Дмитрий Семушин: Брак становится уделом высших страт: эрозия института семьи и игры с ЛГБТ в Европе и США

Ереван, 14 Августа 2013, 23:42 — REGNUM  

В СМИ Запада сейчас развязана пропагандистская кампания о положении гомосексуалистов в России. Между тем, давно замечено, что тема ЛГБТ на Западе идет рука об руку вообще с проблемами состояния традиционного брака и семьи в тамошнем обществе. Внешне все выглядит так: страны старой Европы одна за другой в своем семейном законодательстве предоставляют представителям ЛГБТ сообщества право на заключение брака и создание семьи вплоть до возможности усыновлений, а, между тем, сам традиционный институт семьи в этих странах в это же время подвергается существенной эрозии. В чем дело и как к этому относится, в частности, британское правительство, экспертное сообщество и общественное мнение?

13 августа 2013 года британское издание Daily Telegraph сообщило о последних результатах исследования состояния брака и семьи в постиндустриальном обществе.(1) На ежегодной конференции Американской социологической ассоциации в Нью-Йорке было представлено исследование под названием "Интимное неравенство: любовь и труд на фоне постиндустриального ландшафта". Руководитель означенного проекта профессор Университета Виргинии социолог Сара Корс сделала вывод: "Брак становится социальным институтом, обозначающим статус среднего класса". В то время как этот традиционный институт все более становится статусным признаком среднего класса, страдающие от неопределенного состояния рынка постиндустриального труда представители рабочего класса - мужчины и женщины демонстрируют стремление избегать финансовой и эмоциональной приверженности к представителю иного пола с целью создания семьи и обзаведения потомства. Социологи в США взяли интервью у более 300 человек представителей "трудящегося" и "среднего" класса населения этой страны в возрасте между 18 и 70 годами для того, чтобы выяснить, как их социальный статус влияет на отношение к браку. Исследователи обнаружили, что люди с университетским образованием лучше справляются с последствиями потери работы, чем работники физического труда. Как следствие этого они обнаруживают большую склонность к созданию брака и планированию семьи. Исследователь из Гарвардского университета Дженифер Силва утверждает, что представители физического труда имеют более нестабильную ситуацию с собственными рабочими местами, поэтому труднее доверяют потенциальным партнерам для создания брака из-за опасения "предательства". Они также полагают трудным представить обеспечение своих партнеров на фоне текущих вызовов жизни. Даже чувство эмоциональной и физиологической привязанности в браке не могут пересилить этих социальных опасений. В связи с этим в исследовании пишется: "Их разочарование в достижении любой возможности долгосрочного успеха на рынке труда сопровождается всепроникающим чувством разочарования в возможности значимых, прочных отношений". В отличие от них университетски образованные люди, как правило, имеют стабильные рабочие места с лучшими доходами, что позволяет им принимать эмоциональные и материальные обязательства брака и рождения детей в браке.

Исследователи обнаружили, что брачные пары из среднего класса имеют бóльшие ожидания от реализации своего брака и демонстрируют глубокую приверженность обоих родителей воспитанию детей. Они также "страхуют" себя от риска развода "инвестированием" в семью через посещение платных сеансов психологической терапии, всякого рода курсов "для взрослых". Подобного рода "страхование", хотя бы из-за его дороговизны "большинство пар из рабочего класса позволить себе не могут, даже если они имеют более высокий риск развода. Настоящая тенденция была определена на Западе резким падением заработной платы для людей без университетского образования, как следствие перевода производств в развивающиеся страны. Это ведет к развитию сектора услуг с неполной занятостью и более низкой оплатой".

Иными словами, уменьшение в современной постиндустриальной экономике стабильных, полноценных рабочих мест производства и рост случайной занятости означают, что работники физического труда - мужчины и женщины менее готовы связать себя узами брака, состоять в браке и иметь детей в браке. Разумеется, речь идет не только о сферах производства, но и сервиса. "Пролы" не хотят создавать семью и плодить себе подобных. Руководитель означенного исследования социолог из университета Виргинии профессор Сарра Корс отметила: "Работники физического труда с нестабильными рабочими местами, малыми ресурсами, малой стабильностью не имеют возможности планировать обозримое будущее. Они обеспокоены своим собственным выживанием и часто оказываются не в состоянии себе представить, что они могут обеспечить материально и эмоционально других людей". Нестабильность рабочих мест меняет образ жизни людей. Она констатировала: "Брак становится отличительной особенностью статуса социального института среднего класса". В результате брак является все более "маркирующим социальным институтом", который выделяет статус представителей среднего класса, - утверждают авторы исследования. Подобная закономерность прослеживается, как в обществе США, так и Великобритании. Социологи Чарльз Мюррей и Алисон Вольф в своих последних монографических исследованиях демонстрируют, как брак становится в конце ХХ и начале ХХI века уделом средних слоев в Америке.(2) При этом нельзя сказать, что представители социальных страт, стоящих ниже среднего класса сильно бедствуют на Западе. Уровень их потребления несравним с тем, что мы имеем в странах Третьего мира. Традиционному миру такой низкий уровень не мешает создавать семью и растить детей. По-видимому, в случае со странами Запада решающим фактором депопуляции и эрозии семьи становится социальная атомизация, индивидуализм и требования ментального потребительского стандарта.

На фоне подобного рода настроений и реалий с 2001 года пропорция состоящих в браке среди взрослого населения в Англии и Уэльсе сократилась с 51 до 47%. Об этом свидетельствует последняя перепись в Великобритании, результаты которой в аспекте демографии и семьи были проанализированы статистическим управлением Англии и Уэльса - Office for National Statistics (ONS). Правда, статистика не сообщает нам, сколько из этого количества детей рождаются у матерей-одиночек, а сколько у тех, кто состоит в сожительстве. И потом, надо учитывать, что какая-то часть пар, состоящих в сожительстве, заключает в дальнейшем брак. В то же самое время пропорция населения, живущего во внебрачном сожительстве (конкубинате), увеличилась в Великобритании за тот же период с 9,8% до 11,9%. Конкубинат - фактическое сожительство мужчины и женщины признавался традиционным римским правом. Однако под влиянием христианской идеологии он был отменен в римском праве в ХII веке. Даже в XIX-XX веках конкубинат квалифицировался как преступление, известное уголовным кодексам ряда европейских государств. Таким образом, первый этап разрушения брака и традиционной семьи ознаменовался легализацией конкубината.

В прошлом году в Англии и Уэльсе 346 595 детей родились вне брака и "гражданского партнерства", что составляет 47,5% родившихся. В 2002 году эта пропорция составляла 40,6%. В 1988 году процент рожденных вне брака детей в Англии и Уэльсе составлял всего лишь четверть - 25%, а в 1979 году таковых было 11%. Тенденция роста "аномалии" налицо. Эксперты отметили, что, если подобная тенденция в Англии и Уэльсе продолжится, то через три года в 2016 году большинство детей здесь будет рождаться вне брака. Статистика в прошлом году впервые с начала проведения цензов населения в 1801 году продемонстрировала, что люди, проживающие в семейном браке, состоят в меньшинстве. Более 11 миллионов взрослых людей в Англии и Уэльсе живут одиноко, а 5 миллионов - в конкубинате. Из последних только 150 тыс. официально объявили, что живут в "гражданском партнерстве". Цифры эти представляются несколько удивительными для экспертов, учитывая то обстоятельство, что большинство молодых людей (70 процентов), согласно проводимым опросам, говорят, что они хотят жениться или выйти замуж, создать семью и произвести в ее рамках благополучное потомство.

Сравнительно недавно распад брака был обозначен новой тенденцией в Великобритании. Оказалось, что количество разводов стало сокращаться после своего пика в 1993 году - 165 тыс. разводов, до 118 тыс. разводов в 2011 году. 2009 год стал чертой, после которой количество разводов в абсолютном выражении стало сокращаться. Но это вовсе не свидетельствует о нормализации института брака. Скорее, наоборот. Обратной стороной распространения конкубината стало сокращение разводов, поскольку людей, состоящих в официальном браке стало меньше. Следовательно, меньше стало и разводов.

Однако, согласно исследованиям британских социологов, 31% семейных пар, созданных сразу же после рождения ребенка, распадаются к его семилетию. Британский Фонд брака опубликовал данные о том, что к подростковому возрасту 45% детей живут только с одним из родителей. Из оставшихся 55% детей, живущих с обоими родителями, 51% - живет с родителями, состоящими в браке. Официальная статистика свидетельствует о неустойчивости института брака. Так, как правило, все браки, заключенные в раннем возрасте, распадаются. Эксперты предположили, что общество уже не устраивает концепция пожизненного брака в том возрасте, когда бóльший выбор и личные амбиции рассматриваются, как более важный фактор, чем семья. Исследования показывают, что уровень "выживания" брака ниже, чем у прежнего поколения. Очевидно, что люди не видят в разводе катастрофического события. Идея: если вы собираетесь разводиться, то сделайте это, прежде чем у вас появятся дети - получила более широкое общественное признание. Один из трех браков сейчас заканчивается разводом до достижения его продолжительности в 15-ть лет. У предшествующего поколения это соотношение составляло всего лишь один из пяти. Средний возраст для развода в 2009 году составил 44 года для мужчины и 41 для женщины. Но разводы в возрасте 25-29 лет в два раза превышают уровень в других возрастных группах.

Эксперты в Великобритании согласны в одном: институт конкубината не отвечает потребностям полноценного воспитания подрастающего поколения. Британские социологи признают, что при праве на сожительство и развод именно брак является "золотым стандартом" полноценной семьи. Статистика США демонстрирует, что 94% женщин с высшим образованием обзаводятся детьми в браке. Рождение детей в сожительстве и вне браков становится уделом представителей необразованных слоев, занятых физическим трудом. ONS определил причины отложенного рождения первого ребенка: образовательный фактор, фактор женской трудовой занятости, неопределенное состояние рынка труда, фактор жилья и нестабильность отношений в сожительстве.

В 2012 году в Англии и Уэльсе родились 729 674 ребенка, что в средней сумме составило двое детей на женщину - самый большой фертильный коэффициент с 1970-х годов. Очевидный вклад в это достижение внесли иммигранты. Статистика ONS 2012 года демонстрирует, что одна из четырех впервые родивших матерей сама родилась вне Великобритании. В 2002 году эта пропорция составляла меньшую цифру - 17,7%. Число родивших женщин, чей возраст превысил 40 лет, составил рекордную цифру в 29 994 - против 6519 в 2002 году. Но при этом средний возраст рождения первого ребенка поднялся в 2012 году до 29,8 лет - против 27 лет в 1982 году.

Директор одного социологического центра в Великобритании Кристиан Гай полагает: "Брак не является предметом дискуссий, но становится важнейшим социальным вопросом справедливости в обществе. Люди хотят жениться и выходить замуж, но культурные и финансовые барьеры, с которыми они сталкиваются в беднейших общинах препятствует их устремлениям... Опыт показывает совершенно ясно, что дети, растущие с состоящими в браке родителями, как правило, имеют больше шансов в жизни. Правительство должно выполнить свои обязательства перед семьей". В одной из своих публикаций, посвященных состоянию дел семьи и брака в Великобритании, Daily Telegraph признает: по сути, правящий класс Запада не спешит провозгласить преимущества брака на публике, но всегда вступает в брак в частном порядке. И в США, и в Великобритании весьма много политиков, живущих в очень стабильных браках, "в частном порядке", но отказывающихся выступать в поддержку важности брака и традиционной семьи в общественном месте.

Тем не менее, правящие в Великобритании консерваторы пытаются поддерживать традиционный брак. Эта задача была определена Консервативной партией в начале этого года. Нынешнее коалиционное правительство Великобритании полагает, что именно брак является наиболее безопасной средой, в которой можно растить детей. Британское казначейство ищет средства для поддержки неблагополучных семей. Мера обосновывается чисто экономическим аргументом: пособие в £4500 на семью потенциально экономит налогоплательщикам £15 тыс. на поддержание пенитенциарной системы, охраняющей общество от человеческого материала, поставляемого неблагополучными семьями. Но этого недостаточно.

Так, премьер Дэвид Кэмерон собирается предложить к следующим выборам уменьшение налога состоящим в браке семейным парам на £150. Наиболее вероятной датой практической реализации этой меры мог бы стать апрель 2015 года. Для ее осуществления, как видим, необходима победа консерваторов на предстоящих выборах. В этих условиях правительство намерено послать очень четкий сигнал, что оно поддерживает институт брака. Вот почему так важны налоговые льготы для семей. Следовательно, британское общество весьма озабочено проблемой традиционного брака, имеющей не только демографическое и социальное значение, но и политическое. Положение, когда брак и семья становятся уделом высших страт общества, объективно подрывает демократическую систему и распространяет систему неравенства на базовую ячейку общества. В свете этой фундаментальной проблемы игры с ЛГБТ сообществом в брак и семью в рамках него представляются чем-то маргинальным по отношению к базовому тренду, по крайней мере, определенному консерваторами в современной Великобритании.

Дмитрий Семушин

(1) http://www.telegraph.co.uk/news/politics/10238664/Job-insecurity-leaves-marriage-the-preserve-of-middle-class-couples-study.html (2) Murray Charles. Coming Apart: The State of White America, 1960-2010. Crown Publishing Group, Division of Random House Inc, 2012; Wolf Alison. The XX factor. How Working Women are Creating a New Society. Profile Books, 2013.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
09.12.16
Действие международного права должно распространяться и на Белоруссию
NB!
09.12.16
25 лет СНГ: некоторые итоги
NB!
09.12.16
Остановит ли Великая Китайская стена парад западных суверенитетов?
NB!
09.12.16
Японцы хотят создать против нас общий фронт
NB!
09.12.16
Брюссель — Порошенко: где деньги, Пётр?
NB!
09.12.16
Идеология Фиделя Кастро
NB!
09.12.16
«Задержание журналистов в Белоруссии — сигнал Минска к сближению с Западом»
NB!
09.12.16
Минск показал кулак
NB!
09.12.16
Страшно предположить, что журналисты натворили... Что, по-русски писали?
NB!
09.12.16
Свобода слова под угрозой: орловский политик о задержании авторов ИА REGNUM
NB!
09.12.16
«Театр абсурда» — воронежский депутат о задержании журналистов
NB!
09.12.16
Братская Белоруссия? Это всё прозападническая «оттепель» и евроинтеграция
NB!
09.12.16
В задержании российских журналистов в Белоруссии слишком много вопросов
NB!
09.12.16
«Недружественный акт против России»: задержание авторов REGNUM в Белоруссии
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии можно расценить как провокацию
NB!
09.12.16
Генштаб ВС РФ: сирийская армия контролирует 93% территории города Алеппо
NB!
09.12.16
Задержание журналистов в Белоруссии может затруднить отношения с Россией
NB!
09.12.16
Радио REGNUM: второй выпуск за 9 декабря
NB!
09.12.16
В интересах Москвы и Минска не препятствовать работе журналистов
NB!
09.12.16
Госдума дала еще три года для оформления гражданства РФ
NB!
09.12.16
Михалков: деятельность «Ельцин-центра» — это яд для наших детей
NB!
09.12.16
Авторитет власти или мнение народа: нужны ли воронежцам выборы мэра?