Было бы уместно добиться более тесного уровня взаимодействия НАТО с ОДКБ: узбекский политолог

Москва, 28 мая 2013, 10:46 — REGNUM  

Было бы уместно добиться более тесного уровня взаимодействия НАТО с ОДКБ, что устранило бы излишнее межгосударственное напряжение в Центральной Азии. Об этом, комментируя некоторые нюансы американской политики в Средней Азии, заявила в ходе виртуального круглого стола на базе проекта "Центральная Евразия" узбекский политолог Гули Юлдашева, передает корреспондент ИА REGNUM.

По ее мнению, "внешнюю политику любой державы нельзя оценивать однозначно - в политике участвует множество акторов, интересы которых в одних вопросах сходятся, а в других могут расходиться. Тем более, что в самой Америке нет единой точки зрения в вопросах внешней политики, она многоголосна, а мы живем в условиях взаимозависимого мира и неделимости глобальной безопасности".

"Именно под этим углом зрения и будет правильнее рассматривать стратегию США в Афганистане и Центральной Азии. В силу действия законов политики реализма афганская стратегия США изначально была направлена на обеспечение доступа к энергоресурсам и транспортно-коммуникационным маршрутам центральноазиатского региона, что обеспечило бы лидерство США в новом формирующемся миропорядке", - отметила эксперт.

Об этом "вполне открыто писало большинство американских экспертов. В середине 90-х годов, помнится, были и такие, которые вполне искренне призывали к возврату к политике "блестящей изоляции" США и подчеркивали второстепенность региона Центральной Азии для американских интересов. Однако, в конечном счете интересы крупного американского бизнеса естественно взяли верх", - подчеркнула Юлдашева.

При этом "экономические интересы логически сопровождаются интересами безопасности, т.к., помимо прочего, "Евразийские Балканы" как окрестил взрывоопасный регион еще Збигнев Бжезинский, окружен обладающими ядерным оружием или близкими к его обладанию державами. От его стабильности, как показали минувшие десятилетия, во многом зависит и стабильность самой евро-атлантической зоны. В совокупности эти факторы и будут решающими при закреплении долговременного присутствия США в Центральной Азии".

"Однако, в разное время приоритеты региональной политики США расставлялись по-разному различными акторами. Сегодня, к примеру, в самих США раздаются справедливые упреки в том, что страна буквально одержима стремлением быть глобальной державой, а отсюда - множество тактических и стратегических ошибок. Из этого, на мой взгляд, следует и разрыв между декларируемым желанием и действительностью.

Так, итоги международной антитеррористической кампании в Афганистане не дали ожидаемых результатов по двум основополагающим ее целям: стабилизации страны и созданию институциональных основ демократии. На практике нестабильность продолжается, главными показателями чего служат три основных фактора", - отмечает специалист.

"Первый фактор - активизация в последнее время Движения "Талибан" и других экстремистских движений на территории страны. Как считает командующий Международных сил содействия безопасности (МССБ) генерал Дж.Данфорд, "афганский "Талибан" и все его подгруппы, в том числе сеть Хаккани, по-прежнему, в состоянии производить высокоуровневые атаки, несмотря на то, что антитеррористические меры ослабили эту способность". Недавно боевики объявили о начале "весеннего наступления" на правительственные и иностранные вооруженные силы, проявлением которого можно считать столкновения между боевиками и полицией в провинции Фарьяб, в результате которого более 600 афганских семей остались без крова".

"Второй фактор - рост наркоторговли и наркопотребления. Например, недавно на территории Хатлонской области Таджикистана правоохранительными органами была пресечена попытка контрабанды 62 кг наркотиков с территории Афганистана, а общее количество афганских наркоманов превышает сегодня миллион человек". "Третий фактор - слабость политических институтов, которые пока не в состоянии обеспечить полную стабильность страны. Об этом можно судить и по тому, что афганское правительство было вынуждено согласиться с ограниченным военно-политическим присутствием США после 2014 года. В настоящее время военно-воздушные силы Афганистана насчитывают 6 тысяч человек, но лишь около 1% этих людей, по мнению представителей западных военно-политических ведомств, могут действительно эффективно выполнять воздушные спецоперации. Командующий воздушными войсками МССБ в Афганистане генерал Дж.Полумбо считает в этой связи, что афганские вооруженные силы смогут окончательно взять ситуацию в Афганистане под свой контроль в лучшем случае в 2016 году".

Юлдашева подчеркивает, что "решение большинства проблем связано с сохранением геополитических и иных противоречий в основном по линиям "США-Россия", "США-Иран" и "США-Пакистан". Заявления США о выработке истинно регионального подхода, как первоосновы процесса урегулирования ситуации в Афганистане, пока остаются больше риторикой. Во-первых, отсутствует реально ощутимый прогресс в диалоге с Ираном, сохраняется воинственная риторика в отношении этой страны. Во-вторых, продолжаются американо-пакистанские и американо-российские разногласия".

"В результате военная операция в Афганистане серьезно пошатнула международный имидж США, негативно сказалась на экономике страны и стимулировала рост внутриполитических разногласий по вопросам международной политики, что в целом ставит под сомнение способность супердержавы к глобальной гегемонии и роль ее в качестве единственного международного арбитра", - заявила узбекский политолог.

По ее мнению, наряду с этим следует признать и ряд текущих позитивных перемен во внешнеполитических подходах США к региону Центральной Азии, а также в самой внешнеполитической ситуации вокруг Афганистана.

Первое. "В США растет понимание необходимости реального, а не декларативного расширения и укрепления регионального сотрудничества, без чего урегулирование афганской ситуации и реализация выдвигаемой Вашингтоном стратегии "Нового шелкового пути" (НШП) в принципе невозможны. Отсутствие единства в рядах международных партнеров, включая в рядах НАТО, где каждый преследовал свои собственные узкие геополитические и экономические интересы, как представляется, во многом, и стало причиной неудачи антитеррористической кампании".

"С другой стороны, Вашингтон понимает, что без согласия и прямой заинтересованности в этом непосредственно граничащих с Афганистаном стран (инвестиции, передовые технологии, образование, военно-политическая помощь и т.п.) стратегия НШП также обречена на провал. В целях выживания в условиях региональных угроз и вызовов сами государства Центральной Азии остро нуждаются во внешней поддержке, в первую очередь со стороны глобальных держав, способных реально предоставить эту помощь. И здесь нет места каким-либо упрекам - действуют законы баланса интересов и сил", - уверена Гули Юлдашева.

Второе. "Постепенно формируется многосторонний, чисто региональный подход, где партнерство с Соединенными Штатами имеет свои определенные рамки, достаточно четко изложенные в материалах Стамбульского саммита 2011 года. В частности, споры вокруг американской стратегии в Афганистане вызвали к жизни международную программу развития под названием "Сердце Азии" (Кабул, 14 июня 2012 года), объединяющую все заинтересованные в афганском урегулировании азиатские государства, включая Россию, Китай и Индию. Диалог азиатских стран продолжается: большинство из них имеет прямой интерес в стабилизации Афганистана и возрождении континентального Шелкового пути".

Третье. "Постепенно осуществляется переход от военных к мирным способам решения проблем Афганистана (позитивных примеров внутриполитических преобразований в Афганистане достаточно). Вашингтон приходит к выводу, что проблемы развития должны находиться в компетенции самого народа Афганистана". Четвертое. "Происходит отход от тактики форсирования демократических тенденций в регионе. События на Ближнем Востоке и в Афганистане со всей очевидностью доказали несостоятельность теорий о том, что демократизация региона искоренит религиозный терроризм".

Пятое. "В России зреет понимание того, что военно-политическое присутствие США в Центральной Азии не противоречит долгосрочным интересам РФ: деятельность США в регионе объективно способствует стабильности, в т.ч. урегулированию межэтнических противоречий и может сдерживать экспансию различных сил".

Шестое. "Несмотря на сохранение разногласий, НАТО и Россия на деле уже сотрудничают по многим вопросам в рамках идей Лиссабонского саммита Совета Россия-НАТО о построении общего пространства мира, безопасности и стабильности в Евро-Атлантике. В частности, это взаимодействие в борьбе с терроризмом, пиратством, а также по реализации афганских проектов, в т.ч. подготовке антинаркотических кадров для Афганистана, Пакистана и стран Центральной Азии, наземного персонала афганских ВВС". Предстоят даже совместные стратегические учения НАТО с участием Коллективных сил оперативного реагирования ОДКБ. Как справедливо отмечает Постоянный представитель России при НАТО Грушко, разговоры о сферах влияния должны остаться в прошлом. Ни одно государство, ни группа государств не смогут защитить себя от глобальных угроз и вызовов. Обеспечение безопасности требует координации, максимального сложения усилий, - подчеркнула эксперт.

"В этой связи, было бы уместно добиться более тесного уровня взаимодействия НАТО с ОДКБ, что устранило бы излишнее межгосударственное напряжение в Центральной Азии", - резюмировала Юлдашева.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail