Илья Галинский: Евразийская интеграция в Приднестровье и в Молдавии: слова одни, суть разная

Москва, 27 апреля 2013, 00:58 — REGNUM  

ИА REGNUM публикует текст выступления директора НИИ стратегического анализа и прогнозирования (г. Тирасполь, Приднестровье) Ильи Галинского на состоявшейся 26 апреля в Тирасполе международной научной конференции "Приднестровье на пути к евразийской интеграции: цели, задачи, направления сотрудничества".

В политической реальности ХХI века, невольно приходит на ум классическая фраза о том, что идея только тогда становится материальной силой, когда она овладевает массами. В нашем случае это идея евразийской интеграции, Евразийского союза, которая все в большей степени овладевает не только массами в отдельных постсоветских странах, но и значительной частью их политического класса, в первую очередь, России, Белоруссии, Казахстана, Приднестровья. Институционализация Евразийского союза, скажем так, идет полным ходом: Евразийское экономическое сообщество, Таможенный союз, Евразийский банк, Евразийский экономический форум, Евразийский университет. Уже даже определены временные сроки, когда новое интеграционное объединение должно реализоваться на практике - это 2015 год.

Вместе с тем, как отмечает профессор МГИМО Алексей Подберезкин, глубокого, сущностного понимания того, что являет собой евразийская интеграция и возможный будущий Евразийский союз, как явление, как концепция, как политическая география, если хотите, как долговременная стратегическая перспектива развития, входящих в него государств, нет не только у преобладающей части населения постсоветских государств, но и, зачастую, у высшей политической элиты этих стран. А это, в свою очередь, вызывает серьезные трудности в определении основных смысловых принципов и приоритетов развития.

Факты говорят о том, что на данном этапе осмысления и продвижения данной идеи речь идет, прежде всего, об экономической составляющей евразийской интеграции, об экономическом сближении постсоветских государств, в какой-то степени о превращении их экономик в перспективе в некое подобие единого хозяйственно-экономической комплекса, с тем, чтобы экономика выполняла роль локомотива сближения государств и по другим направлениям, в других сферах: политической, социальной, духовной и пр. Однако, в нынешних реалиях содержательный аспект всего того, что выходит за рамки, собственно, экономики носит в значительной степени расплывчатый и даже фантомный характер, поскольку жестко отторгается местными правящими национально ориентированными элитами отдельных государств, которые гласно заявляют о том, что ни о какой политической составляющей евразийской интеграции не может быть и речи - только экономика. Даже казалось бы такой национально умеренный политический лидер, как Нурсултан Назарбаев, не преминул заявить, что евразийская интеграция никогда не была и не будет нацелена на создание какого-либо политического союза. Не говоря уже о казахстанской оппозиции, которую не устраивает даже экономическое участие республики в евразийских интеграционных процессах. Хотя совершенно очевидно, что исключительно экономическая составляющая интеграция не только не перспективна без подкрепления ее гуманитарной и политической составляющей, но и, будем откровенны, нежизнеспособна. Именно поэтому проектная идея будущего Евразийского союза, на наш взгляд, безусловно, должна включать не только создание единого стратегического экономического пространства, но и в большей степени формирование надгосударственной политической системы управления общим пространством.

По аналогии неплохо бы вспомнить, что еще сравнительно недавно по историческим меркам мы все говорили о европейской интеграции и Европейском союзе прежде всего, как об экономическом сообществе. Сорок лет понадобилось европейцам, чтобы пройти путь от Европейского объединения угля и стали до полноценного Евросоюза. Сегодня же Европейский союз, в первую очередь, это политическое объединение государств, это мощный политический союз, это сообщество государств с общими правовыми, политическими и гуманитарными ценностями. Более того, это еще и военно-политический союз. Именно в этом качестве он и позиционирует себя в современном мире.

В принципе, с учетом евразийского национально-государственного своеобразия, в аналогичном политическом и ценностном направлениях должна развиваться и евразийская интеграция. Однако, если большинство европейских стран исторически развивались на базе, скажем так, западных ценностных ориентаций и предпочтений, что составляет ныне некий мировоззренческий ценностный фундамент Европейского союза, то страны постсоветского пространства в нынешнем государственно-идеологическом и духовно-ментальном состоянии существенно разнятся. Что в перспективе может создать непреодолимый барьер на пути дальнейшего развития совместного интеграционного пространства, создания в будущем полноценного Евразийского союза.

С другой стороны, если мы заявляем, как отмечает российский президент Владимир Путин, что Евразийский союз - это открытый проект для разных государств, то мы вполне можем прогнозировать в обозримом будущем предметное подключении к евразийской интеграции ряда стран, выходящих за географические рамки постсоветского пространства, скажем, Турции, Ирана, Монголии, Вьетнама, некоторых стран АСЕАН. А это значит, что в данном случае ментально ценностные и общественно-исторические отличия государств будут настолько существенны, а национальные интересы столь специфичны, что рассматривать их в контексте возможного будущего полноценного политического союза сопоставимого с Европейским союзом, вообще не представляется возможным.

В силу чего, и мы в этом убеждены, для превращения идеи евразийской интеграции в движущую силу общественного развития, прежде всего, следует четко сформулировать ее концептуальные основы, определить ее идеологию, систему ценностей и принципов функционирования, а также политико-пространственные рамки, главные цели, приоритеты и механизмы реализации.

Если в данном контексте мы попытаемся смоделировать восприятие евразийской интеграции народами и политическими элитами Приднестровья и Республики Молдова то очень быстро поймем, что они рассматривают ее под различными углами зрения и исходя из принципиально отличных максим.

Для Приднестровья (и в данном восприятии евразийской идеи максимально сопричастны как народ, так и его политический класс) евразийская интеграция как конечный результат - это главным образом интеграция политическая, это вступление в будущий политический Евразийский союз. Причем, и это, пожалуй, самое существенное, интеграция отождествляется приднестровским народом, в первую очередь, как интеграция с Россией, как вхождение в нее в качестве составной части, в соответствии с четко выраженной волей приднестровского народа на общенародном референдуме 2006 года. Иначе говоря, евразийская интеграция для приднестровцев это гарантия сохранения их самобытности, уклада жизни, духовного и общественного развития вместе и в составе России, как многосоставного федеративного государства.

Разумеется, на данном этапе все мы, приднестровцы, отчетливо осознаем, что политическое объединение с Россией в рамках евразийской интеграции - это перспектива отнюдь не сегодняшнего дня. В первую очередь, в силу сложившихся межстрановых реалий, в частности, отсутствия у Приднестровья общей границы с Российской Федерацией. Именно поэтому, сегодня мы утверждаем и развиваем программу Евразийского Приднестровья, как стратегию экономического развития Приднестровского государства, выхода приднестровской промышленной и сельскохозяйственной продукции на обширные и перспективные рынки России, Белоруссии, Казахстана, других евразийских государств. Это, если хотите, наша сегодняшняя программа-минимум, программа экономического выживания республики. Тем не менее, при всей ее важности для приднестровцев, это всего лишь начальный, промежуточный этап. Конечной целью интеграции должно стать воссоединение Приднестровья со своей исторической Родиной - Россией.

Совершенно иная общественно-политическая ситуация и иное общественное сознание, в части восприятия евразийской интеграции, наблюдается в Республике Молдова, где как население, так и политический класс заметно расколоты по данному вопросу. Число граждан Республики Молдова, которые симпатизируют, с одной стороны, евразийской интеграции, а с другой - европейской интеграции, приблизительно равно. Результаты трех исследований, проведенных в начале апреля в РМ профессиональными социологическими службами, а именно, Ассоциацией социологов, Ассоциацией социологов и демографов и Институтом публичных политик, показывают следующее. По итогам первого исследования 51,4% опрошенных выступают за вступление Республики Молдова в Таможенный союз, а 21,5% против. По итогам второго исследования, наоборот, более половины респондентов выступает за вступление Республики Молдова в Европейский союз, а чуть менее 30% - против. По итогам третьего исследования 52,1 % - за Таможенный союз, а 50,3% за Европейский союз. В то же время, если бы пришлось выбирать между Европейским союзом и Таможенным союзом, то 18,6% граждан РМ выбрали бы Европейский союз, а 17,4% - Таможенный союз.

Что же касается позиции правящего политического класса Республики Молдовы, то тут все категорически наоборот. Правящая политическая элита рассматривает европейские устремления республики как приоритетные, более того, как реализацию своей национальной идеи. Отметим в этой связи, что именно политическая позиция элиты по данному вопросу является определяющей, поскольку в отличие от Приднестровья, где все общественно важные вопросы выносятся на общенародный референдум и реализуются в соответствие с предпочтениями его граждан, в Республике Молдова все политические решения принимаются на самом верху, узкой группой лиц, в кулуарах правительства и парламента. Народ Республики Молдова фактически отстранен от власти. Свидетельством тому могут служить недавние верхушечные политические "перевороты" на самой вершине молдавской политической элиты.

Разумеется, есть в Республике Молдова и другие политические силы, такие, например, как Партия коммунистов или Партия социалистов и еще ряд маловлиятельных политических формирований, которые вроде бы не чураются идеи евразийской интеграции и выступают с заявлениями о возможности вступления Республики Молдова в Таможенный союз и в Евразийское экономическое сообщество. Но и только. Ни в коей мере, они не ведут речь о Евразийском союзе, как наднациональном объединении. Скорее всего, в данном вопросе, вышеперечисленные политические формирования руководствуются исключительно прогнозируемой экономической выгодой для Республики Молдова в случае ее подключения к Таможенному союзу и к евразийской интеграции, поскольку большинство видов республиканской продукции все еще ориентировано на Россию и другие страны постсоветского пространства.

Кроме того, мы должны помнить, что данные политические силы, в лице Партии коммунистов и Партии социалистов и их лидеров Владимира Воронина и Игоря Додона уже давно научились с максимально выгодой для себя разыгрывать так называемую российскую карту, получая при этом политическую поддержку и финансовую подпитку, как якобы исключительно пророссийские политические силы. На самом же деле, все это в значительной мере ничто иное, как демонстрация политической игры в проевропейскую и проевразийскую ориентацию. Посудите сами, как может руководитель Партии коммунистов Владимир Воронин всерьез заявлять о поддержке евразийской интеграции, когда, будучи президентом, он утвердил курс Республики Молдова на европейскую интеграцию, причем не раз акцентировал внимание на том, что это верное и своевременное политическое решение. В принципе, подобной оценки заслуживает и позиция Игоря Додона, который ранее не раз высказывался в поддержку европейской интеграции.

С другой стороны, мы не можем исключить и того, что истинным смысловым подтекстом заявлений отдельных политиков Республики Молдова о желательности евразийской интеграции для республики является, в том числе, и попытка под видом этой интеграции, так сказать, "приватизировать" Приднестровье, "вернуть" его, реинтегрировав в Республику Молдова. Иначе говоря, убедить российских руководителей в том, что в случае вхождения Республики Молдова (разумеется, вместе с Приднестровьем) в Евразийское экономической сообщество и Таможенный союз, Приднестровье получит все то, чего оно так давно добивается. Поэтому, мол, нет никакой необходимости в сохранении Приднестровья в качестве независимого государства и его политической поддержки со стороны России.

На самом же деле, если даже Республика Молдова (при самом фантастическом развитии ситуации, т.е. полном переформатировании ее политического класса и правящей власти) действительно станет партнером Таможенного союза и евразийской интеграции в целом, с политической точки зрения для Приднестровья все останется в прежнем качестве. Республика Молдова ведь ни в коей мере не собирается, находясь в евразийском интеграционном сообществе, менять свою государственную сущность как национальное государство, и не готово строить свои взаимоотношения с Приднестровьем как с равноправным политическим партнером. Другими словами, экономика, даже при ее эффективном развитии в рамках евразийской интеграции, не сможет решить многих коренных проблем жизни приднестровского социума, защитить права и свободы его граждан, его интернациональный менталитет, обеспечить ему перспективу, а именно - свободный выбор пути развития.

Нынешние политические реалии Республики Молдова и те механизмы, которые задействованы властями, чтобы вывести страну из сегодняшнего политического кризиса, включая прямое "выкручивание рук" как своим оппонентам, так и союзникам, откровенный подкуп, открытая массированная и всесторонняя поддержка, на грани фола, нынешнего курса республики на европейскую интеграцию со стороны западного сообщества, позволяют нам сделать вывод о том, что Запад в лице Евросоюза и США, сделает все для того, чтобы Республика Молдова уже никогда не свернула с европейского пути развития, максимально привязать ее к себе различными политическими инициативами, финансовыми подачками и преференциями. Несколько дней назад вице-председатель Европарламента Яцек Протасевич на встрече с тогдашним премьером РМ Владимиром Филатом заверил его в скором подписании с Республикой Молдова соглашения о безвизовом режиме, а также соглашения об ассоциации и соглашения о свободной и всеобъемлющей торговле. Скорее всего, так и будет в действительности. Разумеется, не случайно и то, что на этой же встрече, другой высокопоставленный европейский функционер Моника Маковей похвалила Филата за то, что его "страна идет очень хорошим путем в Европейский союз, что она чемпион".

И это не просто слова. Мы можем с полным основанием утверждать, что в просчитываемых приднестровскими экспертами политических прогнозах Республика Молдова как государство не видит себя полноценным государством-членом евразийской интеграции, как бы за это ни выступали отдельные социальные и демографические группы населения и определенные общественно-политические формирования республики, в первую очередь, русскоязычные граждане. Не случайно в последнее время все чаще стали раздаваться разговоры о том, что Республика Молдова в своей внешней политике находится под внешним западным управлением. Подтверждением чему может служить недавнее присутствие спецпредставителя Евросоюза Дирка Шубеля на ночном внеочередном заседании правительства Республики Молдовы, где решался вопрос о выходе из правительственного кризиса в связи с признанием неконституционным указа президента РМ о назначении премьером Владимира Филата. Это ли не знаковый демонстративный сигнал законченности европейского выбора Республики Молдова. Более того, в самое последнее время очень активно в Кишиневе стала подниматься тема установления административной границы по Днестру и евроинтеграции только правого берега, то есть, нынешней Республики Молдова без Приднестровья.

В этой связи мы можем предположить, что экспертно-аналитические службы, консультирующие высшую российскую политическую элиту, включая и посольство Российской Федерации в Республике Молдова в очередной раз допускают все ту же ошибку, уповая на возможность переориентации РМ с европейского вектора развития на евразийский. Они не замечают или не хотят замечать очевидного - Республика Молдова, ее политический класс, находятся ныне в жестких клещах европейского, американского и румынского диктата, вырваться из которых им просто не под силу, да и они в лице своей правящей элиты отнюдь к этому и не стремятся, скорее наоборот.

На наш взгляд, определенные политические силы России, по сути, игнорируя существующую данность, скорее всего, находясь в плену иллюзий, скажем так, исторической Советской Молдавии, по-прежнему заигрывают в Республике Молдова с откровенными западниками, а также с так называемыми пророссийскими силами. По линии неправительственных организаций, по некоторым другим каналам они оказывают им серьезную политическую, материальную и финансовую поддержку. Вместе с тем, данная поддержка, и об этом можно судить по реальным результатам, сколько-нибудь существенно не влияет на подвижку электоральных предпочтений и мировоззрение населения Республики Молдова в пользу евразийской интеграции и сближения с Россией. Наши наблюдения, да и откровения самих молдавских симпатизантов России, говорят о том, что проводимые в РМ на российские гуманитарные средства различные форумы, конференции, круглые столы и презентации собирают очень небольшое число участников, причем одних и тех же. Получается, что одни и те же лица фактически выступают из раза в раз, друг перед другом, убеждая себя в том, в чем они уже давно убеждены. Более того, некоторые из них сумели превратить свой российский патриотизм в солидный источник дохода и продвижение своих научных и публицистических трудов, скажем так, в свой небольшой бизнес. А воз евразийской интеграции застрял где-то там, на уровне говорильни.

Тем не менее, будем откровенны, конечно же, мы, приднестровцы, заинтересованы в том, чтобы реального евразийства в Республике Молдова становилось все больше и приводило к видимым позитивным изменениям в общественном сознании и предпочтениях граждан Республики Молдова, а также, в политическом поведении ее политического класса.

В то же время, никуда не деть того объективного факта, что реальностью общественной жизни РМ из года в год становится все увеличивающее число молдавских выпускников румынских вузов в составе госорганов власти Республики Молдова (в год на несколько тысяч человек). При этом все большее их число занимают ключевые позиции на самой вершине молдавской пирамиды власти. Демографические процессы неумолимо уменьшают в Республике Молдова долю населения, традиционно ориентирующихся на Россию, на восточно-славянскую цивилизацию, в лице России, Белоруссии, Украины. Все более важное, как количественное, так и качественное место, в политической структуре и деятельности государства Республика Молдова начинают занимать представители молодого и среднего поколения, которые цивилизационно и политически ориентируются на Запад, на вступление Республики Молдова в Европейский союз.

Мы выражаем уверенность, что именно эти видимые на поверхности следы западничества, наконец-то, заставили влиятельные политические силы России всерьез обратить внимание на Приднестровье, как последовательного и искреннего собрата и верного последователя России, в том числе и в интеграционных евразийских процессах и инициировать стратегическую поддержку приднестровского сообщества по всем направлениям, свидетелями чему мы являемся. И может быть во властных кремлевских кабинетах уже сейчас разрабатываются планы по воссозданию в Приднестровье мощной российской военной базы, по примеру уже начавшегося строительства в Белоруссии военно-воздушной базы Российской Федерации. Еще раз напомним, что по нашему мнению, евразийская интеграция должна быть самодостаточной, в том числе обладать военно-политическим потенциалом.

В любом случае, Приднестровье, приднестровский народ и его политический класс искренне стремятся стать полноправным участником евразийской интеграции, Евразийского союза, исходя в первую очередь даже не из видимого материального интереса, а просто потому, что это их судьба. Евразийское или Российское Приднестровье это и есть наша судьба. Мы уверены, что евразийская интеграция имеет все основания считаться сегодня перспективным и приоритетным политическим проектом для нашего государства.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
30.03.17
Минтранс РФ: территория русской Арктики будет защищена со всех сторон
NB!
30.03.17
Правительством пересмотрен вопрос о смертной казни
NB!
30.03.17
«Дно, боль, мрак»: киевляне раскритиковали презентацию к «Евровидению»
NB!
30.03.17
Клиенты «Татфондбанка» обратились в Госдуму, требуя расследования
NB!
30.03.17
Brexit: Великобритании придется раскошелиться за выход из ЕС
NB!
30.03.17
В ФРГ ищут «русских» статистов для учений НАТО
NB!
30.03.17
Косачев видит аналогии державных заходов Лондона и распада СССР
NB!
30.03.17
70 нарушений режима тишины в ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
30.03.17
Деньги за проезд по автотрассе М3 «Украина» собирает фирма из Нидерландов?
NB!
30.03.17
Большинство родителей хотят видеть своих детей медиками: опрос
NB!
30.03.17
Украина вернулась к булыжным мостовым
NB!
30.03.17
«Арктика милитаризируется в мирных целях»
NB!
30.03.17
Радио REGNUM. «Четверть часа о высоком». В гостях Erick Tencio
NB!
30.03.17
The Strategist: Франция переживает самые необычные выборы
NB!
30.03.17
«Доллар приблизился к февральскому минимуму»
NB!
30.03.17
«Ралли по нефти продолжится»
NB!
30.03.17
Радио REGNUM: первый выпуск за 30 марта
NB!
30.03.17
В США не предоставили доказательств «влияния» РФ на выборы
NB!
30.03.17
Астраханская область: Росрыболовство начинает генеральную уборку на Волге
NB!
30.03.17
Украина выразила протест Германии из-за визита немецкого политика в Крым
NB!
30.03.17
Global Times: Вооруженные конфликты лишают Мьянму китайских даров
NB!
30.03.17
Украина приближает час распада, Россия упрощает отношения с ЛДНР