Арташес Гегамян: Ложная повестка ПА ОБСЕ и проигнорированное Коммюнике лидеров G-8

Москва, 26 июня 2013, 21:10 — REGNUM  

Июнь текущего года выдался очень насыщенным на события. Среди них хотелось бы выделить три значимых мероприятия. Это, во-первых, состоявшаяся 18 июня в Великобритании Лох-Эрнская встреча глав государств и правительств "Группы восьми" (G-8), во-вторых, прошедший 20-22 июня Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ) и стартующая 29 июня Стамбульская ежегодная двадцать вторая сессия Парламентской Ассамблеи Организации по Безопасности и Сотрудничества в Европе (ПА ОБСЕ). Чем особенно примечательны именно эти три события международной жизни, есть ли между ними связь, взаимная обусловленность? Попробуем в этом разобраться.

Итак, итоговое Коммюнике лидеров "Группы восьми", пожалуй, уникально тем, что быть может впервые руководители ведущих держав откровенно признались в сложности и неординарности глобальных проблем, стоящих перед человечеством. Одно только признание факта, что "Наша встреча (имеется в виду G-8 - А.Г.) прошла на фоне сохраняющейся неопределенности в мировой экономике, а неотложным приоритетом для нас является содействие экономическому росту и созданию рабочих мест, в частности, для молодежи и хронически безработных", согласитесь, дорогого стоит.

В коммюнике нашли свое отражение многие вопросы, касающиеся идущей по пути глобализации экономики и международных финансов, решение которых становится актуальной задачей для всех стран. И если с этих позиций рассматривать итоги состоявшегося Петербургского международного экономического форума, то, бесспорно, можно констатировать, что он оправдал все возлагающиеся на него надежды. И не приходиться сомневаться, что в течение ближайших месяцев наработки и рекомендации участников ПМЭФ окажут положительное воздействие на определение перспектив глобальной экономики и выработку совместных действий по выводу мировой экономики из состояния неопределенности.

В свете этого мы были вправе ожидать, что Ежегодная двадцать вторая Стамбульская сессия ПА ОБСЕ проанализирует обозначенные лидерами G-8 в Лох-Эрне глобальные вызовы современности и наметит пути их преодоления, выйдет на практические рекомендации, с учетом основополагающих принципов Хельсинского Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, принятого 1 августа 1975 года. Мы были вправе надеяться на такой ход развития, так как двадцать вторая сессия ПА ОБСЕ проходит под девизом "Хельсинки плюс 40".

Увы, вчитываясь, на первый взгляд, в добросовестно составленные доклады трех общих комитетов ПА ОБСЕ по политическим вопросам и безопасности, по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам, по экономическим вопросам, науке технологии и окружающей среде, приходится констатировать, что они носят декларативный, описательный характер. Сообразно этому составлены и проекты соответствующих резолюций. К сожалению, в предлагаемых для обсуждения докладах не проанализированы насущные задачи по демократии, правам человека и гуманитарным вопросам в увязке с вызовами глобальной экономики и политическими вопросами, а также с проблемами обеспечения безопасности в регионе ОБСЕ. Но ведь Лох-Эрнское коммюнике лидеров G-8 нацеливало именно на такой подход. И думалось, что главная задача предстоящей сессии ПА ОБСЕ должна была быть в выработке механизмов сотрудничества стран-членов этой организации, повторюсь, по определению путей совместной реализации конкретных задач в области политики, безопасности, экономики и гуманитарных вопросов. Увы, представленные на обсуждение ПА ОБСЕ доклады, в себе не таят подобного заряда.

Не хочется мириться с тем, что предстоящая Стамбульская сессия может стать очередным мероприятием ради "галочки", которое не отзовется бурными дискуссиями, не пробудит радужных надежд на будущее на всем пространстве ОБСЕ, где проживает около 1 миллиарда человек. В надежде избавиться от этого ощущения я внимательно изучил проекты резолюций 29 дополнительных пунктов, включенных в повестку дня Стамбульской сессии.

Осмысление этих документов породило во мне очень тревожные раздумья и вот почему. Опять-таки мысленно возвращаясь к Лох-Эрнскому коммюнике, к актуальным проблемам, поднятым на Петербургском международном экономическом форуме, и вчитываясь в строки 29 проектов резолюций, складывалось впечатление, что мы живем в двух разных мирах. В одном случае - в мире, где трезво оценивают глобальные вызовы современности, пытаются найти адекватные пути их преодоления, а в другом - в некоем виртуальном мире, где больше внимания обращается на вопросы, которые, несомненно, заслуживают внимания, но, конечно, как слагаемые, издержки, последствия более глубоких проблем современности.

Чтобы не быть голословным, сошлюсь на некоторые серьезные проявления. Так, 21 июня с.г., выступая в рамках ПМЭФ, президент России Владимир Путин привел весьма тревожные данные: "Настораживают цифры безработицы. Около 200 млн человек в мире являются безработными из экономически активного населения. В отдельных странах Европы безработица превышает 25%. Безработица в Италии и Португалии среди молодежи - свыше 40%, в Испании - 56%, в Греции - больше 60%". Думается, что проблема безработицы должна была стать одной из важнейших тем для обсуждения всех трех комитетов ПА ОБСЕ. Уж если проблема безработицы в Европе выпала из поля зрения докладчиков трех комитетов, то было вполне востребовано, чтобы она была включена в повестку сессии ПА ОБСЕ в качестве дополнительного пункта. Ан- нет, видимо нашим отдельным европейским коллегам кажутся куда более актуальными вопросы соблюдения прав человека в Российской Федерации.

К слову, скажем, что безработица в РФ не достигает и 5%. Так вот, оказывается, что "публичные протесты после парламентских выборов в декабре 2011 года и решение об аресте и судебном преследовании их участников, включая лидеров оппозиции (которые, кстати, давно уже на свободе - А.Г.), все еще не потеряли своей актуальности. В связи с этим автор проекта резолюции "выражает глубокое сожаление". И в который раз за неимением "жареных фактов" наши европейские коллеги выражают свое "глубокое сожаление по поводу сохраняющейся угрозы верховенству закона в Российской Федерации, которая вновь стала очевидной в связи с делами Михаила Ходорковского..., а также Сергея Магнитского...".

Из сессии к сессии, из года в год повторяющиеся резолюции в отношении России, казалось бы, стали необходимым атрибутом ПА ОБСЕ. Примечательно и то, что наших коллег беспокоит и работа российских властей с НПО, и поэтому они "настоятельно призывают власти к налаживанию конструктивного диалога с НПО в интересах реформирования недемократических элементов своего законодательства". В этой связи отметим, что 5 апреля с.г., отвечая на вопрос корреспондента одной из ведущих телекомпания ФРГ - АRD, Владимир Путин привел интересную статистику по НПО: "В России действуют 654 неправительственные организации, на их финансирование только за последние четыре месяца (январь-апрель 2013г. - А.Г.) из-за рубежа поступил 1 миллиард долларов". А ведь на эти деньги сколько тысяч новых рабочих мест можно было бы создать для безработной молодежи ряда европейских стран.

Я вовсе неслучайно привел эти данные. Ведь это не только вопрос, имеющий гуманитарное звучание. Если подойти глубже, то он тесно увязывается с проблемами глобальной экономики и политики, а также с вопросами как внутренней, так и внешней безопасности. Однако, рассмотрение этих взаимообусловленных проблем, почему-то выпадает из поля зрения ПА ОБСЕ.

Естественно, автора этих строк можно упрекнуть, дескать, вместо того чтобы критиковать своих коллег, взял бы да и выдвинул проект резолюции, в котором получили бы свое отражение все эти актуальные вопросы. Думается, что при поверхностном подходе, подобный упрек может показаться уместным, но это далеко не так. Бесполезность подобной инициативы, увы, предрешена. Вот уже на протяжении двадцати лет страны-члены ОБСЕ Турция и Азербайджан подвергают блокаде страну-члена ОБСЕ Армению. Этот вопрос неоднократно поднимался и вашим покорным слугой с высокой трибуны ПА ОБСЕ. Более того, президент Армении Серж Саргсян пошел на беспрецедентно смелое, достойное крупному государственному деятелю, решение о начале без предварительных условий переговорного процесса по нормализации армяно-турецких отношений.

Однако, подобно гласу вопиющего в пустыне, конструктивная позиция армянской стороны в отношении своих соседей и по сей день остается не услышанной. Удивляться этому также не приходится, это укоренилось в стиле работы ПА ОБСЕ. Далеко за примерами ходить не надо. Так, 18 июня с.г. в Лох-Эрне президенты стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ - Российской Федерации, Соединенных Штатов Америки и Франции, выступили с очередным, пятым Совместным заявлением по Нагорно-карабахскому конфликту. В нем, в частности, отмечено: "Мы решительно призываем руководителей всех сторон еще раз подтвердить приверженность хельсинкским принципам, в частности, принципам неприменения силы или угрозы применения силы, территориальной целостности, равноправия и права народов на самоопределение. Мы также обращаемся к ним с настоятельной просьбой воздерживаться от действий или заявлений, которые могут усилить напряженность в регионе и привести к эскалации конфликта. Руководители должны готовить народы к миру, а не к войне".

Между тем президент Азербайджана Ильхам Алиев во всех своих публичных выступлениях поступает с точностью, да наоборот. Его воинственная риторика, полное игнорирование им всех Хельсинкских принципов Заключительного акта, за исключением однобоко трактуемого принципа территориальной целостности, в отрыве от других основополагающих принципов, продолжают оставаться главным тормозом в переговорах по мирному урегулированию Нагорно-карабахского конфликта. Такая позиция азербайджанского руководства не находит осуждения со стороны ПА ОБСЕ. Более того, стремление наших европейских коллег по ОБСЕ сохранить симметричность в оценке деятельности азербайджанских и армянских властей порой ставит в неловкое положение авторов разного рода докладов и резолюций.

Так, в пункте 15 Проекта резолюции для Общего комитета по политическим вопросам и безопасности читаем: "В этой связи (Парламентская Ассамблея ОБСЕ - А.Г.) повторяет свою рекомендацию: восстановить значимое присутствие ОБСЕ в Грузии и сохранить и укрепить Бюро ОБСЕ в Баку и Ереване...". Казалось бы, что руководство ПА ОБСЕ должно было быть в курсе, что Бюро ОБСЕ в Ереване работает вполне плодотворно как с представителями гражданского общества, так и с политическими партиями - будь то властными или оппозиционными. При этом работает со всеми очень толерантно, в духе сотрудничества, в духе Хельсинки, а стало быть не нуждается в укреплении, чего абсолютно нельзя сказать об условиях работы Бюро ОБСЕ в Баку. Об этом не раз писалось в СМИ. Однако, по пресловутой традиции опять деятельность структур ОБСЕ в Армении и Азербайджане оценивается под одним и тем же углом зрения. Такой подход иначе, как профанаций работы, причем полезной, Бюро ОБСЕ в Ереване нельзя охарактеризовать.

Касаясь дополнительных пунктов повестки Стамбульской сессии ПА ОБСЕ, нельзя не обратить внимание и на вопросы "Положение в Казахстане" и "Беларусь". Внимательно вчитываясь в проекты резолюций по этим дополнительным пунктам повестки, невольно задаешься вопросом: неужели сегодня в регионе ОБСЕ продолжаются оставаться столь актуальными события, имевшие место в декабре 2011 года в г. Жанаозене Мангистауской области Казахстана? Неужели реакция властей Казахстана на эту трагедию была неадекватной? При ознакомлении с материалами Жанаозенской трагедии, повлекшей гибель 16 человек, приходится констатировать, что власть частично взяла на себя ответственность за гибель людей. Так, осуждены два Акима (главы), первый заместитель главы Акима Мангистауской области, шестеро полицейских, включая руководство департамента внутренних дел области. Примечательно, что данные чиновники получили гораздо большие сроки (по 10-15 лет), чем организаторы и участники массовых беспорядков. Не приходится сомневаться и в том, что властям Казахстана предстоит кропотливая работа по залечиванию ран Жанаозенской трагедии. Однако справедливости ради отметим, что современный Казахстан неуклонно следует по пути демократических перемен, чего не скажешь читая проект резолюции. А ведь это самое главное.

Что касается включения в повестку Стамбульской сессии очередного проекта резолюции ПА ОБСЕ по Белоруссии, то оно было для меня вполне ожидаемо. Ведь, описывая вопросы состояния прав человека в России, положение в Казахстане и Белоруссии в тех тревожных тонах, которые отмечены в проектах резолюций, в сознании представителей национальных делегаций, представленных в ПА ОБСЕ, политических элит государств-членов ОБСЕ могут зародиться вполне определенные ассоциации. А именно, может сложиться впечатление, что Россия, Казахстан и Белоруссия, где якобы наиболее неблагополучно обстоят дела в области прав человека и в гуманитарных вопросах вовсе неслучайно объединились в Таможенный союз с перспективой создания Единого экономического пространства и Евразийского союза. В дальнейшем можно с уверенностью утверждать, что начнется информационный крестовый поход против этого союза.

То есть посредством выпячивания отдельных недостатков, имеющихся в немалой степени в странах с развитой демократией, политтехнологи из известных центров силы мировой политики хотят изначально сформировать международное общественное мнение, дискредитирующее саму идею Евразийского экономического союза. Видимо, они опасаются, что со временем он, бесспорно, трансформируется в дееспособное к вызовам современности самодостаточное политическое объединение. Архитекторы этой информационной войны, пожалуй, недооценивают мощный созидательный потенциал народов России, Белоруссии и Казахстана, масштабность мышления их лидеров. Быть может их тревожит и то, что идея Единого экономического пространства и Евразийского союза становится все более и более привлекательной для постсоветских государств. К примеру, социологическая организация GALLAP International в Армении недавно опубликовала результаты опроса, согласно которым 61% армян положительно относятся к членству в Евразийском союзе. И это в условиях, когда ангажированные и обильно финансируемые из-за бугра СМИ денно и нощно клевещут на Россию и ее союзников.

Вместе с тем, было бы крайне непонятно, если вдруг в повестке Стамбульской сессии ПА ОБСЕ не оказалось вопроса относительно защиты прав человека в отношении теперь уже вездесущих лиц из числа ЛГБТ (лесбиянок, геев, бисексуалов и транссексуалов). Именно этой проблеме посвящен вопрос о "Признании Джокьякартских принципов осуществления прав человека применительно к сексуальной ориентации и гендерной идентичности".

Можно конечно продолжить беглый анализ вопросов, включенных в повестку Стамбульской сессии ПА ОБСЕ. В частности, вчитываясь в строки проекта резолюции "Гуманитарный кризис в Сирии", может сложиться впечатление, что сирийская армия воюет лишь против гражданских лиц своей же страны, стариков, женщин, детей и лишь она одна виновата во всех бедах сирийского народа. А стало быть вооруженная оппозиция, боевики - это миротворцы, которые ратуют за демократические перемены в этой стране. А свидетельства каннибализма в рядах бандформирований, входящих в национальную коалицию сирийских революционных и оппозиционных сил, которые совершали те же преступления в Ливии, так это, видимо, для автора резолюции не столь уж и важно.

Казалось бы, касаясь столь чувствительной темы, какой является гражданская война в Сирии, автору резолюции следовало бы проявить исключительную взвешенность, тем более с учетом того, что принимаемый документ будет не от имени турецкого парламентария, а от имени ПА ОБСЕ. И здесь хотелось бы обратить внимание на принципиальную разницу подходов лидеров G-8 и в данном случае турецкой стороны, инициировавшей включение проекта резолюции по Сирии в повестку Стамбульской сессии. Так, в Коммюнике лидеров G-8 в пункте 7 записано: "Мы решительно поддерживаем предложение по созыву конференции в целях достижения политического решения принимающего драматические формы конфликта в Сирии путем реализации в полном объеме Женевского коммюнике 2012 года. Мы представим существенные взносы в ответ на недавний призыв ООН об оказании гуманитарной помощи Сирии. Мы самым решительным образом осуждаем любое использование химического оружия и любые нарушения прав человека в Сирии". И в этом случае приходится с сожалением констатировать, что представители делегаций отдельных стран-членов Парламентской ассамблеи ОБСЕ не внемлют призывам лидеров G-8, а зря.

Думается, что вышеизложенное делает актуальной задачу повышения интеллектуального уровня докладов и резолюций, вносимых на обсуждение ПА ОБСЕ. При этом становится актуальной задача более тесного увязывания вносимых в повестку дня сессий ПА ОБСЕ вопросов с насущными вызовами современности. Убежден, что такой подход несомненно обеспечит заинтересованное сотрудничество делегаций всех стран-участниц ОБСЕ. И это очень важно, поскольку Стамбульская сессия ПА ОБСЕ проходит под девизом "Хельсинки плюс 40".

Сегодня, по прошествии 38 лет со дня принятия Хельсинкского Заключительного акта 1975 года мы можем еще и еще раз констатировать, что Хельсинкские соглашения явились выдающимся международным событием XX века, ознаменовавшим крушение стереотипов решения международных проблем "с позиции силы", открывшим широкие перспективы для изменения политического климата в Европе и во всем мире, положившем начало историческому процессу диалога и переговоров между Востоком и Западом, который уберег регион ОБСЕ от крупных кровопролитных войн. Думается, что уже сегодня назрела острая необходимость осмыслить глобальные угрозы современности, значительно актуализировать повестку сессий ПА ОБСЕ, обеспечить содержательность и глубину обсуждаемых вопросов. Только при таком подходе ПА ОБСЕ может заложить хорошую основу для возрождения Хельсинкского духа в новых реалиях XXI века. Альтернатива - постепенное погружение ПА ОБСЕ в болото бюрократии, а мира - в пучину хаоса и войн.

Арташес Гегамян - депутат парламента от Республиканской партии Армении, руководитель парламентской делегации Армении в ПА ОБСЕ, председатель партии "Национальное Единение" и общественной организации "Северная перспектива" (www.amiab.am)

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.