РПЦ выступила за презумпцию несогласия на посмертное изъятие органов

Москва, 11 Июня 2013, 10:58 — REGNUM  Отдел по взаимоотношениям Церкви и общества и Отдел по церковной благотворительности и социальному служению Московского Патриархата Русской Православной Церкви выступил сегодня, 11 июня, с заявлением, в котором содержится оценка положений нового законопроекта о донорстве органов.

"Русская Православная Церковь уже давно сформулировала свое отношение к прижизненному и посмертному изъятию органов для трансплантации, - отмечается в заявлении. -... Использование органов человека без его согласия - это нарушение человеческой свободы. Православная Церковь не поддерживает так называемую презумпцию согласия на посмертное изъятие органов, которая закреплена как в действующем законе, так и в представленном законопроекте. Господь создал человека свободным. И в таких вопросах, как изъятие органов после смерти, эта свобода нарушаться не может. Принцип жертвы не должен быть принудительным. Любовь, а в жертве и заключается настоящая любовь, может быть только свободной".

"Вместе с тем, - подчеркивается в заявлении, - Церковь поощряет добровольное желание человека пожертвовать частью своего тела для спасения жизни ближнего... Донорские органы, изъятые у умерших, могут спасти жизни других людей. Особенно острая необходимость в органах для пересадки наблюдается в нашей стране. Поэтому мы обращаемся ко всем неравнодушным людям с просьбой выразить свое согласие на посмертное изъятие органов для пересадки. Процедура оформления этого согласия прописана в новом законопроекте, хотя представлялось бы желательным сделать ее более доступной". "Законопроектом предусмотрен ряд новых положительных моментов, - подчеркивают авторы документа. - Так, более четко регулируется организация процесса трансплантации, предусмотрен федеральный регистр доноров и реципиентов. Все это говорит о том, что по сравнению с действующим законом о трансплантации новый законопроект - это определенный шаг вперед. Однако многие положения нового законопроекта вызывают сомнения. Например, допускаются изъятие органов и их трансплантация не только в государственных, но и в частных учреждениях здравоохранения. Здесь очевидны возможности злоупотреблений в ущерб здоровью потенциальных доноров органов. Законопроект разрешает детское донорство органов. Авторы законопроекта указывают на то, что изъятие органов у умерших детей совершается только с согласия родителей. Однако в самом тексте закона эта норма выражена иначе. В случае, если ребенок умирает в больнице, одному из родителей сразу же сообщают о смерти и спрашивают согласие на изъятие органов. Очевидно, что известие о смерти ребенка повергает родителей в шок, и в этом состоянии сложно требовать от человека взвешенных и продуманных решений. Но если в течение двух часов после смерти ребенка родитель не сказал, что он не согласен на изъятие органов, врачи начинают процедуру трансплантации. При этом в законе написано, что достаточно спросить согласие на изъятие органов только у одного родителя. Непонятно, что делать, если один родитель согласен, а другой нет. Таким образом, в данном случае заложена возможность для возникновения конфликтных ситуаций".

"Многие люди не заявляют при жизни, согласны они или нет на изъятие органов после смерти, - напоминают в РПЦ. - Если такой человек умирает, в течение часа врачи должны сообщить о смерти родственникам. Однако, если врачи им не дозвонились, человек становится донором. Кроме того, врачи не обязаны говорить родственнику, например, жене, о том, что у нее есть право выразить свое несогласие на изъятие органов у мужа. Но даже если жена захочет выразить свое несогласие, в законе эта процедура прописана довольно расплывчато".

"Большинство этих проблем снимается, если будет введена презумпция несогласия на посмертное изъятие органов, - уверены в РПЦ. - Такой подход в наибольшей степени защищает интересы и здоровье потенциальных доноров органов, а также способствует развитию сознательности и солидарности гражданского общества. Таким образом, для спасения людей, нуждающихся в пересадке органов, государственные власти должны не только создавать соответствующую медицинскую инфраструктуру, но и проводить информационно-разъяснительную работу, которая будет направлена на увеличение числа потенциальных доноров, и сделать процедуру волеизъявления максимально облегченной. Этот принцип требует больше сил и времени. Но только в том случае, если каждый член общества будет понимать свою личную ответственность за жизнь других людей, это сделает его жертву искренней и осмысленной".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
21.01.17
Independent: «ЕС должен сотрудничать с Россией, как с Британией»
NB!
21.01.17
В Мексике больных раком детей «лечили» дистиллированной водой
NB!
21.01.17
Лоха приветствует эквадорского Ленина
NB!
21.01.17
Президент Венесуэлы послал Владимиру Путину отравленный поцелуй
NB!
21.01.17
«МЮ» вырвал ничью у «Сток Сити» на последней секунде матча
NB!
21.01.17
Эрдоган: Турция не преклонит колени перед врагами
NB!
21.01.17
Глава Минтруда: Реальный размер пенсий в России будет снижаться
NB!
21.01.17
Бомбардировщики Ту-22м3 атаковали объекты ИГ в Сирии
NB!
21.01.17
Кремль: симметричного ядерного разоружения с США не будет
NB!
21.01.17
Злость Варшавы: Еврокомиссия встала на сторону «Газпрома»!
NB!
21.01.17
Туристический автобус сгорел в Италии: погибли 16 человек
NB!
21.01.17
«Распутинщина» — смертельный удар по престижу царской России
NB!
21.01.17
Трамп наносит первый удар по Ирану
NB!
21.01.17
Порты: Польша встала поперёк Шелкового пути
NB!
21.01.17
Дышите, не дышите...
NB!
21.01.17
Подземный дворец коммунизма: погружение №1
NB!
21.01.17
Система управления погодой должна быть международной
NB!
21.01.17
Новый глава Пентагона скептически отозвался о налаживании отношений с РФ
NB!
21.01.17
С сайта Белого дома удален раздел об изменении климата
NB!
21.01.17
«Ничто не вечно» — президент Гамбии согласился уйти
NB!
21.01.17
Дубль Левандовски принес «Баварии» трудовую победу над «Фрайбургом»
NB!
21.01.17
Всё решат без нас: чего боятся украинские политики