Мнение: В нынешних границах Украина как успешная страна реализоваться не может

Киев, 19 апреля 2013, 11:29 — REGNUM  "В тех территориальных границах, которые есть сегодня, Украина как успешная страна реализоваться не может. Мы очень разные", - заявил в интервью журналу "Краина" 18 апреля один из ведущих политических журналистов Украины Вахтанг Кипиани.

"20 лет независимости - а миллионы граждан сомневаются, украинцы ли они. И это вполне естественно для людей, которые никогда на Украину не просились. На востоке нынешней Луганщины и Донетчины - территориях "Всевеликого войска Донского" - никогда не думали: "за рекой Донец или Кальмиус - наши". Так же люди в Крыму или в Буджак на юго-западе Одесской области. Они никогда не жили украинским проектом. А тут им говорят: вы - украинцы, у нас общая история, посвящайте своих детей в казачат. Для них это неестественно и искусственно... Конечно, можно сказать, что украинец на Луганщине и украинец на Львовщине очень похожи. Но эти люди год за годом, каденция за каденцией, голосуют за противоположные политические силы. Причем на востоке все за кого-то одного, а в центре и на западе есть плюрализм мнений. Можно сказать, что на востоке плохая власть, вынуждает к этому. Но, прожив семь лет в Николаеве, я тоталитарного режима там не увидел. Но когда все нормальные люди на Украине голосовали за Рух - мои тамошние знакомые отдали голоса коммунистам. Когда все более-менее адекватные поддерживали "Нашу Украину", "Батькивщину", "Фронт перемен" - николаевцы с коммунистов перешли на "регионалов". Имеет значение и этнический момент. В Донецке половина русских, в Крыму - почти 60%. Они голосуют не так, как этнические украинцы. И никаких оснований полагать, что это изменится, нет. Встречного движения я не вижу", - заявил Кипиани.

Отвечая на вопрос, насколько болезненным может быть "развод", он отметил следующее: "Я не вижу инструментов, как это сделать, поэтому мои слова - чистая схоластика. Четкой границы не существует, это проблема. У нас не так, как с чехами и словаками. Просто только с Крымом. Но, дав ему свободу, можем получить под собой агрессивный российский заповедник. Если бы Крым стал государством вроде Турции или Болгарии, без попытки влиять на нас - пусть оно бы было. Но таким он, вероятно, не станет. С другой стороны, вывод из электорального поля одного только Крыма существенно изменит наш политический ландшафт. Проукраинские партии смогут набирать не 53, а 60 процентов за счет исчезновения пророссийского фарисейства, "дружбы народов", которыми страдают и ПР, и КПУ. Появятся новые вызовы, но они будут в пределах украинского контекста. Я не имею ничего против людей, живущих на востоке, но мы разные и лучше жить рядом, чем вместе. Торговать, ходить в гости. Но не влиять друг на друга в политическом смысле".

"Большая часть идей и ценностей, которые мне близки и интересны - совершенно чужды большинству людей на востоке. В их системе ценностей уважения к свободе, к невмешательству в частное пространство, в конце концов - уважения к украинскому просто нет. Им это безразлично или чуждо. Процесс размежевания между Украинами углубляется. Поэтому в лучшем случае будет стагнация. А в худшем - "донецкие", которые могут быть и из Харькова, и из Киева, нас постепенно деморализуют и сожрут... Ассимиляция происходит - только не Востока, а нас. Не Львов приходит в Донецк, а Донецк - в Киев и Львов. Потому что они - упорнее, сильнее, пассионарнее. Идей никаких не имеют, но хорошо учитывают свои интересы и реализуют их", - заявил также он.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.