От Югославии до Сирии: российская дипломатия не устает формулировать аргументы "для умывания рук"

Москва, 5 сентября 2013, 15:53 — REGNUM  В последние дни Российский совет по международным делам (РСМД) откликнулся рядом публикаций на развитие сирийского кризиса. 28 августа 2013 года на информационном ресурсе РСМД под заголовком "Удар по Сирии будет нанесен" было опубликовано интервью и. о. заведующего кафедрой мировой политики НИУ Высшей школы экономики профессора Максима Братерского.(1) В тот же день там же было размещено интервью директора Института востоковедения РАН Виталия Наумкина "Удар по Сирии возможен, но не неизбежен".(2) 2 сентября 2013 года была опубликована статья самого президента РСМД, профессора МГИМО, члена-корреспондента РАН экс-министра иностранных дел России Игоря Иванова под названием "Предотвратить иностранную агрессию в Сирии еще можно".(3) Публикация была продублирована в "Российской газете".(4)

Публикация от Игоря Иванова особенно интересна, поскольку именно он руководил российским МИДом с 11 сентября 1998 года по 9 марта 2004 года. Два важных для сирийского случая прецедента, проведенные без разрешения Совета безопасности ООН - война НАТО против Югославии с 24 марта по 10 июня 1999 года и война США и их союзников против Ирака с 20 марта 2003 года. Означенный кризисный опыт Игоря Иванова значим в нынешнем конфликте Запада с Сирией. Далее мы разберем основные положения статьи Игоря Иванова.

Наш экс-министр сразу же начинает свой текст с сомнительного тезиса: "В последние дни высокопоставленные западные политики все более откровенно и настойчиво говорят о своей решимости осуществить военную операцию в отношении Сирии. При этом они же вынуждены признать, что сирийская проблема не имеет военного решения, что такое решение возможно только в рамках политического диалога всех участников конфликта". Вторая часть умозаключения с противопоставлением "политического диалога" "военным действиям" является очевидным самообманом. Военный удар планируется нанести именно для политического решения проблемы. Никто на сегодня не отменял классической формулировки Клаузевица: "Война есть продолжение политики иными, насильственными средствами". При нынешнем состоянии военных дел в Сирии, когда правительственная армия берет верх над мятежниками, выгодный для Запада "политический диалог" невозможен. Очевидно, что после первого удара по Сирии официальный Дамаск получит предложение на возобновление "политического диалога", с одним результатом - капитуляцией Асада на тех или иных условиях. На самом деле, военное давление на официальный Дамаск всегда было связано со стратегией диалога. Вот только результаты "политического диалога" должны быть выгодны США и их союзникам на Ближнем Востоке.

В своей статье от 2 сентября Игорь Иванов полагает, что "опыт как Югославии, так и Ирака свидетельствует как раз о том, что использование военной силы в подобных ситуациях не только не способно решить имеющиеся проблемы, а, наоборот, чревато еще более тяжелыми последствиями". Здесь в очередной раз можно констатировать самообман автора. "Тяжелые последствия" были предназначены именно для жертв агрессии Запада по известной формуле Vae Victis. Что касается инициаторов агрессии, то политические проблемы они для себя военным путем как раз решили. И решили, надо признаться, в выгодном для них ключе.

Особенно наглядно самообман виден из приведенного экс-министром иностранных дел РФ примера Югославии. Иванов пишет: "Силы НАТО в течение 78 дней без устали бомбили Югославию... Любой объективный наблюдатель должен признать: операция НАТО своих целей не достигла. Решение вопроса было возвращено в Совет Безопасности ООН, где он должен был и решиться. А западным агрессорам не оставалось ничего иного, как договариваться с президентом Сербии Слободаном Милошевичем, против которого, собственно, и была направлена вся военная операция. Долгосрочным итогом военной операции стали распад Югославии, искусственное образование недееспособного государства Косово, превратившегося в рассадник международной преступности и хронической нестабильности". Между тем, реалии, на самом деле, таковы: в результате воздушной операции НАТО Милошевич вынужден был капитулировать. 20 июня 1999 года югославская армия была выведена из Косово, а 5 октября 2000 года Милошевич был свергнут в результате "бульдозерной революции" в Белграде. Позднее он был убит в тюрьме международного трибунала в Гааге. Что касается самой Югославии, то она к моменту агрессии НАТО, фактически, уже не существовала. "Югославией" в то время именовался "огрызок" от нее в составе Сербии и Черногории. Что касается именуемого Игорем Ивановым "недееспособного" государства Косово, то оно было признано Сербией в феврале 2013 года, а ныне активно используется США и их союзниками для военного базирования и перевалки сомнительных грузов.

Оценивая последствия иракской войны, Игорь Иванов пишет: "Достаточно почитать поступающие буквально каждый день сообщения информационных агентств из Багдада, чтобы прийти к очевидному выводу: военная интервенция оставила после себя страну, раздираемую региональными, этническими и конфессиональными конфликтами, страну, где власти не в силах обеспечить элементарной безопасности своим гражданам. Кто теперь ответит за переживаемую сегодня иракским народом трагедию?". Отвечать за трагедию иракского народа лично Игорь Иванов явно не намерен. Но разве нынешнее состояние Ирака не было изначальной целью организаторов войны? - можем мы спросить у него. В частности, в регионе подобное состояние Ирака выгодно многим активным региональным игрокам: прежде всего - Израилю, потом Ирану, нефтяным монархиям Персидского залива и курдам, а еще транснациональным корпорациям, овладевшим нефтяными запасами Ирака.

"Не будем забывать и о том, что интервенция в Ирак расколола западный мир, противопоставив США целому ряду их ведущих европейских союзников", - пишет Иванов. Однако "раскол" этот, заметим мы, не был критичен. Союзники США в Европе Германия и Франция лишь воздержались от участия в войне на первом ее этапе. С 2003 по октябрь 2008 года германский военный контингент численностью в 2500 солдат и офицеров принимал участие в оккупации Ирака. Французы, правда, в конкретном случае с Ираком оказались "принципиальными". Тезис Иванова о "расколе" западного мира в случае с интервенцией в Ираке просто смехотворен. Речь в данном случае надо вести о частных разногласиях, а никак не о "расколе".

"Возвращаясь к ситуации в Сирии, можно отметить, что нет никаких оснований рассчитывать на то, что военная операция против режима Башара Асада будет более эффективной и менее разрушительной, чем известные операции в Югославии и Ираке", - продолжает Иванов. Но разве разрушительность войны не является одновременно признаком ее эффективности? Очевидно, что интервенция Запада приведет к тем же последствиям, что и против Ирака - фрагментации Сирии и ликвидации современной сирийской государственности.

"Возможно, через какое-то время военную операцию в Сирии в Америке назовут "трагической ошибкой", - пытается убедить своего читателя бывший министр иностранных дел РФ. И непременно назовут, - скажем мы. Но ведь выражение "трагическая ошибка" является всего лишь, то ли пропагандистским, то ли риторическим оборотом после того, как дело было уже сделано США. Следующее поколение американских политиков ничем себя не обяжет, если даже возложит венок на могилу Сирии. Аплодисменты из Израиля в этом случае будут более уместны, чем переживания российского экс-министра.

И каковы практические предложения в случае с Сирией президента РСМД Игоря Иванова для того, чтобы, как он говорит, "предотвратить иностранную агрессию в Сирии"?

Вот оно: "В сложившихся обстоятельствах сирийское руководство должно проявить государственную мудрость и апеллировать к разуму международного сообщества. Необходимо не только создать максимально благоприятные условия для работы наблюдателей ООН, но и, насколько это возможно, открыть страну для международных гуманитарных, правозащитных, миротворческих организаций, для средств массовой информации и независимых экспертов. Нужно, чтобы мировое общественное мнение формировалось на основе реальных фактов и объективной информации о событиях в стране, а не на базе непроверенных слухов, досужих домыслов и произвольных интерпретаций, распространяемых далеко не всегда добросовестными противниками сирийского руководства. Такая позиция Дамаска, безусловно, получила бы активную поддержку со стороны Москвы, равно как и других сил, выступающих за политическое урегулирование сирийского кризиса". После чтения означенного абзаца возникает вопрос: а что такое "мировое общественное мнение"? Очевидно, что под последним Игорь Иванов имеет в виду именно общественное мнение Запада. "Разум международного сообщества" - это или рациональный расчет или эмоциональный настрой международных разбойников. Но здесь поражает наивность бывшего министра относительно всех этих "международных гуманитарных, правозащитных, миротворческих организаций, средств массовой информации и независимых экспертов". Ведь очевидно, что позиция означенных "свидетелей" определяется не реальными фактами и объективной информацией, а теми, кто оплачивает деятельность всего этого набора. Более того, скажем мы, "реальные факты и объективная информация о событиях" в Сирии на практике будут использованы против официального Дамаска. Более того, поражает наивность требования к сирийским властям "проявить", "допустить" и "создать максимально благоприятные условия" в стране, охваченной жестокой то ли гражданской, то ли межконфессиональной, то ли межэтнической войной, осложненной вторжением иностранных наемников. В существующих условиях "проявить", "допустить" и "создать" будет означать создание простора для всевозможных провокаций против правящего Дамаска. И, наконец, странен пассаж Иванова о "наблюдателях ООН" в той ситуации, когда сам экс-министр иностранных дел РФ определяет: "Рассчитывать на то, что использование Россией и Китаем права вето в СБ ООН остановит войну, к сожалению, не приходится".

Вообще удивляет сам подход Иванова в означенной ситуации. Ведь речь в случае с химической атакой в предместье Багдада идет о поводе к войне, а не о ее причинах. При этом "повод" - Casus Belli искусственно создан тогда, когда президент США провел "красную черту". Поэтому компетентный дипломат должен говорить сейчас именно про "повод к войне", а не выдавать этот повод за причину, затемняя суть дела.

Игорь Иванов полагает: "Очень многое сейчас зависит от сирийского руководства, которое должно понимать, что готовящаяся военная операция может привести к катастрофическим последствиям не только для политического режима в Дамаске, но, и это самое тревожное, для сирийской государственности как таковой, для многострадального сирийского народа. Одной из роковых ошибок С. Милошевича и С. Хусейна было то, что ни тот, ни другой до конца не верили в возможность интервенции. Оба лидера надеялись переиграть своих оппонентов в дипломатическом торге, оба в итоге оказались проигравшими".

В другом месте Иванов в своей статье пишет: "Конечно, тогдашнее руководство Югославии тоже допустило немало ошибок, не использовало всех политических возможностей для того, чтобы предотвратить войну". Но, как полагает чуть выше Игорь Иванов, переиграть своих оппонентов "в дипломатическом торге" Милошевичу и Хуссейну не удалось. Надо полагать, не удастся и Асаду. По крайней мере, очередному Иванову после того, как занавес над сирийской трагедией опустится, можно будет сказать о том, что виноват, на самом деле, он сам - Асад, поскольку "не верил" и "не смог переиграть". О том, что именно такой аргумент будет использован "для умывания рук" российской дипломатией свидетельствует выступление главы МИДа России Сергея Лаврова перед студентами и профессорско-преподавательским составом МГИМО МИДа России 2 сентября 2013 года.(5) Лавров сказал буквально следующее: "Безусловно, сирийский режим допустил очень много ошибок. Гораздо раньше, два с лишним года назад, можно и нужно было начинать национальный диалог. Мы неоднократно предлагали содействие в организации такого диалога. Мы убедили режим поддержать инициативу ЛАГ о направлении наблюдателей, мы убедили правительство Асада в том, чтобы оно приняло план Кофи Аннана, чтобы оно согласилось на размещение наблюдателей ООН на своей территории. Но и в том, и в другом случае, как только эти наблюдатели стали докладывать более или менее объективную картину, их оттуда отзывали, или не продлевали их мандат". Как видим, высказывание в подобном духе Лаврова весьма перекликается с тем, что было опубликовано в тот же день его предшественником на Смоленской площади - Игорем Ивановым. Так что же тогда рекомендует в действительности Игорь Иванов Сирии в своей публикации на РСМД - сдаваться, не так ли?

Международное право нарушается, - констатирует сейчас российская дипломатия от Иванова до Лаврова. "Стоит ли удивляться растущей неуправляемости международных отношений?!", - пишет в своей статье экс-министр иностранных дел РФ. Но, если мы хотим остаться на почве реальной политики, а не мечтаний, то следует признать подобный порядок скорее естественным, чем исключением. Никто не отменял простого от века правила дипломатии: "Договора выполняются до тех пор, пока это выгодно". Международное право существовало до тех пор, пока это было выгодно - это не трудно уяснить для себя экс- и настоящему министру иностранных дел России. Крах системы международного права и "растущая неуправляемость международных отношений" и создают простор для настоящей дипломатии. Это и нужно уяснить эпигонам Громыко со Смоленской площади.

(1) Удар по Сирии будет нанесен // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2258#top

(2) Удар по Сирии возможен, но не неизбежен // http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2257#top

(3) Иванов И. Предотвратить иностранную агрессию в Сирии еще можно //

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=2267#top

(4) Иванов И. Предотвратить иностранную агрессию в Сирии еще можно // http://www.rg.ru/2013/09/01/agressia-poln.html

(5) http://regnum.ru/news/polit/1701505.html#ixzz2dqYVWMmy

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail