Катастрофический политический просчет Кэмерона: как британские гомосексуалисты спасли Сирию

Москва, 30 августа 2013, 20:54 — REGNUM  Все ведущие британские и американские издания в пятницу 30 августа 2013 года обсуждали результаты неудачного для британского премьер-министра Дэвида Кэмерона голосования в палате общин парламента Великобритании по вопросу о военной операции в Сирии. Вот примеры заголовков: "Парламент Великобритании отвергает акцию в Сирии" (The Wall Street Journal); "Британский премьер-министр Дэвид Кэмерон проиграл парламентское голосование по военному удару по Сирии" (Washington Post); "Кэмерон унижен парламентским вето на ракетный удар по Сирии" (The Times); "Сирийский разгром имеет глубокие последствия для Кэмерона, как внутри страны, так и за рубежом" (Financial Times); "Дэвид Кэмерон провалил испытание на доверие и поплатился" (Telegraph); "Сирия. Дебаты споткнулись об Ирак" (Telegraph); "Удар по авторитету Кэмерона. Как депутаты исключили возможность британского нападения на Сирию" (Guardian); "Подбит: планы Дэвида Кэмерона военных действий в Сирии побеждены голосованием в палате общин" (Independent); "Конец особым отношениям? Кэмерон вернул значок заместителя шерифа" (Mail). Одни издания полагают, что в четверг сокрушительное поражение потерпели консерваторы, другие пишут о личной неудаче Кэмерона. Times полагает, что премьера унизили. Washington Post назвала итоги голосования в британском парламенте "потрясающим ударом" по премьеру. Подспудно все задают вопрос о его дальнейшей политической судьбе.

"Перспектива британского участия в военных действиях в Сирии драматически была оборвана вчера вечером, когда Дэвид Кэмерон понес удивительное и унизительное поражение в палате общин", - полагает Independent. "Британские премьер-министры просто не должны терять голоса по таким основным вопросам, как война и мир. Это означает не только внеочередное поражение, но катастрофический политический просчет", - оценивал случившееся британский Telegraph. Нужно уяснить, что последняя оценка - самая важная, поскольку речь идет о традиции британской политической системы.

Итоги голосования парламента Великобритании - самого авторитетного демократического законодательного института Запада, могут только затруднить намерения президента Барака Обамы и других западных союзников Великобритании по НАТО убедить свои собственные народы в необходимости военного вмешательства в Сирии. Все согласны с тем, что голосование в парламенте Великобритании против военного вмешательства в Сирии является жестким ударом по внутриполитическому положению премьер-министра Дэвида Кэмерона. По окончании заседания Кэмерон без каких-либо обиняков заявил, что британский парламент, отражающий взгляды британских избирателей, не желает ввязывания Великобритании в военные действия, и "правительство будет действовать соответствующим образом". Голосование в британском парламенте имело рекомендательное значение для правительства. В Британии сейчас озабочены вовсе не Сирией, а тем, насколько столь необычное поражение премьера по вопросу внешней политики отразится на его личной судьбе, перспективах следующих выборов и внешнеполитической роли Великобритании на мировой арене в будущем. Последний аспект подразумевает очевидный провал в "особых отношениях" Великобритании с США, принимающий двусмысленный характер после разоблачения Сноуденом сотрудничества двух стран в разведывательной области. Является ли происшедшее досадным эпизодом или стратегическим провалом в отношениях Великобритании и США?

Министр обороны Великобритании Филипп Хэммонд в интервью Британской вещательной компании заявил, что США "будут разочарованы тем, что Британия не станет участвовать". Случившееся аналитики называют крупнейшим разрывом в американо-британских "особых отношениях" с Фолклендской войны 1982 года. "Отказ от поддержки США станет очень серьезным ударом по Великобритании. Он наносит ущерб нашим отношениям с США и нашему положению на мировой арене", - заметил Ричард Кемп - бывший командующий британскими силами в Афганистане.

Дебаты в палате общин парламента Великобритании продолжались более семи часов. Во время дебатов Кэмерон столкнулся с лавиной скептицизма, - пишет Washington Post. Основным доводом оппозиции против предложения премьера стал пример Ирака, когда Великобритания последовала основному аргументу, представленному США, о работах Ирака над программой по созданию оружия массового поражения, и вступила в войну в 2003 году. "Мы должны извлечь уроки из Ирака", - заявил лидер оппозиции Эд Милибэнд в парламенте. Сомнения в необходимости атаки на Сирию, озвученные в ходе дебатов в стенах британского парламента, сводятся к следующим вопросам к премьеру:

- есть ли доказательства тому, что военные действия могут предотвратить дальнейшее использование химического оружия режимом Асада;

- не будет ли результатом интервенции дальнейшая эскалация насилия в Сирии;

- какие последствия эскалация насилия в Сирии будет иметь для стабильности на Ближнем Востоке.

В ходе дебатов британский премьер пытался убедить скептически настроенных законодателей, что речь в рассматриваемом случае не идет о другом Ираке. "Речь не идет о принятии одной стороны в сирийском конфликте, речь не идет о вторжении, речь не идет о смене режима, и даже не о более тесном сотрудничестве с оппозицией. Речь идет о крупномасштабном применении химического оружия и нашем ответе на военное преступление. Ничего иного", - говорил в парламенте Кэмерон. Такова власть Иракa над умами британских государственных мужей. Любой, кто поддерживает британские военные действия на Ближнем Востоке, должен начинать с объяснения, почему это правильно и почему это не Ирак. "Один из уроков Ирака, хотя никто не сказал это вслух, в том, что если вы поддерживаете то, что в будущем станет рассматриваться как неправильный курс, ваша репутация испорчена, и ваше чувство вины следует за вами всегда, как призрак", - заметил по поводу случившегося Telegraph.

Премьер-министр еще в начале недели надеялся обеспечить парламентскую поддержку Великобритании военных действий против Сирии. Однако под давлением политиков всех основных партий Великобритании он уже в среду вечером накануне дня голосования вынужден был изменить тактику. Он заявил, что парламентское голосование будет предшествовать любому прямому британскому участию в военных действиях. Он также сослался тогда на важность выводов работающей в Сирии военной инспекции ООН, выясняющей обстоятельства известной атаки с использованием химического оружия в пригороде Дамаска. По-видимому, отмеченное колебание премьера не могло не сказаться в четверг на итогах голосования.

Основная причина - Кэмерон не смог предоставить парламенту неопровержимых доказательств причастности режима Асада к нападениям в Сирии на прошлой неделе. В британском парламенте обсуждался вопрос об основаниях для военного вмешательства. В случае положительного голосования депутатам предстояло второе голосование, на этот раз уже о военной операции.

Итог первого голосования был известен уже в мире в четверг вечером - 285 против предложения премьер-министра нанести удар по Сирии, 272 - за. 30 депутатов тори из партии премьера голосовали против его предложения. Подобный результат Кэмерон получил при правительственном большинстве, которое сейчас составляет в британском парламенте 112 голосов. Крах потерпела и коалиция с либералами. Последние голосовали против войны. При объявлении результатов голосования один депутат с места криком призвал премьера уйти в отставку. Очевидно, что провал предложения Кэмерона об ударе по Сирии блокировала группа внутрипартийной оппозиции лидеру партии.

После вступления в должность в 2010 году у премьера Кэмерона были случаи в британском парламенте выступлений против его предложений не только со стороны оппозиционной Лейбористской партии, но и из рядов его собственной Консервативной партии и младшего партнера по коалиции Либерал-демократической партии.

Кэмерон столкнулся с оппозицией в своей партии, главным образом, по двум проблемам: первое - это отношения с ЕС и второе - проблема признания однополых браков. Поскольку трения с Европой являются обычным делом для Великобритании, то однополые браки стали экстраординарным вопросом для Консервативной партии. Поэтому можно парадоксальным образом утверждать, что в четверг при голосовании в парламенте возжаждавшие официального брака британские гомосексуалисты спасли Сирию и президента Асада от неминуемых последующих действий со стороны западной коалиции с США и Великобританией во главе. Злосчастные гомосексуалисты, "терзающие" своими парадами и бракосочетаниями Европу, косвенно сделали в один миг из британского премьера самого последовательного ястреба войны кроткого голубя мира.

Пресс-секретарь Кэмерона попытался преуменьшить имиджевую потерю для премьер-министра, когда заявил, что итоги голосования не имеют внутрипартийного значения, поскольку партия продолжает поддерживать Кэмерона по таким ключевым вопросам, как экономика и образование. А как же быть тогда с такой важнейшей сферой, как внешняя политика? - спросим мы. Технически Кэмерон все еще может санкционировать военные удары, несмотря на возражения парламента, но высшие государственные деятели, в том числе сам премьер-министр, указывают, что подобный выбор невозможен после поражения в парламенте.

Впервые за прошедшие полвека оппозиционная партия Великобритании, в данном случае лейбористы, отклонила предложение правительства о начале войны. Лидер лейбористов Эд Милибэнд заявил в ходе дебатов, почти открыто указывая на Вашингтон: "Я не считаю, что нам следует срочно принимать решение по этому вопросу на основе политического графика, установленного в другом месте". На результат голосования повлиял и провал в ООН в среду представленного Великобританией проекта резолюции, одобряющей "необходимые меры" для защиты мирного населения Сирии. Эта была очевидная подстава США своего союзника, поскольку изначально было ясно, что британская резолюция не сможет преодолеть вето постоянных представителей Совета безопасности ООН - Китая и России.

В случае с Сирией Милибэнд решил играть по-крупному. Лейбористы своим поведением в четверг явно работали на имидж партии в глазах британских избирателей в перспективе грядущих скоро очередных парламентских выборов. Они указывали на то, что решение о вторжении в Ирак было принято их партией. Нынешнее противодействие консерваторам связано с осознанием Лейбористской партией своей тогдашней ошибки. Милибэнд подчеркнул необходимость дать время инспекторам ООН завершить свою работу. По большому счету, чтобы победить лейбористы отмежевались от самих себя. Лейбористу Милибэнду, чтобы победить, потребовалось максимально дистанцироваться от лейбориста Блэра.

Основной внешнеполитический итог голосования в четверг в британском парламенте - британцы посредством подобного маневра отказались делить ответственность за развязывание войны на Ближнем Востоке с США. Теперь вся ответственность лежит лично на президенте США Бараке Обаме.

В двусмысленное положение теперь попал Париж и президент Франсуа Олланд. Французские официальные круги заявили, что их военные подготовили планы по возможным действиям в Сирии, но повторили в четверг, что окончательное решение Парижем о начале военных действий еще не принято. Французское правительство может использовать военную силу за рубежом без предварительного одобрения парламентом Франции. Еще в среду президент Франции был вынужден нажать на тормоза, чтобы прийти в соответствие с колебаниями в Соединенных Штатах и в Великобритании. Олланд начал говорить о необходимости поиска политического решения. Британская парламентская процедура отменяет решительный настрой французов. "Сирийский кризис: Франция больше не идет плечо к плечу с США", - констатировал Independent. Однако уже в пятницу президент Олланд в интервью Le Monde заявил, что он не изменил своего решении по Сирии, несмотря на то, что британский парламент проголосовал против военного вмешательства. "Каждая страна вправе решать для себя: принимать участие в данной операции или нет. Это касается как Великобритании, так и Франции", - заявил Франсуа Олланд, отвечая на вопрос, будет ли Париж участвовать в операции без Лондона. При имеющемся у него во Франции крайне низком рейтинге Олланд в очередной раз подтвердил, что он - слабый политик.

Итак, что произошло? Отметим, что понедельник, вторник и среду в кругу думающих и болеющих за Россию царило очень тяжелое настроение. Раздались голоса, что теперь Сирию (подразумевалась Россия) может спасти только чудо. Вы хотели чуда? И вы его получили в виде неожиданного результата голосования в британском парламенте.

Семь лет назад только входивший в большую политику Дэвид Кэмерон заявил, что необходимы два важнейших качества для ведения внешней политики: смирение и терпение. В дни накануне рокового четверга Кэмерон изменил этим принципам. Он вслед за Обамой выражал столь громко и столь неприлично свое нетерпение начать войну, что переиграл сам себя. Из повода к войне он делал довод в пользу войны так, что, конце концов, перепутал повод с доводом. Тут нам кажется, что выйди Кэмерон в четверг на трибуну и произнеси он твердую речь "о бремени белого человека" в духе романтики Киплинга, то британский парламент, скорее всего, поверил бы ему и проголосовал за войну. Без откровенной прямоты довод оказался слаб, а с этим исчез и повод к войне. Casus belli в Лондоне не состоялся.

Европейская редакция ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.