Родные погибшего Руслана Маржанова отрицают, что чеченская диаспора выразила им соболезнования

Саратов, 11 июля 2013, 11:43 — REGNUM  Руководитель представительства главы Чеченской республики в ПФО Сайд-Ахмет Элесов сообщил корреспонденту ИА REGNUM: "Мы выразили соболезнования семье погибшего парня и оказали материальную помощь". Бабушка погибшего Руслана Маржанова - Нина Атюшкина утверждает, что со дня похорон ее внука никто из чеченской диаспоры к ним не приходил, соболезнования не выражал и денег не предлагал.

"Когда что-то происходит, как в Пугачеве, всегда находят крайних, - прокомментировал события в Пугачеве Сайд-Ахмет Элесов. - По большому счету я согласен с оценкой двоюродных братьев Н., один из которых сейчас арестован по подозрению в убийстве. Я так скажу. Если бы я по-прежнему был председателем райкома партии в Чеченской республике (в советские времена, прим. ИА REGNUM), то мы бы, как положено, разобрались с Н. Местный совет старейшин готов поговорить с теми из молодежи, которых обвиняют в провокациях против местных жителей, чтобы они уехали из Пугачева. Дядя арестованного Н. плачет, говорит: "Разве мог я подумать, что 16-летний племянник такое мог сотворить... Прозвучало много угроз в адрес чеченцев. Мы прощаем мать, понимая ее состояние, остальные должны ответить за свои слова".

По словам Сайда-Ахмета Элесова, в Саратовской области проживает 18 тысяч его земляков, из них 5800 - имеют в регионе постоянное место жительства, 3000 - временную прописку. Остальные - находятся нелегально. В Пугачеве живет 95 человек. "Хочу обратить ваше внимание, что в Пугачеве живут четыре чеченские семьи, - продолжил Элесов. - Если их выселить, это проблемы не решит. Это убийство - только повод. Мы сейчас говорим о невоспитанности чеченской молодежи, на которую жалуются в Пугачеве... Мы выразили соболезнования семье погибшего парня и оказали материальную помощь".

Корреспонденту ИА REGNUM удалось разыскать семью Руслана Маржанова. Частный дом его матери Светланы и отчима Виктора не выделяется из череды ветхих одноэтажных домов в частном секторе. Асфальтированных дорог на этих улицах нет. Как выяснилось, Маржановы переехали сюда недавно, и еще не успели обустроиться. Мать Светланы - Нина Ивановна Атюшкина - человек в городе известный, преподает в местном профессиональном училище. Она рассказала, что дочь с мужем продали квартиру в двухэтажном доме и купили частный дом, потому что зять после инсульта, а здесь есть возможность ему ходить по земле, да еще имеется небольшой огород, что тоже подспорье для небогатого семейного бюджета. К тому же Руслан тоже одобрил эту идею. Перебирая детские фотографии Руслана, Нина Ивановна рассказала: "Нам горевать даже по-человечески не дают. Из нас сделали виноватых, а мы ведь ничего не знали про митинг. Боимся, что теперь потеряем работу, а у нас в Пугачеве работы нет, денег нет. Я на диктофон вам говорить не буду, нам здесь еще оставаться жить, у нас дети. Давайте так поговорим".

Нина Атюшкина вспомнила некоторые подробности того дня, когда хоронили Руслана. "Мы же ничего не знали. Гроб поставили на катафалк - машина "Волга" была. Я еще подумала, куда же мы сядем. Но нас проводили в автобусы. Поехали на кладбище. Почему то колонна не сразу туда направилась, а сделала круг на центральной площади, нас провезли по всему городу. Потом мне сказали, что перед "Волгой" шла молодежь с плакатами "Не будите русского медведя" и "Кто защитит ваших детей?". Народу было много. К нам подходили с соболезнованиями, но никто не говорил, что будет митинг. Мы ничего не знали. К нам и от администрации никто не пришел, никто даже слова не сказал: "Погиб такой хороший мальчик".

По поводу соболезнований со стороны чеченской диаспоры бабушка Руслана сказала следующее: "На похороны мы собирали деньги по крохам, по копейке. 16 тысяч рублей принесли десантники. Я Светлане дала тоже денег. Все помогли - и свои близкие, и с работы принесли. С этой диаспоры к нам никто не приходил. Может к отцу Руслана - Шамилю, но Света с ним давно не живет. Но мы бы у этой диаспоры никогда денег не взяли. Чтобы потом люди говорили про нас. Мы бы не продались".

Родная тетка Руслана, Елена, которая работает в реанимационном отделении местной больницы, так охарактеризовала племянника: "Он был солнышком. Так хорошо улыбался. Мальчишка был неконфликтный, не увлекался ни алкоголем, ни наркотиками. Матери проблем с ним не было. Помощник был по хозяйству". Как специалист, прекрасно знающий, что собой представляет скальпель, она высказала предположение, что такие глубокие раны, которые указаны в свидетельстве о смерти Руслана, невозможно было нанести этим медицинским инструментом. "Пять глубоких ран со стороны грудной клетки, две - со спины, - сообщила она. - Наносились удары целенаправленно в область сердца. Это было что-то вроде заточки. А скальпель, возможно, и был, но как второе оружие. У Руслана на щеке, как от скальпеля, было много неглубоких порезов и один - на шее, рядом с артерией".

Родные говорят, что они по крупицам собирают информацию о той трагической ночи, когда убили Руслана. У него было обширное кровотечение, в больницу, куда его доставили наблюдатели смертельного поединка, не оказалось нужного специалиста. А счет времени шел на секунды. Пока шел разговор с родными, привезли маму Руслана Светлану. Женщина измотана горем и косвенными обвинениями в адрес ее семьи по поводу народных протестов. Ее приглашали на разговор в местную администрацию, сказали: "Мы хотим, чтобы вы выступили на митинге и призвали всех успокоиться и разойтись". Светлана призналась, что у нее больше нет сил. На митинг она не пошла.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.