Евгений Пожидаев: Демографическая политика в России подменяется борьбой за специфически понимаемую мораль

Москва, 21 июня 2013, 17:26 — REGNUM  

Концепция государственной семейной политики на период до 2025 года неожиданно стала одним из самых обсуждаемых документов, а её ключевой автор не сходит с экранов.

Итак, Елена Мизулина, глава думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей. Юрист, специализировавшийся на уголовном праве. Судья международного класса по длинношерстным и полудлинношерстным породам кошек. Стойкий член КПСС до августа 1991-го. Впоследствии - не менее стойкий член ультрадемократического "Яблока" (традиционно защищающего права секс-меньшинств), с 1995-го - глава ярославской ячейки партии. В религиозном рвении соратниками замечена не была. В 1993-м избрана депутатом, героически боролась против преступных попыток "силового решения чеченского вопроса" и за права маленького гордого народа. "Комиссия отмечает, что массовые и грубые нарушения прав человека в ходе военных действий в Чеченской Республике еще не являлись предметом специального судебного рассмотрения". С 1999-го - стойкий член СПС и глава ярославской ячейки партии, с 2001-го - член политсовета. Немцов: "В те годы она была абсолютно нормальной, абсолютно либеральной, абсолютно демократичной". Однако, времена изменились, и с 2007-го Елена Мизулина - стойкий член "Справедливой России", непреклонный борец с гомосексуализмом, Википедией и педофильским лобби в лице Коха, обнаружившего у нашего ярого борца сына, работающего в Бельгии в крайне специфической компании, зарегистрированной в Чикаго. "Ведущая международная юридическая фирма, которая второй год подряд получает идеальный рейтинг - 100% - в качестве "лучшего места работы для ЛГБТ-сотрудников с точки зрения соблюдения их равенства". Mayer Brown также является спонсором ряда гомосексуальных организаций.

Ещё одним занятием борца являются... метания. Елена Мизулина о законе Димы Яковлева: "Никогда еще наша страна не использовала детей для защиты своих интересов. Это просто подло, если не сказать подленько. Никогда Россия не защищала свои интересы, используя детей. Я очень хорошо помню, как происходило с чеченской войной от ее начала и все последующие годы - 1995-й год был характерный. Чеченские боевики использовали "живой щит" из детей и женщин, и мы все говорили, что это подло и низко. Этим решением мы опускаем Россию до уровня террористов и боевиков". Елена Мизулина о нём же, но чуть позже: "Когда я голосовала за "закон Димы Яковлева", это было политическое голосование. Я очень терзалась".

Иными словами, биография Мизулиной даёт нам пример похвальной политической гибкости, но решительно ничего не говорит о том, какое отношение борец с чрезмерно любопытными педофилами имеет к проблемам демографии. Необычайно профессиональные высказывания в стиле "и если показывать по телевизору только кровь и насилие, то неудивительно, что молодые люди не хотят иметь детей" осторожно намекают, что отдалённое. Тем не менее, госпожа Мизулина не только твёрдой рукой руководит профильным комитетом Госдумы, но и создаёт документы, призванные определить государственную семейную политику. Учитывая похвальную политическую гибкость депутата и новейшие тенденции бороться за нравственность, не считая жертв и не обращая внимания на разрушения, документы получаются несколько... радикальными.

Концепция государственной семейной политики на период до 2025 года радует глаз многими экзотическими положениями - от введения налога на развод до массового укомплектования комиссий по делам несовершеннолетних представителями церкви (им предполагается передать половину мест). Однако наиболее поразительным в этом документе является не прямолинейное копирование абзаца из курса "Семьеведенье" для слушателей Института дистанционного образования Томского политехнического университета, и даже не ссылка на сайт, который торгует готовыми рефератами, а то, что целью семейной политики официально провозглашается снижение рождаемости. Внебрачной. Так, по мнению депутата, равенство прав внебрачных детей и детей рождённых в браке - это безусловно плохо. "После того, как Семейный кодекс уравнял права внебрачных детей и детей, рожденных в браке, в результате число внебрачных рождений выросло более чем вдвое. Разве государство не обязано подтолкнуть к заключению брака, если это выгодно ребенку?". При этом предполагается, что снижение количества внебрачных детей неким мистическим образом повысит рождаемость в браке.

"И вы знаете, что в общественном мнении в 60-е, 70-е и 80-е годы советского времени было устойчивое мнение: развод - плохо, фактические брачные отношения - плохо, внебрачные дети - плохо. То есть устойчивый брак, крепкая семья - это было как бы общественное отношение, общественное мнение, специально сформированное властью. То есть сама история России и прошлого века, и предыдущего тысячелетия доказывают это. Кстати, сразу увеличилась рождаемость, потому что на самом деле советская власть пошла на все эти меры именно потому, что после войны, к 1968 году, рождаемость упала до невероятно низких пределов. И все это сработало".

В реальности 1970-е были периодом с самой низкой рождаемостью за всю советскую эпоху - население не воспроизводилось (суммарный коэффициент рождаемости - 1,97, к 1980-му - упал до 1,86). Рост рождаемости в 1980-х был связан с мерами материального стимулирования - и преступным образом сопровождался полуторным ростом числа рождений вне брака.

Увы, но сторонники "традиционных ценностей" не дружат со статистикой. Между тем, она выглядит достаточно своеобразно. Среди развитых стран в Швеции разводом заканчиваются 54,9% браков, в Великобритании - 45,8%, в США - 45%, Дании - 44,5%, Бельгии - 44%, Норвегии - 40%, Исландии - 39,5%, Франции - 38,3%. На другом полюсе расположились, например, Италия - 10%, Испания - 15,2%, Греция - 15,7%, Польша - 17,2%%, и Мальта, где разводы запрещены. Достаточно низок уровень разводимости и в Японии - 27%.

Примерно так же распределяются и уровни внебрачной рождаемости: Исландия - 64,3%, Норвегия - 55%, Швеция - 54,2%, Франция - 55%, Бельгия - 49%, Великобритания - 49% Дания - 48,6%. США - 41%. На юге и востоке традиционная семья сохраняет гораздо более прочные позиции - в Греции вне брака рождается лишь 8,1% детей, в Польше 20%, в Италии - 21%, на Мальте - 27%, в Испании - 35,5%. Уровень внебрачной рождаемости в Японии крайне низок.

С точки зрения "традиционалистов", скандинавы, американцы, бельгийцы и французы должны вымирать, в то время как Япония, Испания, Италия, Греция, Мальта и Польша - переживать демографический бум. Проблема в том, что ситуация выглядит с точностью до наоборот. Суммарные коэффициенты рождаемости (число детей у одной женщины) распределяются так: Франция - 2,03, Исландия - 2,02, Великобритания - 1,98, Швеция - 1,9. Норвегия - 1,88, США - 1,86, Бельгия - 1,84, Дания - 1,75. Что касается обитателей "традиционалистского" полюса, то их показатели выглядят куда менее оптимистично: Польша - 1,3, Испания - 1,36, Мальта - 1,38, Япония - 1,39, Италия - 1,41, Греция - 1,43. При этом в случае с Италией самая низкая рождаемость - на консервативном юге (1,36 против 1,48 на севере).

Иными словами, вера госпожи Мизулиной в чудодейственную силу штампа в паспорте лишена оснований - в развитых странах низкая внебрачная рождаемость автоматически означает низкую рождаемость как таковую. Впрочем, справедливости ради стоит отметить, что в ряде стран - например, Австрии и Германии - высокий уровень внебрачной рождаемости уживается с весьма сомнительными демографическими показателями в целом.

Так или иначе, это не отменяет того факта, что в официальной концепции практически провозглашается курс на снижение рождаемости. При этом и чаемый госпожой Мизулиной идеал, и методы, которыми его планируется достигнуть, вызывают сильнейшее чувство дежавю. Заглянем в Италию. До недавнего времени гражданские браки и внебрачная рождаемость в стране были вполне "нелегитимны". Развод - и сейчас долгая (для семьи с детьми - не менее 3 лет), дорогостоящая (4-12 тыс. евро) и малоприятная процедура. Многопоколенность вполне процветает: "носителями финансовой власти и авторитета, безусловно, являются в итальянской семье "nonni" (дедушки и бабушки)". Тем не менее, рождаемость, ещё высокая в 1960-х (2,6 ребёнка на семью), к 1990-м рухнула, отправив Италию в число стран с наихудшими демографическими показателями (1,2 ребёнка с 1998-му году). Иными словами, сохранение традиционной модели семьи никак не способствовало поддержанию нормального воспроизводства населения. Более того, "скепсис" по отношению к гражданским бракам и внебрачному деторождению немало способствовал демографическому кризису. Специфическое брачное законодательство ещё более усугубило ситуацию. Итальянские браки - в большинстве своём поздние, число людей, вступающих в повторный брак после развода невелико.

Итальянский пример неплохо иллюстрирует вероятный результат кампании по увеличению числа штампов в паспорте любой ценой. В лучшем случае он будет попросту отсутствовать. В худшем - он окажется обратным ожидаемому. Попытки строить демографическую политику вокруг внедрения "традиционных ценностей" за государственный счёт успешно проваливались даже в тех случаях, когда "традиционность" превышала все мыслимые пределы. Так, рождаемость в Иране начала падать в 1984-м году, в разгар "возвращения к истокам" и на фоне активной пропаганды многодетности.

Увы, но продуманная демографическая политика в отечественном случае успешно подменяется борьбой за специфически понимаемую мораль. Замечу, что с точки зрения госпожи Мизулиной, важнейшим недостатком нынешней политики является то, что она "направлена на увеличение рождаемости и развитие семейных форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей. Эти приоритеты носят чисто прагматический характер и не связаны с тем, что является приоритетным для российских семей".

О приоритетах лично Мизулиной многое говорит то, что борьба депутата с неправильными детьми не ограничивается бастардами, рождёнными без штампа в паспорте. Концепция предполагает "совершенствование законодательства о репродуктивных технологиях и о суррогатном материнстве, в том числе ограничение круга лиц, к которым они могут быть применены, супружескими парами, страдающими бесплодием". Иными словами, отсутствие штампа в паспорте, и наличие заболевания, напрямую не связанного с бесплодием, будет достаточным основанием для отказа. Мотивация поразительна. "Между тем, среди второго поколения детей из пробирки растет число бесплодия, а значит, это путь к вырождению". Естественно, что дети из пробирки с некоторой вероятностью наследуют от родителей проблемы с репродуктивным здоровьем, но каким образом это может вести к "вырождению"?

Иными словами, в недрах Госдумы под стенания о традиционной семейной культуре материализовался странный и небезопасный документ. Возможно, ГД стоит все-таки пойти нетрадиционным путём - и поручить разработку демографической политики... демографам?

Евгений Пожидаев

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail