хочу себя, его и ее испытывать на прочность, поэтому на работе молчу и себя контролирую". Анна рассказала, что отвечает нечестно на психологическом тестировании на те вопросы, которые так или иначе могут дать намек на ее истинную ориентацию.

"Я себя ощущаю евреем в Германии в 1936 году, но придерживаюсь принципа - делай, что должно, и будь что будет, - говорит Анна. - Но стать зайчиком, чтобы тебя полюбили гомофобы - это тупиковый путь!"

Галина Артеменко

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.