Польский политик: АЭС в Висагинасе - иррациональность литовской политики

Москва, 23 мая 2013, 00:16 — REGNUM  С тех пор как совет министров Польши принял в 2005 году стратегию "Энергетическая политика Польши до 2025 г.", в которой подчеркивается необходимость инвестирования в ядерную энергетику, в стране продолжаются общественные дебаты о ее целесообразности. Решение о строительстве АЭС и ее точной локализации должно быть принято в 2014 году. В 2007 году появилось предложение Литовской стороны о совместном проекте Литвы, Польши Латвии и Эстонии, предусматривающим строительство на литовский территории новой атомной электростанции.

Вначале в Польше концепция строительства совместной с прибалтийскими странами АЭС была принята с большим оптимизмом, учитывая, что в этом случае отпадает проблема общественной консультации и конфронтации с противниками ее строительства на территории самой Польши. Однако со временем по причине проводимой в Литве политики, нацеленной на ограничение школьного образования для национальных меньшинств и других действий, направленных против этнических групп в Литве, правительство и польские фирмы начали задумываться об экономической и политической целесообразности участия Польши в этом предприятии (9 декабря 2011 г. "Польская Энергетическая Группа" (PGE) объявила о "приостановлении участия" в проекте в Висагинасе".

Для Польши стратегическая инвестиция капитала в стране, где существует высокий риск для такой инвестиции, казалась невыгодной. Сейчас в Польше имеется избыток доступных энергетических мощностей, но их потребление постоянно растет, а вслед за этим неизбежно будет расти и уровень потребности. В правительственных документах прогнозируется рост потребления со 141 тераватт-час в 2031 году до 270 - 275 тераватт-час в 2052 году. Это означает необходимость строительства в течение 20-ти ближайших лет новых электростанций, а также замены старых, которые нужно будет закрыть. Эти прогнозы предопределяют будущие действия, направленные на инвестиции в энергетической сфере.

Сейчас на расстоянии трехсот километров от Польши находятся 11 АЭС, и, несомненно, будут сооружаться новые. По этой причине следует задать себе вопрос - для чего Польша должна строить атомные электростанции в странах, податливых на антипольские настроения? Дополнительной проблемой является стоимость строительства планируемой в Висагинасе электростанции, которая оценивается в 5 млрд. евро. А с учетом дополнительных расходов, таких, как проценты по кредитам, инфляция и изменение валютных курсов, общая сумма может составлять около 7 млрд. евро. Это значительная сумма для Польши. А для стран Прибалтики это вообще сумма уровня их существования.

Эта инвестиция должна получить разрешение на строительство летом 2015 года, а с 31 июля 2016 года должно начаться само строительство. Запуск электростанции запланирован на 31 декабря 2022 года. Кредиты на ее строительство собираются выделить правительства Японии и США, заинтересованные в экспорте технологий компаний своих стран. Литовские депутаты выразили свое согласие на то, чтобы правительство страны подписало парафированный 30 марта 2012 года договор о концессии с японской компанией "Hitachi Ltd.", которая заняла позицию стратегического инвестора и должна поставить современный реактор мощностью 1350 МВт. Кроме того японская фирма предполагала изначально получить 20% акций от участия в будущей электростанции. Сама Литва должна была получить 38% акций АЭС, а Эстония и Латвия - 22%, и 20% акций соответственно. Таким образом, запланированный в 2011 году консорциум владел бы 100% акций, очевидно без участия Польши.

Сейчас японцы раздумывают над целесообразностью участия своего капитала в этой инвестиции, оценивая ее как инвестицию высокого риска. Кажется и маленькая Эстония собирается выйти из проекта, отдавая себе отчет в том, что она является скорее элементом политических фобий Литвы - особенно в отношении России - нежели реальным, серьезным экономическим проектом (Эстония обладает собственным источником первичной энергии в виде залежей горючих сланцев).

В возникшей ситуации Литве не осталось иного выхода, как обратиться к Польше с предложением взять на себя долю Эстонии и - предположительно - Японии. Вопрос только в том, является ли это предложение экономически выгодным для Варшавы, и вообще - желательна ли такая инвестиция с точки зрения экономической безопасности страны.

Рассматривая остальные планы Литвы в энергетической сфере (некоторые из них при софинансировании ЕС), такие как строительство электроэнергетических соединений с Польшей и Швецией, или газовый интерколлектор Польша-Литва, или планы Литвы, связанные с инвестицией в собственный LNG-терминал, ясно видно, что такие инвестиции эта страна просто не потянет. Кроме того очень возможно что Вильнюс в ближайшем будущем вынужден будет доплатить за демонтаж Игналинской АЭС. Сам собой напрашивается вопрос: а где средства на реализацию инвестиционных планов Литвы в транспортную и железнодорожную инфраструктуру, решение социальных проблем или, в конце концов, национальную оборону?

Согласно расчетам, строительство АЭС должно окупиться в течение 9 лет. Сама Литва по предварительным оценкам должна инвестировать в строительство в течение 9 лет около 2.6 млрд. евро, что при бюджете страны, равном 2.5 млрд. евро, грозит риском попасть в долги, значительно превышающие ее возможности. Пропорционально большой кредит для покрытия своих обязательств придется брать и Латвии. Тут появляется принципиальный вопрос: в состоянии ли страны, по многим параметрам не превышающие крупный европейский город, построить современную атомную электростанцию, или это политическое решение, усиленное аполитическими фобиями - в случае Литвы это фобии в отношении Польши и России. Ответ напрашивается сам собой: не в состоянии.

Очередным принципиальным вопросом является окупаемость для Польши участия в инвестиции с высоким экономическим и политическим риском. И в этом случае ответ отрицательный. Во-первых, с учетом экономического потенциала это Литва и Латвия должны искать пути для присоединения к польским инвестициям, связанным со строительством АЭС на территории Польши. Во-вторых, инвестиция, а тем самым помощь стране (то есть Литве), в которой явно присутствуют фобии в отношении национального польского меньшинства, вредит интересам Польши. В-третьих, будет ли запланированная мощность электростанции достаточно высока для того, чтобы существенным образом повлиять на потребность в энергоресурсах прибалтийских стран и особенно Польши?

Чтобы Варшава приняла участие в дискуссии на тему этой инвестиции, необходимо чтобы литовская сторона вернула доверие своего партнера, а таких действий пока не видно. Другим вопросом, на который обращают внимание структуры, занимающиеся экономическим анализом, является синхронизация электроэнергетической системы государств, входящих в ЕС. Следует подчеркнуть, что сети стран Прибалтики работают в настоящее время синхронично с российскими (в системе IPS/UPS), а управление энергетическими системами Литвы, Латвии и Эстонии, так же как и Белоруссии, происходит через центральную станцию, расположенную в Москве. Для полной десинхронизации электроэнергетических сетей Прибалтики и России обязательно необходимо наличие соединения литовской территории с Польшей ("LitPol Link", реализация первого этапа до 2015 г., мощность 500 MW) и со Швецией ("NordBalt", запуск в 2016 г., мощность 700 MW), оба проекта гарантированно получают софинансирование в рамках европейского плана для региона Балтийского моря - "BEMIP".

Висагинас, как подчеркивают польские аналитики из "Центра восточных исследований", должен составлять базовый источник продукции энергии в регионе, нивелируя энергетический дефицит стран Прибалтики (сейчас первое место в Европе занимает Литва, Латвия находится на третьем). Кроме того АЭС даст гарантию автономности и выравнивания внутреннего энергетического баланса, тем самым упрощая процесс синхронизации. Строительство АЭС и процесс синхронизации связаны между собой. Электростанция с мощностью 1350 MW требует резервных мощностей для гарантии стабильности электроэнергетической системы в случае аварии или ремонта. Сейчас АЭС в Висагинасе могла бы их получить только из Белоруссии или России. Промедление в вопросе синхронизации приведет к тому, что АЭС будет действовать по существу в рамках постсоветской электроэнергетической системы, дополнительно ее усиливая. Синхронизация к тому же дополнительно повысит стоимость строительства в Висагинасе. Более точную оценку стоимости страны Прибалтики должны провести в 2013 году. Сейчас ведутся необоснованные, правда, разговоры, что предварительно на это потребуется 500 млн. евро, а вместе со строительством соединения с Польшей даже 1.7 млрд. евро. Эту сумму следует учитывать как дополнительные расходы на строительство АЭС в Висагинасе. Десинхронизация с системой России и Белоруссии будет долгим процессом. Прежде чем она осуществится, не может быть использована полная мощность реактора в Висагинасе, либо его работа должна быть приостановлена, что не позволит сразу получить прибыль от новой АЭС.

Принимая во внимание все вышесказанное, ясно видно, что единственным выгодополучателем от строительства новой электростанции будет Литва. Остальные страны, с учетом высокого риска инвестиции, находятся в состоянии политико-экономических субъектов, выступающих гарантами Литвы перед кредиторами и собственным обществом, которое фактически будет нести расходы. Литва не принимает во внимание сотрудничество в энергетической сфере с иными государствами региона, в том числе Белоруссией. Такая позиция по отношению к важнейшим соседям в долгосрочной перспективе обрекает страну либо на зависимость от кредитов, превышающих собственную платежеспособность, либо на полную энергетическую зависимость в будущем от Польши, Белоруссии или России ничего не меняя в своей ситуации.

Анджей Запаловски (Andrzej Zapałowski), экс-депутат сейма Польши, глава филиала Польской исторической ассоциации г. Пшемысль.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
24.05.17
Голливуд: боссы против звезды. Как одного бунтаря заказали киллерам
NB!
24.05.17
«Фатимские пророчества»: папа римский и преобразование России
NB!
24.05.17
Эрдогану не удалось «договориться» с Трампом
NB!
24.05.17
Детективно-дефективный авторынок Украины
NB!
24.05.17
Новгородский аэропорт: реальный проект или маловероятный «прожект»?
NB!
24.05.17
Фашизм как «лекарство от социализма»? Не работало и не работает
NB!
24.05.17
США: «Русский след» пока не нашли, зато нашелся «агент Кремля»
NB!
24.05.17
Против самоубийств: Госдума поборется со смертельными играми
NB!
24.05.17
Грызня и пиар: зачем ограничили русский язык на телевидении Украины
NB!
23.05.17
«Трамп давит на ОПЕК в интересах нефтяников США»
NB!
23.05.17
Военно-стратегический пат Украины
NB!
23.05.17
Закавказье без войн и конфликтов – цель, достижимая только вместе с Россией
NB!
23.05.17
«Собянизация» Москвы: ничего нового
NB!
23.05.17
«Американцы ведут себя как жандармы»
NB!
23.05.17
Закарпатье: «инцидент венгерской ирреденты»
NB!
23.05.17
ФАС возбудила дела против Hewlett-Packard и Lenovo
NB!
23.05.17
Странные имена боевых систем: с подкруткой для шпиона
NB!
23.05.17
Путь и пояс – объединение ко всеобщему благу и китайской прибыли
NB!
23.05.17
Святитель Николай Чудотворец как точка сборки Востока и Запада
NB!
23.05.17
Католики Франции поддержали Макрона, но Ле Пен это не отменяет
NB!
23.05.17
«Два высокопоставленных чиновника пошли против Трампа»
NB!
23.05.17
Борьба за пост свердловского губернатора: выборы или имитация