Глава комитета по культуре Смольного: Я пришел восстановить разрушившиеся связи

Санкт-Петербург, 9 апреля 2013, 10:33 — REGNUM  У комитета по культуре Смольного наконец-то спустя полгода появился председатель. Губернатор города Георгий Полтавченко 31 марта, накануне его назначения, сказал - "он вам понравится". Но интрига была уже разрушена - упорные слухи, что председателем станет директор Государственного музея-заповедника "Гатчина" Василий Панкратов, которого уговаривают занять эту должность, подтвердились. Для Панкратова комитет по культуре - структура не новая, он в Гатчину уходил с должности первого зама главы комитета. А до этого трудился в Государственном музее истории города. В одном из интервью Василий Панкратов сказал, что у него "структура мозгов техническая, что дает возможность всегда увидеть процесс в целом" - ведь перед Литинститутом им Горького, куда поступил в 1987 году, он успел поработать в Горном институте, а до этого получить образование на физическом факультете Ленинградского государственного университета (ЛГУ).

Сегодня, 9 апреля, Василий Панкратов отвечает на вопросы ИА REGNUM в качестве председателя комитета по культуре.

ИА REGNUM: Василий Юрьевич, вы второй раз входите в одну и ту же реку, в которую дважды войти невозможно. Не страшно?

Мне не страшно и не странно войти, как вы говорите, "второй раз в одну и ту же реку". Во-первых, это не одна и та же река для меня, потому что возможности у заместителя председателя комитета, которым я был, и председателя, все же разные. Во-вторых, время уже другое. Тогда, когда я впервые пришел в комитет, обсуждался вопрос о том, куда мы все двигаемся, какая концепция у этого движения должна быть, может ли культура помочь решать социально-политические задачи - такие серьезные теоретические вопросы ставились, мы должны были тогда и другие комитеты Смольного убеждать, разворачивать к городской культуре, находить убедительные слова, формулы, аргументы, которые сейчас стали уже привычными, и, конечно же, увеличивать, увеличивать финансирование культуры. Ныне я вижу несколько другие задачи. Самая насущная - это престиж комитета. Я в первый день своей работы здесь в новом качестве сотрудникам говорил, что совершенно не считаю, что комитет стал хуже работать. Но что-то явно произошло, какой-то надлом, может быть, сыграло роль столь долгое отсутствие председателя. Еще полгода назад я не чувствовал такой тревоги в профессиональном нашем сообществе, такого брожения, какое ощущаю сейчас. Все же людям важно знать, кто их возглавляет и куда ведет. Поэтому я свою роль сейчас вижу не в том, чтобы предлагать и делать какие-то новые проекты, "улучшать культурное поле", а чтобы сначала восстановить разрушившиеся связи

ИА REGNUM: Где они порваны, где больше всего ослабли нити?

Например, не совсем внятной оказалась политика комитета в отношении театров. Я тоже всегда был сторонником определенного реформирования театральной деятельности, не творчества, Боже упаси, а только принципов функционирования театральной сферы. Эти сегодняшние вещи - и госзадание, и нормативы - мы обсуждали в комитете еще лет 7-8 назад, до того, как в Министерстве культуры РФ их сделали реальностью. Я всегда считал и считаю, что для власти самыми главными аргументами для поддержки того или иного театра должны быть не его прошлая слава, не состав труппы, количество народных артистов, отношение умных театроведов или что-то еще, а вполне конкретные результаты - сколько пришло зрителей, сколько поставлено новых спектаклей. Вот сегодня это стало применяться. Но смогла ли власть достаточно ясно объяснить, что делается, зачем делается? Любой переход к новому достаточно болезненный. А тут людям даже не объяснили толком чисто технические вещи - что и как меняется в организационных вопросах, в порядке финансирования. В результате все выглядит так, будто просто, ни с того, ни с сего, изъяли у театров кусок зарплатных денег - и живите как хотите. Естественно, поднялся шум. Да и в музейном сообществе есть недопонимание того, что делает комитет по культуре, именно потому, что были изменены, но до конца не объяснены принципы финансирования и нормативы: почему посетитель Музея Хлеба "стоит" столько-то, а музея "Разночинный Петербург" - вот столько? Эти технические вопросы надо прояснить, они будоражат народ и из технической плоскости все переходит в плоскость политическую, митинговую.

ИА REGNUM: Но вы же - не "технический председатель", у вас же есть какие-то идеи в целом - о том, как дальше развиваться, что будет происходить "в культурном поле"?

У меня идеи есть, потому что они в принципе есть. Потому что жить без них невозможно. Я массу своих идей не успел реализовать в бытность замом председателя - какие-то планы было рано воплощать, что-то не дали воплотить. Возможно, к каким-то идеям тогдашним я вернусь уже в новом качестве. Но сейчас, повторяю, надо наладить нормальную деловую работу, чтобы отношение к комитету у культурного сообщества было таким, каким мы когда-то задумывали - месту открытому, доброжелательному, где людей встречают с пониманием и сочувствием и где можно рассчитывать на помощь.

ИА REGNUM: И все же - что в перспективе?

Вы о событиях культуры, которые нам предстоят? Их много, маленьких и больших, разных. Мои предшественники в комитете были люди креативные. И инициатива в городе, слава Богу, не слабеет. А я вот немножко поотстал от жизни, сидя в Гатчине на хозяйстве. Так что некоторые из событий я знаю только по названию. Надо разбираться.

Хочу только сказать, что всегда был сторонником того, чтобы укрупнять события, а не мельчить, чтобы "убивать" те, что живут, как говорится "на последнем издыхании", то есть не давать им по 200-300 тысяч, чтобы они и дальше влачили существование, а, закрыв глаза и помолившись, "убивать" - "умерла так умерла". Хотя, как показала практика, здесь можно ненароком ошибку совершить. Так что будем смотреть очень внимательно, тем более, что на текущий год календарь уже определен.

ИА REGNUM: А что касается фестивалей? Вернете ли петербургским кинофестивалям их привычный традиционный календарь или оставите всех в пространстве одного Кинофорума?

Пока могу только сказать, что хорошо понимаю, почему их решили проводить одновременно. Это та же политика укрупнения, она может сработать, если речь идет о ежегодных событиях, в которых уже заметны следы кризиса. Еще думаю, у города было желание создать масштабное и конкурентоспособное кинособытие, что тоже неплохо. Словом, прошлогоднее слияние четырех фестивалей я лично воспринимаю, как любопытный эксперимент. Кстати, и результаты, кажется, были не столь огорчительными. В этом году, насколько мне известно, фестиваль "Виват кино России", возвращается в свое обычное время, открытие запланировано на 13 мая, а в осенний расклад мне еще надо вникнуть.

ИА REGNUM: Вот у нас еще одно большое событие в календаре - Международный культурный форум. В прошлом году он, кажется, кроме помпезного заседания в Михайловском театре, ничем особым не отметился в памяти горожан. Да и в театре - встретились, поговорили. И что? Зачем нам форум? Ведь первоначально, насколько я помню, он задумывался Антоном Губанковым, как очень открытая дискуссионно-выставочная площадка для деятелей культуры и всех интересующихся. С павильонами музеев, с открытыми встречами, а не заседанием по строгой аккредитации и приглашениям. Суждено ли международному культурному форуму стать событием сродни Петербургскому экономическому форуму или чему-то более открытому, но тоже значимому?

Я надеюсь, со временем форум таким и станет. Санкт-Петербург для этого отличное место. Если с ходу взять высоту не удается, это не значит, что не стоит пытаться снова. Дискуссионная площадка обозначена, со временем, надеюсь, она обрастет значимыми событиями-спутниками. В этом году уже известно, что параллельно с форумом откроется Международный театральный фестиваль и фестиваль "Дягилев. P.S."

ИА REGNUM: Василий Юрьевич, еще три года назад невозможно было представить, что Санкт-Петербург будут называть "столицей мракобесия", что в окна старинного здания-памятника, где располагается музей Набокова, у кого-то поднимется рука бросить бутылку, а на стене малевать оскорбительные надписи, пикетировать выставки современного искусства и угрожать его создателям. Вы что по этому поводу думаете? Здесь "технической работой" не обойдешься, здесь придется высказать позицию, хотя грань очень тонка.

Ну, столица мракобесия - это, пожалуй, слишком. Интересно, кто автор этого хлесткого "словечка"? Думаю, человек, очень довольный собой. "Лолиту" я считаю самым слабым произведением Набокова, в которого был влюблен в течение, наверное, трех-четырех лет. Выставку ICONS я не видел по той простой причине, что "искания" ее авторов мне абсолютно неинтересны. Не думаю, что ее появление без скандала могло бы содействовать репутации Санкт-Петербурга как "очага культуры". И вообще я не являюсь любителем актуального искусства, мои личные вкусы очень просты и традиционны: Пушкин, Толстой, Рахманинов, "березки". С другой стороны, современное искусство меня вечно "преследует", даже могу сказать, я не мыслю своей любимой музейной работы без привлечения в той или иной степени современного искусства или, другими словами, эксперимента. То, что происходит в музее, оно делает интереснее, острее, привлекательнее. Я вхожу в Попечительский совет Института Про-Арте с самого его основания. Понимаю и значимость, и социальную функцию, и политическую важность современного искусства. Все знают это мое отношение. И если уж я оказался на месте председателя комитета по культуре, я буду и здесь придерживаться той же позиции.

ИА REGNUM: Но дело же не только в принятии или непринятии современного искусства, дело в выходках, угрозах, размалеванных черной краской стенах музейных зданий.

Люди бывают экспрессивны, что ж поделаешь? Я знаю вполне достойных людей, которые с превеликим удовольствием измазали бы черной краской, скажем, мавзолей Ленина. А для миллионов это, по-прежнему, святыня. Взгляните на это шире. То, что подобное происходит в Санкт-Петербурге, может говорить еще и об особом характере нашего города. О том, что в его атмосфере, сохранившей, несмотря ни на что, красоту, гармонию, стройность, не так легко, как в других местах, приживаются некоторые современные явления, в том числе, и в области искусства. Хотя протест в форме нетерпимости, насилия, надругательства - это, конечно, безобразие, тут и говорить не о чем. В общем, можно где-то понять наших "протестантов", но поддерживать их нельзя. Санкт-Петербург - это не только музей под открытым небом, это современный, развивающийся мегаполис. Здесь живут, учатся, работают люди самых разных взглядов, интересов, вкусов. Это многообразие необходимо учитывать и в культурной политике, и оно учитывается. И у нас появляются центры современного искусства, лофты, пусть это не так органично, как для Москвы, но они появляются, имеют своего посетителя. Здесь много эпатажа, но много и настоящей креативности, творчества. Главным образом это связано с молодежью. Молодое всегда оппозиционно к традиции, всегда революционно. Кто-то сказал, что если человек не был революционером в молодости, то он дурак, а если он не стал консерватором в старости, то он вдвойне дурак. Невозможно отрицать право молодежи на эпатаж. Ведь и великий консерватор Достоевский чуть в молодости бомбометателем не стал.

ИА REGNUM: Но сейчас появляются люди, которые позиционируют себя как "сильно православные радетели" за чистоту нравов, в том числе и в искусстве, отрицающие все то, что, по их мнению, не вписывается в каноны.

А вы что хотите, чтобы после семидесяти лет атеистического фундаментализма не было обратной реакции? Это совершенно естественно. Конечно, есть такие люди, а есть другие люди. Был патриарх Фотий, которому мы обязаны сохранением античного наследия, и был патриарх Игнатий, его противник, крайний аскет, добровольный скопец. Оба причислены к лику святых. Везде, во все исторические эпохи верующие люди были разными. Ничего странного в этом нет. Помню, в далекой молодости мне сказал один батюшка: "Вот вы, атеисты, думаете, что мы, верующие, должны быть одинаковыми, а среди нас есть и глупые, и умные, и добрые, и злые, и жадные, и бессребреники - всякие, мы такой же огромный мир, как и вы, только мы верим в то, что Бог есть, а вы верите в то, что Бога нет". Все это очень сложно, и не надо упрощать, не надо ярлыков.

ИА REGNUM: Вам придется вести диалоги и об этом.

Наверное, придется.

ИА REGNUM: Но давайте вернемся ближе к земным проблемам. Финансирование культуры. Все больше поговаривают о том, что в бюджете денег на культуру мало, спонсоров надо искать музеям и театрам самим, самим думать, где обрести финансовую поддержку для проектов. Вы что скажете? Меня не пугает то, что "надо искать спонсоров", я считаю, что ресурс привлечения внебюджетных средств в культуру не исчерпан. Большинство, скажем, музеев даже еще не начали над этим думать по-настоящему, нет систематической работы. А люди, обладающие капиталами, пока тоже не совсем уловили, для чего это надо делать. Надеюсь на закон "О меценатстве", обсуждаемый в Госдуме РФ. Пусть он хоть рамочно будет принят, уже в определенном смысле легче. Меня, повторяю, это совершенно не пугает, в этом и состоит суть, как сейчас принято говорить, нашей "дорожной карты". Государство финансирует основные расходы учреждений культуры, но что-то и сами они должны привнести - заработать, получить от спонсоров и меценатов. Так и должно быть.

ИА REGNUM: У нас есть такие праздники и события, когда нужна серьезная финансовая поддержка, например, День Города. То это у нас "ивент", то местечковый праздник с любительскими коллективами. Каким будет он на этот раз?

День Города - очень важное мероприятие, надо бороться за то, чтобы это событие было качественным, значимым, запоминающимся. Для любого петербуржца это должен быть особый день, мне всегда хотелось, чтобы все наши жители стремились провести его в Петербурге, а не на даче на грядке. Сейчас до Дня Города осталось мало времени, и особенно вмешиваться я не собираюсь. Знаю, что программа будет рассчитана на 3 дня, 27 мая - это понедельник, так что начнем праздновать еще в субботу. Там будет и фестиваль уличных театров, и фестиваль духовых оркестров, и впечатляющий хоровой проект, и акция "В театр - за 10 рублей". Я еще до конца не разобрался, буду вникать. Все-таки я три года жил Гатчиной.

ИА REGNUM: И все же, Василий Юрьевич, зная, как вы "жили Гатчиной" все эти три года, как вам было важно и интересно то, что вы там делали, не могу не спросить - как же вас все-таки уговорили-то в Смольном на комитет?

Это вы тоже будете писать?

ИА REGNUM: Да, ну что все же последней-то каплей было, что вы согласились?

Понимаете, есть ощущение, что происходит что-то не так на нашем культурном поле. И мне кажется, что руководство города это видит. Ситуацию надо исправлять. Предложили мне - значит, мой опыт может пригодиться, надо помогать. И отношение ко мне в нашей среде хорошее, реально хорошее. Не только среди музейщиков, которые - мой цех, но и среди театралов, среди музыкантов. Значит, сможем решать проблемы вместе, сообща. Хотя эти доводы второстепенные. Главное, я побывал уже "на государевой службе" и за четыре с половиной года привык к тому, что, если твой руководитель говорит "надо", то следует ответить "есть". Мне сказали: "Нужен", и я ответил: "Есть!". Вот и все. Очень просто.

ИА REGNUM: А любимая Гатчина?

Ну, что Гатчина... Она продолжает меня волновать, в каком-то смысле я не совсем ушел оттуда, ведь музей-заповедник - подведомственное учреждение комитета по культуре. В любом случае, я рассматриваю комитет, как временное место работы. Музейщику так же трудно существовать вне музея, как актеру вне сцены. Я очень надеюсь в Гатчину когда-нибудь вернуться, но серьезно заниматься ею сейчас, я, наверное, не смогу, хотя как-то приглядывать, возможно, удастся.

Беседовала Галина Артеменко

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.
Главное сегодня
NB!
27.03.17
Поставить диагноз за 10 секунд: врачей готовят к полевым условиям
NB!
27.03.17
Украина воскресила ГУАМ: подписаны договора о ЗСТ и «Шелковом пути»
NB!
27.03.17
«Митинги 26 марта — что это было и что еще будет»: Круглый стол ИА REGNUM
NB!
27.03.17
Зачем Казахстану переговоры по Сирии?
NB!
27.03.17
В “Нафтогазе” готовятся к банкротству и продаже имущества за долги: обзор
NB!
27.03.17
Путевого обходчика в Латвии обвинили в «шпионаже в пользу России»
NB!
27.03.17
В Балаклее на военном складе продолжаются взрывы
NB!
27.03.17
Волгоградцы требуют не выселять детскую библиотеку на Спартановке
NB!
27.03.17
Удар по КНДР приведет к «катастрофическим последствиям»
NB!
27.03.17
«Латвийская система образования — в катастрофическом состоянии»
NB!
27.03.17
«Главное — рыжий Николай в тюрьме. Здорово хорошо!»
NB!
27.03.17
Der Kurrier: Как долго уже идет третья мировая война?
NB!
27.03.17
МИД Литвы угрожает властям Белоруссии от имени всего ЕС
NB!
27.03.17
63 нарушения режима тишины в ДНР: сводка боевых действий за сутки
NB!
27.03.17
Омск: «Истинный источник загрязнения известен узкому кругу лиц»
NB!
27.03.17
Выбранный Трампом курс «осложняет борьбу США терроризмом»
NB!
27.03.17
Из кризиса к опережению: В Прикамье появилась первая ТОР
NB!
27.03.17
Суровые дальнобойщики Приамурья: «Мы против этой гадости — системы «Платон»
NB!
27.03.17
В Москву вернулась зима — фоторепортаж
NB!
27.03.17
Нахлебничество: «США должны позволить НАТО самому себя защищать»
NB!
27.03.17
«Рубль: не стоит ждать максимумов»
NB!
27.03.17
Оргкомитет «Евровидения» предложил Киеву отменить решение СБУ