Почему дагестанские чиновники бегут в Азербайджан? Интервью председателя Общественного совета села Храх-Уба

Махачкала, 18 сентября 2013, 11:35 — REGNUM  Граждане России - жители дагестанских сел Храх-Уба и Урьян-Уба в 2010 году неожиданно для себя оказались на нелегальном положении на территории Азербайджана. О том, почему так произошло и как сейчас решается судьба этих сел, в интервью ИА REGNUM рассказал председатель Общественного совета жителей села Храх-Уба Аллахверди Мамедов.

Справка ИА REGNUM. Села Храх-Уба и Урьян-Уба находятся на территории Азербайджана, на землях, которые в 1950-е годы были переданы в пользование одному из хозяйств Магарамкентского района Дагестана. Жители сел - лезгины по национальностии. После распада СССР они заявляли о том, что их права на землю остаются в силе, и поэтому их нахождение на территории Азербайджана легитимно. Тем не менее, после подписания договора о делимитации границы между Россией и Азербайджаном в сентябре 2010 года компетентные органы Азербайджана заявили, что жители двух сел, являющиеся российскими гражданами, должны либо переселиться в Россию, либо принять азербайджанское гражданство. В 2011 году в результате переговоров тогдашнего главы Дагестана Магомедсалама Магомедова с представителями азербайджанского руководства была достигнута договоренность о том, что жители двух сел, желающие вернуться в Россию, смогут оставаться на территории Азербайджана до того, как будут созданы необходимые условия для их переезда в Дагестан. Сейчас для жителей Храх-Убы и Урьян-Убы строится новое село в Магарамкентском районе Дагестана. В сентябре депутат Государственной думы РФ Мамед Абасов на встрече с представителями села Храх-Уба сообщил, что Министерство финансов РФ, Минрегионразвития и полпредство в Северо-Кавказском федеральном округе в настоящее время выполняют поручение президента РФ по оценке объема средств, необходимых для обустройства жителей села на территории Дагестана.

Передача вашего села Азербайджану привела к тому, что большинство храхубинцев потеряли легальный статус в родном селе. А были ли у этой передачи последствия, выходящие за рамки судьбы одного села?

Мы сначала думали, что решение о передаче наших земель Азербайджану имело экономическую составляющую. Россия заинтересована в выгодном транзите своей нефти и газа через Азербайджан, заинтересована в других сферах сотрудничества с Баку, и поэтому решила заручиться хорошим отношением с Ильхамом Алиевым. Но спустя время мы замечаем, что договор по Самуру не только не укрепил отношений Москвы и Баку, а испортил их. Баку воспринял уступки Москвы как слабость России на Южном Кавказе и стал использовать эту слабость в своих интересах. Вы обратите внимание: как только был заключен договор по Самуру, Баку начала выгонять российскую армию с Габалинской РЛС и в конце концов выгнал. Забуксовал российско-азербайджанский контракт по транзиту российской нефти. А самое главное, Баку понял, что у него развязаны руки не только в плане национальных меньшинств Азербайджана, но и тех россиян, которые занимаются изучением общественно-политической ситуации в Азербайджане. Посмотрите, сколько ученых, общественных деятелей, журналистов из России Баку объявил персонами нон грата. Обратите внимание, как нагло и безнаказанно спецслужбы Азербайджана арестовывали в этом августе лезгин - граждан России. Эти лезгины были виноваты только в том, что являются близкими родственниками руководителей Федеральной лезгинской культурной автономии России (ФЛНКА).

Не могла ли передача Храх-Убы быть связана с тем, что прошлая дагестанская власть была как-то связана с правящими кругами Азербайджанской Республики?

Наверное, да. Вы, наверняка, знаете, почему в 2010 году был отправлен в отставку президент Дагестана Муху Алиев. В июне 2009 года тогдашний глава Дагестана Муху Алиев был в составе российской делегации в Баку. Российских гостей принимал лично президент Азербайджана. В ходе переговоров Муху Алиев узнал, что Москва собирается передать Азербайджану ряд дагестанских территорий в районе реки Самур. Он сначала не хотел верить своим ушам, а потом стал выражать свое недовольство в весьма недипломатической форме. Сам проект договора и соглашения по нему Муху Алиев назвал "предательскими" и "антидагестанскими". Подписание договора решили отложить. Полгода спустя, в начале зимы 2010 года в Дагестане началось массированное давление на Муху Алиева. В феврале 2010 года Муху Гимбатович был вынужден уйти в отставку. Президентом Дагестана был назначен Магомедсалам Магомедов. Когда в сентябре 2010 года в Баку был подписан договор по Самуру и дагестанские земли отошли к Азербайджану, Магомедов возражать не стал. В 2011 году, когда новые хозяева Храх-Убы закрыли в селе школу, Магомедсалам отправил туда своих чиновников с обращением, чтобы детям позволили ходить в школу. Новые власти села, глядя на бумагу, сказали: "Теперь Храх-Убе Магомедсалам не указ. Пусть у себя в Левашах (Леваши - родное село экс-президента Дагестана - ИА REGNUM) командует".

Позитивное отношение к Азербайджану было и остается отличительной особенностью руководителей многих районов Дагестана, особенно на юге республики. Создавалось ощущение, что стоит дагестанцу сесть в южном Дагестане в высокое кресло, так он из дагестанца превращается в азербайджанца. У каждого южнодагестанского чиновника в Азербайджане как по мановению волшебной палочки появлялись дома, машины, бизнес. Они вкладывали туда "нажитые непосильным трудом" капиталы. Пример тому - бывший глава Табасаранского района Нурмагомед Шихмагомедов, который в июне этого года пытался скрыться от правосудия. Где его задержали оперативники? На пограничном посту "Тагиркент-Казмаляр", на границе России с Азербайджаном. Почему именно там? Потому, что там легко перейти границу, имея соответствующие связи.

Также очень странно и двусмысленно в плане нас повел себя Бекмурза Бекмурзаев, в 2010 году - министр Дагестана по национальной политике и внешним связям. Еще задолго до сентября 2010 года он говорил, что "храхубинцам нужно быть гражданами России и Азербайджана одновременно". Но ни Россия, ни Азербайджан не позволяют никому из своих граждан иметь двойное гражданство, и дагестанский министр хорошо об этом знал. Мы не думаем, что Бекмурзаев хотел содействовать тому, чтобы Москва или Баку изменили свои законы о гражданстве. Ведь ради одного маленького села никто не будет вводить у себя в стране двойное гражданство. Да и Бекмурзаев был всего лишь главой ведомства одного из субъектов федерации, а не президентом России. Предполагаем, что Бекмурзаев таким образом "забалтывал" проблему Храх-Убы, сводил ее к никчемной говорильне. Сам ли он это делал, или по указанию, нам неизвестно. А в феврале 2011 года, когда мы подали заявление на проведение в Махачкале митинга, Бекмурзаев в интервью "Кавказскому узлу" сказал, что "несколько мошенников обманом толкают храхубинцев на провокацию". Сам же он на эту "провокацию" поддался, пришел 8 февраля к Аварскому театру Махачкалы и встретился с "мошенниками", то есть, с нами. Мы ему припомнили слова его интервью, показали на толпу митингующих, привели факты преследования храхубинцев азербайджанскими властями и спросили, что он теперь скажет. Он ответил: "Я же вам помогал". Действительно, когда Бекмурзаев был представителем МИД РФ в Махачкале, он кое-кому из нас помог оформить загранпаспорта для того, чтобы мы могли ездить по своим делам в Азербайджан, в том числе, и мне. На митинге он попросил слова и начал выступать. Выступил красиво: говорил, что президент и правительство РФ обещали выплатить каждому храхубинцу полную компенсацию за каждое дерево, каждый саженец, каждый куст, и что правительство РФ нас защитит. Буквально через несколько дней после митинга в Храх-Убу приехала делегация во главе с Бекмурзаевым и послом РФ в Азербайджане Владимиром Дорохиным. На встрече с сельчанами Бекмурзаев опять попросил слова. И что мы услышали? Бекмурзаев говорил, что "Храх-Уба - азербайджанская территория", "Баку для вас и так много делает", а если "не хотите жить в Азербайджане, поезжайте в Биробиджан".

Причем здесь Биробиджан?

Он намекал на федеральную программу переселения соотечественников из-за рубежа, по которой им предлагается селиться в регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока. В том же 2011 году там хотели поселить русских старообрядцев из Латинской Америки, которые решили вернуться в Россию. Разумеется, никто из нас в Восточную Сибирь ехать не согласился. Единственный наш дом - это Храх-Уба, другого у нас нет и не будет. И как в холодном климате Биробиджана могут прожить наши дети, женщины, старики? Это все равно, если бы якутов или чукчей поселили в пустынях Туркмении.

Была ли альтернатива переселению храхубинцев в Восточную Сибирь?

На бумагах - да. Нам было обещано компактное переселение в Магарамкентский район Дагестана, обещали, что выделят участки для домов, садов, огородов в районе поселения Новый Аул. По поводу этого переселения вышло постановление администрации Магарамкентского района, где предусматривалось выделение храхубинцам 86 гектаров пахотной земли. К сожалению, все это осталось пока только на бумаге. Несколько наших аксакалов приняли решение писать о наших проблемах в США, к Бараку Обаме. Один из этих аксакалов полжизни прослужил на советских атомных подводных лодках, является ветераном Вооруженных Сил России и кавалером государственных наград. Для него, советского военного моряка, США всегда были стратегическим противником номер один. В любое иное время он предпочел бы лучше застрелиться, чем обращаться за помощью к США.

А как вы относитесь к идее письма храхубинцев Бараку Обаме?

Резко отрицательно. США никогда не помогали никому задаром. Письмо наших аксакалов Обаме может сильно навредить России. Я торможу это письмо как могу. Но видеть страдания соотечественников я тоже не могу. Из Азербайджана нас выгнали, Дагестану мы тоже не нужны. Люди находятся в постоянном стрессе: участились случаи сердечных приступов, нервных расстройств, некоторые из них - со смертельным исходом. Аксакал - подводник, о котором я говорил, сейчас ютится в сарайчике на окраине Шамхала - поселка в нескольких километрах от Махачкалы. Этот поселок считается гиблым местом, потому что там СИЗО. Для старого человека, посвятившего жизнь защите страны, не нашлось приличного угла. Где такое вообще может быть, и как такое вообще могло случиться в Дагестане? До сих пор не могу понять.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail