Борьба с градирнями сродни борьбе с ветряными мельницами: эксперты о Ленинградской АЭС-2

Санкт-Петербург, 25 июля 2013, 10:54 — REGNUM  На строительной площадке Ленинградской АЭС-2 в Ленинградской области окончено сооружение железобетонной оболочки башенной испарительной градирни №2 первого энергоблока, начатое в декабре 2011 года. Строители забетонировали последний, 96 ярус и вышли на проектную высоту объекта в 150 м. На сооружение башни градирни, диаметр которой в основании достигает 124 м, потребовалось 10541,6 м³ бетона. В ближайшее время начнутся работы по демонтажу опалубки и поддерживающих лесов. Строители приступят к работам по обеспыливанию и антикоррозийному покрытию внутренней и внешней поверхностей вытяжной башни, нанесут специальный изоляционный состав, защищающий бетон от термовлажностного воздействия, солнечных лучей и атмосферных осадков. Следующим этапом станет монтаж поддерживающих железобетонных каркасов и монтаж основного технологического оборудования. Сооружение оболочки башенной испарительной градирни №1 первого энергоблока было закончено в сентябре 2010 г. В настоящее время на этом объекте ведется монтаж основного технологического оборудования. Срок эксплуатации градирни - 60 лет. Срок эксплуатации ее технологического оборудования 25-30 лет.

"Башенные испарительные градирни на Калининской АЭС эксплуатируются с 2004 года, - рассказал экс-глава города Удомля Алексей Чернигин. - За этот период какого-либо массового обледенения проводов ни в окрестности атомной станции, ни в городе не наблюдалось. В зимний период 2010-2011 гг. несколько районов Тверской и Московской областей столкнулись с таким природным явлением как ледяные дожди, вызванные "тёплой" зимой и оттепелями. Но в этот же период работающие градирни не стали катализатором подобного катастрофического явления в Удомле. При высоте градирен в 150 м и в другие времена года не наблюдалось опрокидывание парового факела с возникновением атмосферных осадков. Информации о существенных (фиксируемых) системных изменениях эпидемиологической ситуации в городе и районе в период 2004-2013гг от ЦМСЧ-141 ФМБА России или ЦГСЭН в администрацию города не поступало. Также не имеется никаких сведений о неблагоприятном воздействии на флору и фауну Удомельского района от Министерства сельского хозяйства Тверской области. Муниципальные и коммунальные службы города не сталкивались с проблемой аномальных химических или биологических отложений на объектах городского хозяйства, вызванные работой градирен".

"Большой интерес для людей, проживающих рядом с АЭС, вызывают тепловые сбросы продувочных вод градирен в реку Дон и их влияние на атмосферу вблизи Нововоронежской АЭС. Установлено, что тепловые сбросы продувочных вод градирен энергоблоков №№3-4 не приводят к сверхнормативному тепловому загрязнению реки Дон и не наносят вред экосистеме. В реке водятся ценные виды рыб: сазан, судак, стерлядь, язь, чехонь, толстолобик, - напомнила руководитель Нововоронежского отделения ВРО "Зеленая планета" Елена Смородинова. - Для изучения воздействия тепловых выбросов в атмосферу градирен Нововоронежской АЭС проводились многочисленные исследования её аэрозольной компоненты в различных сезонных метеоусловиях, типичных для данного района. Один из пунктов наблюдения находился в 700 метрах от градирен энергоблоков №№3-4. Измерялись электрические характеристики атмосферы. Полученные результаты свидетельствуют об отсутствии выраженных источников ионизирующего излучения и аномально высоких концентраций аэрозолей. Современные методы измерения не установили отрицательного воздействия работы градирен (40 лет эксплуатации) на окружающую среду и экосистему".

"Я хочу сказать, что атомная энергетика работает строго в правовом поле, - заявил директор Нововоронежской АЭС Владимир Поваров. - Если есть статья 60 Водного кодекса, которая исключает возможность использования прямоточных схем охлаждения конденсаторов турбин АЭС, то тогда нужно искать те технические решения, которые позволят соответствовать этому нормативному правовому документу. Это первое. Второе. Градирни - это устройства, которые массово эксплуатируются по всему миру в традиционной энергетике и, в том числе, на атомных станциях. Нет повода говорить, что вообще неизвестно воздействие градирни при работе на морской воде. Вода Финского залива (если говорить о градирнях ЛАЭС-2) является слабосоленой. Я могу понять, если бы критика была направлена на высокоактивные отходы. Когда идет борьба с градирнями, это сродни борьбе с ветряными мельницами. Бороться со свалками, например, никому не интересно - потому что это рутинная деятельность. Этот диалог должен быть более сбалансированным и более научным. Я не отрицаю ни в коей мере диалог с общественными организациями - он должен быть. Когда мне экологи говорили, что нашли массу неточностей в ОВОСе, я им отвечаю - пожалуйста, разговаривайте с проектантами. И давайте ответы на вопросы, волнующие население. Нашей отрасли уже более 60 лет. Накоплен огромный объем фактического материала, реально проверенного на практике. Можно получить ответ на любой вопрос - и он будет исчерпывающим, а не содержащим политические выкладки. Я думаю, что отношение к градирням, конечно, изменится. Можно все закрыть, но любая деятельность человека потенциально опасна - лопатой и то можно убить. Прогресс нельзя останавливать, нет абсолютно безопасных технических систем, но можно выбрать наиболее сбалансированные из них, приносящие пользу, и быть готовым к возникновению внештатных ситуаций. Влияние градирен на здоровье населения невозможно вычленить. В Нововоронеже, где целых семь градирен (!), отслеживаются статистические данные, которые регулярно собирает наша медсанчасть (отделение ФМБА), там все есть по разным возрастным группам. Опухоли, легочные заболевания в городе Нововоронеже ниже, чем в остальных городах России, потому что экология у нас неплохая. Нет промышленных предприятий, выбросов от угольных ТЭЦ".

"Санкт-петербургский Атомэнергопроект выполнил независимую работу по рассмотрению различных вариантов систем охлаждения с использованием сухих градирен и с использованием испарительных градирен, - рассказал главный инженер проекта ЛАЭС-2 (СПбАЭП) Александр Казарин. - В 2010 году независимо от нас такую же работу делал Московский АЭП. Выводы, к которым пришли мы и наши коллеги, были представлены членам рабочей группы. Более того, в рамках разработки проектной документации мы внесли изменения, обратили еще более пристальное внимание на вопросы оценки воздействия на окружающую среду и приняли все технические решения по конструкции градирен, которые привели к снижению выбросов и уменьшению капельного уноса. Я имею в виду применение, например, оборудования фирмы "Хамон". Мы не придумали, что капельный унос стал на порядок меньше. Это данные лабораторных испытаний, данные, которые предусмотрены в договоре поставки. Это те гарантированные данные, которые фирма-поставщик нам обязана предоставить вместе со всем оборудованием. Более того, это все реализовано на тех объектах, на которых аналогичное оборудование уже поставлено. Некоторые члены рабочей группы имели возможность побывать в Бельгии, гулять там рядом с градирней, и ни одной капли ни на кого не упало".

"Я как глава Сосновоборского городского округа не могу оставить в стороне этот вопрос, - отметил глава Сосновоборского городского округа Ленинградской области Дмитрий Пуляевский. - Тем более, что на повестке дня он стоит уже лет 5-7. К сожалению, мы сейчас живем в такое время, когда даже заключения специалистов, работа многих десятков научных институтов, которые отвечают за безопасность проектов объектов атомной энергетики, население относится с позиции "верю - не верю". Это все равно, что, например, верить или не верить законам Ньютона. Такова объективная реальность. Я очень благодарен участникам рабочей группы, результаты деятельности которой должны подвести итоговую черту. Я вспоминаю, как года полтора назад мы с представителями зеленой общественности и "Росатома" как раз в рамках режима "верю - не верю" ездили в Бельгию, знакомились с работой мокрых градирен, построенных по тому же самому проекту, что используется в Сосновом Бору. Там они эксплуатируются 40 лет. Так вот работа этих градирен проверена, что называется, жизнью, и вопрос верить или не верить в их безопасность отпадает сам собой. Я считаю, что результат этой поездки очень ценен, ведь когда мы говорим о "верю - не верю" в нашем отечестве, пророков не существует. Необходимо куда-то поехать, чтобы лично убедиться. Эта поездка оказалась исключительно эффективной. Если будут спланированы 3-4 подобные поездки, то мы сможем в дополнение к опыту рабочих групп получить опыт зарубежных коллег. Сейчас вставлять палки в колеса строительства блоков, которые уже строятся, мы не имеем права, потому что уже принято государственное решение, проведена госэкспертиза. После принятого решения остановки недопустимы. Те, кто пытаются остановить этот локомотив, работают далеко не на государственный интерес. У нас за спиной государственная экспертиза, у нас за спиной принятое государством решение, у нас за спиной строительство не частного, а государственного объекта. Не стоит забывать, что атомная отрасль - единственная кроме космоса отрасль, оставшаяся в государственной промышленности".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.