Новый курс будущего муфтия Татарстана - диалог с фундаменталистами: мнение

Казань, 15 апреля 2013, 19:56 — REGNUM  Явный фаворит предвыборной гонки за пост председателя Духовного управления мусульман Татарстана, ныне - и.о. муфтия Камиль Самигуллин в своем единственном интервью за время нахождения в новом статусе, которое он дал казанской интернет-газете "Бизнес Онлайн", заявил, что с религиозными радикалами внутри мусульманской уммы необходимо начать вести диалог.

"С ними мы будем говорить на языке исламской науки, то есть, основываясь на фундаментальных доказательствах. С людьми надо общаться", - пообещал Самигуллин. На более конкретный вопрос об отношении к "Хизб-ут-Тахрир аль-Ислами" ("Партия исламского освобождения", ХТИ, признанная в России экстремистской - прим. ИА REGNUM), и.о. муфтия отметил, что это "течение, которое, по сути, жаждет власти", при этом добавив, что "они мусульмане, и если братьев обижают, то я как мусульманин должен заступиться, но если они не правы, я должен сам их наказать". "Теологические споры между нами есть, и мы должны им доказывать, объяснять, в чем они ошибаются", - продолжил Камиль Самигуллин.

Пока непонятно, в какой форме предполагается вести в будущем "теологические споры", однако тот факт, что Самигуллин настроен на диалог с экстремистами и религиозными фанатиками, вызывает недоумение и вопросы. Во-первых, о чем можно говорить с теми, кто изначально выступает за создание халифата - империи исламистов планетного масштаба? О том, на каких правах туда войдет Татарстан? Во-вторых, сами члены ХТИ, что видно из их видео-обращений и публикаций на исламистских интернет-ресурсах, не настроены на теологические споры, а только на быструю расправу с несогласными. В-третьих, и это самое главное: даст ли диалог с фундаменталистами, на который уповает наиболее вероятный будущий муфтий Татарстана, тот результат, на который он рассчитан?

Опыт Северного Кавказа, в особенности Дагестана, демонстрирует, что любые переговоры и компромиссы в глазах радикалов являются проявлением слабости и одновременно доказательством, что их тактика запугивания эффективна. Поскольку это очевидно и не политику: признавая ХТИ стороной переговоров, официальные религиозные круги идут на легитимацию фундаменталистов, уступки и выполнение их условий. Радикалы делают вывод: чем чаще мы наносим террористические удары, тем быстрее перед нами капитулируют, а, значит, нужно продолжить эту тактику, чтобы стратегически перехватить инициативу и окончательно захватить власть. Нужна ли эта политика умиротворения агрессора в Татарстане?

Конечно, надо понимать, что светские власти Татарстана сейчас идут по пути замирения фундаменталистов "на время Универсиады" (как тут не вспомнить "Маугли" и Великую сушь в джунглях). То, что произойдет после, пока мало кого волнует в Казанском кремле. Именно поэтому в республике имеет место настрой на так называемый диалог с ваххабитами и ХТИ. Не желавший уступать фундаменталистам муфтий Ильдус Фаизов, видевший свою миссию в борьбе с ними, был отправлен в отставку.

Еще больше непонимания вызвало заявление Камиля Самигулина на встрече со студентами Российского исламского университета, где он сказал, что учащиеся в Саудовской Аравии молодые татары по возвращению на родину будут трудоустроены. Сказано это было, конечно, с оговоркой, что они должны пройти некий курс реабилитации и адаптации, но зачем их вообще трудоустраивать на должности имамов мечетей? И где гарантия, что реабилитация поможет?

Созданный Центр повышения квалификации имамов при РИУ должен был, по задумке его организаторов, отсеять ваххабитских имамов. Ну разве есть хоть один такой прецедент? Даже в Нижнекамске - одной из "столиц ваххабизма" в Поволжье - никакого отсева не произошло: все имамы продолжают проповедовать, несмотря на то, что их идеологические взгляды вообще ничем не отличаются от взглядов бывшего салафитского имама мечети "Кул Шариф" Рамиля Юнусова, чьи проповеди они переиздают многотысячными тиражами на аудио- и видеодисках.

Так зачем трудоустраивать на должности имамов тех, кто уже сейчас учится в ваххабитских вузах Саудовского королевства? Ведь всем понятно, что зарубежное религиозное образование, тем более, в такой стране, ничего полезного для России не дает. Это либо полное непонимание, либо банальный популизм, чтобы заручиться благожелательным отношением к себе со стороны фундаменталистов. Но к чему иметь будущему муфтию Татарстана популярность среди сторонников создания халифата на территории России?

Айрат Галимзянов, политолог

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.