Гай Борисов: В чем истинные предпосылки примирения турков с курдами?

Москва, 18 апреля 2013, 20:42 — REGNUM  

Процесс турецко-курдской нормализации, начатый премьером Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом и лидером Рабочей партии Курдистана (РПК) Абдуллой Оджаланом, который отбывает пожизненное тюремное заключение, иногда называют "сенсационным". Существует немало версий, объясняющих неожиданный консенсус еще недавно совершенно непримиримых врагов. Говорится о стремлении Анкары решить курдский вопрос в рамках территориальной целостности страны с прицелом на активизацию переговоров о вступлении в ЕС, о стремлении Оджалана выйти на свободу и многое другое. Представляется, однако, что существуют более фундаментальные причины, связанные с общими глубинными процессами, происходящими в последние годы на Ближнем Востоке.

Не секрет, что волна революций "арабской весны", иранская повестка, кризис в Сирии являются частью известного американского плана создания т.н. "Большого Ближнего Востока" (ББВ), в рамках которого предусматривается существенное изменение нынешних границ в регионе. Коротко напомним, что этот план стал известен в 2006 году и его автором считается тогдашний госсекретарь США Кондолиза Райс. Что же касается карты, изображающей грядущие изменения, то она была создана в качестве как бы невинных "упражнений ума" отставным преподавателем Национальной военной академии США подполковником Ральфом Петерсом и в том же 2006 году опубликована в издании Armed Forces Journal. Хотя на официальном уровне говорилось, что карта не отражает точку зрения Пентагона, она использовалась в учебных программах для высших военных офицеров Оборонного колледжа НАТО.

Основной жертвой "умственных упражнений" подполковника Петерса стала Турция - именно эта страна, согласно плану "переформатирования" Ближнего Востока должна была понести наибольшие территориальные потери. Вся её восточная часть, как и отдельные районы Сирии и Ирана, отдавалась новому государству - Курдистану, который должен возникнуть на обломках традиционного регионального порядка. Значительные территориальные потери "предусмотрены" для Ирана, Ирака, Саудовской Аравии, Пакистана, ряда других стран. Но в центре катаклизмов - Турция.

С началом дестабилизации на Ближнем Востоке стало выясняться, что все эти планы носят отнюдь не умозрительный характер и в той или иной степени будут претворяться в жизнь. Именно для этого необходимы революционные потрясения, смены режимов, существенное ослабление одних акторов региональной сцены и укрепление других - например, курдской автономии Северного Ирака. Понятно, что всё это представляет смертельную опасность для турецкого государства.

Вполне вероятно поэтому, что план примирения с курдами созрел в Анкаре в качестве противовеса начавшимся процессам. Известны, в частности, недавние публикации в ведущих турецких газетах - Milliyet и Hürriyet, которые выдвинули совершенно новую концепцию, с одной стороны, вполне укладывающуюся в рамки официальной доктрины "неоосманизма", а с другой - также предусматривающую территориальные перемены в регионе. Только эти перемены должны быть осуществлены в пользу Турции.

Согласно опубликованной на страницах Milliyet карте, будущая Турция должна включать в себя северный (курдский) Ирак, северную часть Сирии, весь Кипр и ряд районов Греции. А также - Нахичеваньскую автономию Азербайджана и грузинскую Аджарию. Осуществить такую "переформатировку" возможно лишь в условиях союза с многочисленным курдским населением, численность которого в одной только Турции уже превышает 20 миллионов, и еще примерно столько же курдов живут в Ираке, Сирии и Иране. По версии Milliyet, отказ РПК и лично Абдуллы Оджалана от вооруженной борьбы - это начало процесса возвращения прежних "добрых" времен, когда в рамках Османской империи "турки и курды совместно властвовали над христианскими народами и держали в повиновении греков, армян, ассирийцев и др".

Не похоже, что планы такого рода выдуманы газетными обозревателями. Зато вполне вероятно, что нечто подобное действительно вынашивается в недрах турецких аналитических и государственных центров. Потому что иначе и впрямь нелегко объяснить как стремление Анкары разрешить курдский вопрос путем существенных уступок курдам, так и согласие курдских радикалов с такими подходами. Конечно, курды при этом лишаются надежды заиметь собственное независимое государство на турецкой территории, зато получает шанс признания Турцией независимости своего государства на сирийских или иракских территориях. А это исторический прорыв. Кажется, Абдулла Оджалан и его соратники сделали выбор между журавлем в небе и синицей в руке в пользу последней.

Отметим при этом, что на такой выбор курдских вождей могла подвигнуть и демографическая ситуация в Турции. Последние данные свидетельствуют, что население страны растет, фактически, лишь за счет курдов - в курдонаселенных регионах рождаемость продолжает оставаться весьма высокой в отличие от западных районов, где большинство турецких семей имеют 1-2 ребенка. У курдов этот показатель вдвое выше. Вероятно, курдские вожди не без резона рассудили, что в условиях значительного повышения социально-политического статуса курдского меньшинства, обретения фактической автономии и нынешних демографических тенденций Турция уже в недалекой перспективе может стать своего рода "дуалистическим" государством - наподобие, скажем, австро-венгерской монархии. Причем значение и вес курдов в таком государстве будут, по объективным причинам, лишь возрастать.

При всем том любопытно, что, предъявляя территориальные претензии практически ко всем своим соседям, авторы карты "Новой Турции" оставили в неприкосновенности Армению. Это говорит о крупице реализма в их подходах. Армения является членом ОДКБ и, кроме того, имеет договор с Россией о взаимопомощи. Покуситься на территориальную целостность Армении означает неизбежный риск столкновения с Россией. На это, разумеется, Анкара никогда не решится даже теоретически. В этом контексте представляется, что претензии к Болгарии, Кипру и Греции носят чисто пропагандистский характер, поскольку эти страны являются членами ЕС и НАТО, с которыми турецкой стороне враждовать никак не с руки. Но вот Ираку, Сирии, Ирану и даже "дружественной" Грузии и "братскому" Азербайджану придется нелегко - у них за спиной нет серьезных, могущественных союзников.

Таким образом, план турецко-курдского примирения является жестким ответом Анкары на американский план переформатировки Ближнего Востока. Но это не значит, что в Вашингтоне турецкие подходы будут восприняты однозначно негативно. В конце концов, Анкара является важнейшим региональным союзником США, а создание "Новой Турции" предусматривает ослабление и фрагментацию главных противников Вашингтона - Ирана и Сирии и одновременно - минимизацию рисков для Израиля. Да и "заслуги" Анкары в борьбе с режимом Башара Асада должны быть в некоторой степени вознаграждены. Как писал подполковник Петерс, презентуя свою карту: "Международные границы никогда не являлись абсолютно справедливыми. Однако мера несправедливости, которую они несут тем, кого сплачивают воедино или разделяют, заключает в себе огромную разницу. Очень часто эта разница между свободой и гнетом, терпимостью и жестокостью, верховенством закона и терроризмом...". Излишне указывать, кого в Вашингтоне и в Анкаре считают "террористами" и "беззаконными угнетателями", с которыми необходимо бороться совместно...

Гай Борисов, политический обозреватель ИА REGNUM

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.