Гай Борисов: Почему Реджеп Эрдоган решил довершить разгром турецкой армии именно сейчас?

Москва, 7 августа 2013, 20:07 — REGNUM  

Вынесенный на днях турецким судом вердикт по делу организации "Эргенекон" стал не только самым резонансным событием в жизни этой страны. Порожденные многолетним судебным процессом коллизии в обозримой перспективе неизбежно будут оказывать непосредственное и существенное влияние на внутриполитическую обстановку в Турции и некоторые аспекты её международной политики, особенно - во взаимоотношениях с непосредственными соседями.

В ходе предварительного и судебного расследования удалось установить ряд фактов, которые, скорее всего, не могут быть всерьез оспорены. "Эргенекон" действительно был тайной ультранационалистической организацией, объединяющей в своих рядах многих высокопоставленных военных и представителей спецслужб, политиков, известных представителей мира культуры, искусства, журналистов. Само это слово носит отпечаток мрачного ностальгического национал-романтизма. Эргенекон - название мифической долины в горах Алтая, являющейся прародиной всех тюркских племен. Здесь, согласно поверьям, обитал Бозгурт ("Серый волк") - тотемное животное, прародитель тюрок.

Официальное следствие по делу "Эргенекона" началось ровно 6 лет назад, когда в Стамбуле, в доме одного из членов этой организации, отставного офицера, было обнаружено несколько десятков боевых гранат. Но по ряду данных, отставной генерал Вели Кучук, которого называют создателем этой организации, начал формировать её еще в середине 90-х годов прошлого века, после того, как стало ясно, что "умеренные исламисты", несмотря на ряд запретов их организаций и аресты лидеров, имеют все шансы стать правящей силой. После того, как в 2001 году большинство в парламенте сформировала Партия справедливости и развития (ПСР), которая являлась ответвлением запрещенной исламистской Партии добродетели, а премьер-министром стал Реджеп Тайип Эрдоган, ранее приговоренный к 10 месяцам заключения за деятельность, несовместимую со светскими устоями государства, "Эргенекон", по версии следствия, начал вплотную готовиться к организации переворота.

Суд, назвавший "Эргенекон" террористической организацией, согласился с версией прокуратуры, согласно которой в течение ряда лет эта группировка активно пыталась внедрить своих представителей во все сферы общественной жизни страны - армию, политические, общественные и академические круги. Руководство "Эргенекона" пыталось таким образом сформировать некое закулисное "глубинное государство", призванное стать противовесом официальной власти и путем создания в стране хаоса и анархии осуществить государственный переворот руками своих членов из числа высокопоставленных военных. С этой целью планировались (и в некоторых случаях, якобы, были осуществлены) террористические акты. Так, например, прокуратура убеждена, что именно "Эргенекон" стоял за убийством в 2007 году популярного демократического деятеля, редактора армяно-турецкой газеты "Акос" Гранта Динка. Напомним, что это резонансное убийство вызвало заметные волнения в Анкаре и в Стамбуле, общественность требовала привлечь к ответственности власть, неспособную защитить своих именитых граждан. Также утверждается, что планировалось убийство знаменитого писателя, лауреата Нобелевской премии Орхана Памука, но он сумел покинуть страну.

Всего по делу проходило 275 человек, и лишь 21 из них был признан невиновным и освобожден в зале суда. Остальные фигуранты, включая 70-летнего экс-начальника турецкого Генштаба генерала Илькера Башбуга, приговоренного, как и 19 его коллег, генералов и высших офицеров, к пожизненному заключению, получили очень длительные тюремные сроки. Впрочем, еще за несколько дней до оглашения вердикта стало очевидно, что приговоры будут свирепыми. Об этом можно было судить по тому, что перед последним судебным заседанием Высший военный совет Турции под председательство премьера Эрдогана сменил командующих всеми видами войск и жандармерии, а заодно - присвоил генеральские звания 50-и полковникам. Это должно в какой-то мере гарантировать правительство от роста недовольства в армейских кругах. Однако заявление Вооруженных сил, обнародованное после вынесения приговора, нельзя назвать рептильным. Призвав граждан к спокойствию и сдержанности, армейское руководство одновременно отметило, что внимательно следит за расследованием в отношении военных и считает, что "дело, в конечном итоге, будет завершено окончательным справедливым решением". Ясно, что речь идет об апелляционной инстанции, которая может частично облегчить участь высокопоставленных генералов и офицеров. Также в документе сказано, что армия "разделяет боль своих коллег и их семей". Впрочем, никаких намеков на возможность повторения "египетского сценария" не прозвучало. Попутно отметим, что новые звания, присвоенные военным на заседании Высшего военного совета, имели не только политическую целесообразность. Турецкие вооруженные силы испытывают острый недостаток в командных кадрах. В годы правления "умеренных исламистов" за решеткой, по данным парламентской оппозиции, оказался каждый пятый генерал. Напомним также, что в прошлом году в рамках дела "Кувалда" (и тоже по обвинению в подготовке госпереворота) в тюрьмах оказались более 300 военнослужащих.

На сей раз, помимо людей в погонах, многолетние тюремные сроки, включая пожизненное заключение, получили и некоторые известные политики, депутаты от оппозиции, представители интеллигенции, журналисты. Например, лидер Рабочей партии Турции Догу Перинчек приговорен к 117 годам тюрьмы, писатель Эргюн Пойраз - к 29 годам, журналист Тунджай Озкан - к пожизненному заключению. В этой связи симптоматичным выглядит тот факт, что и США, и ЕС, отметив, что продолжают следить за процессом до его полного завершения, никаких серьезных упреков официальной Анкаре не адресовали, хотя тяжесть вынесенных приговоров в соответствующих заявлениях Госдепа и Еврокомиссии была отмечена особо.

Поэтому нельзя исключать, что сроки для завершения многолетнего судебного процесса выбраны с учетом целого ряда обстоятельств. Турецкое правительство понимает, насколько важны для Запада отношения с Анкарой в свете нерешенности иранской ядерной повестки, сирийского кризиса и дестабилизации Египта (здесь военным удалось свергнуть президента-исламиста Мурси, что стало для Эрдогана дополнительным важнейшим предостережнием). Можно предположить, что, не будь этих факторов (а они не вечны) реакция международного сообщества была бы куда жестче. Во-вторых, свою роль сыграли недавние массовые волнения в Турции и начавший буксовать процесс примирения с курдами. Как известно, во главе многотысячных протестных акций, начавшихся в начале лета в Стамбуле из-за парка "Гези", шли активисты и функционеры отнюдь не националистической парламентской оппозиции, а левых и анархистских политических сил и организаций, представители гражданского общества. Эти люди отрицательно относятся к армии, к традиционному культу военщины в стране, приветствуют шаги по минимизации роли генералитета в общественно-политической жизни. Так что очередной волны протеста с их стороны в данном случае ожидать не приходится, напротив, можно надеяться на пусть молчаливое, но явное одобрение. Неслучайно демонстрация, прошедшая у здания суда после оглашения приговора, оказалась немногочисленной. То же самое можно сказать о руководителях курдского движения. За 40 лет, прошедших после начала вооруженной борьбы курдов за свои права, армия и жандармерия убили десятки тысяч человек, и отнюдь не все они были повстанцами, боевиками Курдской рабочей партии. Очень часто жертвами "антитеррористических операций" на востоке страны становились (причем - в массовом порядке) мирные жители. Бывали случаи, когда курдские деревни уничтожались со всем их населением. Поэтому курды, которые в большинстве крайне негативно воспринимают "человека с ружьем", также скорее поддержат, нежели осудят власть за суровые приговоры военным. И это, в свою очередь, может придать новый импульс ведущимся переговорам о нормализации турецко-курдских отношений. Последнее крайне актуально в свете того, что сирийские курды, ставшие мишенью для кровавых атак боевиков антиасадовских исламистских группировок, на данном этапе объективно начинают выступать в качестве проправительственной силы в Сирии. Что создает большие проблемы для Анкары, полностью увязшей во внутрисирийском конфликте. Можно предположить, что правительство Реджепа Эрдогана, нейтрализовав внутренние риски, постоянно исходящие со стороны армии, попытается следующим шагом снять внутреннюю напряженность по курдской линии, канализируя ее в сторону Сирии. С этой целью так называемые сирийские оппозиционеры - фактически фанатики и террористы, вооруженные и дислоцированные в Сирию при содействии Турции, сегодня проводят карательные операции в курдских селах на сирийской территории. Вырезаются целые села, люди сжигаются заживо. Это должно отвлечь силы курдских повстанцев из Турции в сторону помощи своим соплеменникам на территории Сирии. То есть курдский потенциал направляется на гашение сирийской оппозиции, и без того испытывающей тяжелые времена под ударами правительственных сил Асада. Неслучайно также Анкара вдруг решила официально признать право курдов на самоопределение в Сирии, как будто этой же проблемы не существует в самой Турции.

Все это, отметим, вполне укладывается в ближневосточную политику Вашингтона. За доказательствами далеко идти не надо. Напомним лишь, что в одном из своих выступлений в Конгрессе в 1979 году Збигнев Бзежинский, бывший в тот период советником по национальной безопасности президента Джимми Картера, сказал, что у Соединенных Штатов в Малой Азии есть верный союзник - курды. "За смешные деньги они совершат любой переворот в стране, где проживают. Благодаря им Турция, Иран и Ирак держатся нами на коротком поводке". Отметим, что сказано это было в то время, когда официальная западная пропаганда яростно обвиняла руководителей курдского движения в связях с советскими спецслужбами...

Гай Борисов, политический обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail