Владимир Казимиров: Чем в Баку "кормят" читателя по Карабаху?

Москва, 7 апреля 2013, 23:42 — REGNUM  Близится очередная - уже 19-я - годовщина перемирия, единственного реального достижения в урегулировании нагорно-карабахского конфликта. Немалый срок уже вызывает недоумение, а то и раздражение бесплодностью предпринятых посредниками усилий. Винить посредников куда легче, чем выявить хитросплетения перехлестов и уловок сторон конфликта.

Максимализм в Казани и ляпы в Баку уже обернулись издержками как раз для той стороны, которая всячески выказывает всем свое нетерпение и даже готовность чуть ли не сменить посредников или прибегнуть к силе. Предвыборный сезон распаляет радикалов да чреват лихим протрезвлением.

А пока в бакинской прессе продолжается обработка читателя по сути карабахского конфликта, по версиям его хода и позициям его сторон. Статья моего оппонента журналиста Рауфа Миркадырова целый месяц значилась в крупной газете "Зеркало" среди наиболее читаемых и обсуждаемых. Значит, эта полемика не безразлична читателю, хотя в ней немало неугодного Баку. Там стараются даже не упоминать, что перемирие заключено бессрочно, ибо это мешает выдавать Азербайджан за надежного партнера. Подчеркивая, что бессрочность соглашения о перемирии в Карабахе - не вечность, Миркадыров подрезает его действие, намекает, будто она почти исчерпана. По его логике, бессрочность перемирия сделала б излишним соглашение о неприменении силы в разрешении этого конфликта. Конечно, если бы Баку реально ценил эту особенность соглашения и выполнял свои обязательства. Но это не так - там норовят избавиться от "бремени" этой ответственности (говорят, что окончена не война, а лишь ее первый этап и т.п.). Да и мой оппонент пишет, что здравомыслящие не хотят войны, а сам работает на свертывание перемирия.

Хотел того Миркадыров или нет, обильное цитирование им лидеров Нагорного Карабаха (НК) по их расхождениям с Ереваном подтвердило, что НК был и остается третьей стороной конфликта. При всей экономической и военной зависимости от Армении он имел свои интересы и принимал самостоятельные решения по важнейшим проблемам конфликта, а не следовал наказам Еревана. Штурм Шуши (тотчас после тегеранской встречи президентов Ирана, Армении и Азербайджана) провел Степанакерт, а не Ереван. Приписывать эту операцию всей "армянской стороне", выдавать ее за согласованную - явная фальшь. А непризнание НК стороной конфликта как раз одна из причин затяжки переговоров. Совершенно очевидно, что Ереван не может идти на решения, неприемлемые для НК.

Любопытен контраст в подходе Азербайджана к НК как стороне конфликта. Когда в 1993-94 гг. Баку было туго на фронте, он сам выходил на карабахцев, подписал с ними 12 документов, да и перемирие сначала оформил с ними. А ныне и знать их не хочет. Поднимает ли это международную репутацию Азербайджанской Республики?

Даже признав неправоту своих утверждений, будто бы 7 мая 1992 г. в Тегеране было заключено соглашение о прекращении огня, Миркадыров стал изощряться в изобретении якобы принятых там "моральных" обязательств, продолжая ловчить с термином "армянская сторона". Такие подтасовки не красят политолога, выдают его тенденциозность.

Миркадыров утверждает: "Если не удается добиться урегулирования конфликта, рано или поздно любое соглашение о прекращении огня, грубо говоря, "денонсируется". Причем специально использует безличную форму глагола. На самом деле это происходит не автоматически, не само по себе, а денонсирует его та сторона, которая против перемирия. А теперь представьте международные, да и внутренние издержки такого шага для Баку.

Оппонент приписывает мне стремление создать впечатление, что за продолжение боевых действий, в результате которых оккупированы обширные территории АР, всю ответственность несет официальный Баку. Не совсем точно: не всю, но основную. Акцент на этом очень важен. Упорная затяжка войны привела к расширению оккупации. В этом повинны просчеты руководства Азербайджана. Оно не желало прекращать боевые действия в погоне за победой, а теперь изображает себя жертвой оккупации...

Миркадыров уверяет, что армяне не хотели прекращать огонь, пока не создадут пояс безопасности вокруг НК. Но их легко было вывести на чистую воду, дав согласие на перемирие. Посредники не раз это предлагали. Но кто же уходил? Как правило, Баку! Исключения были, но буквально единичны.

Кстати, в этом конфликте нарушениям "моральных" обязательств, как и норм международного гуманитарного права несть числа! Но полно также нарушений договоренностей и даже соглашений, официально, юридически взятых Баку обязательств. Миркадыров порой демонстративно отказывается подыгрывать официальным властям, но делает вид, будто не знает, что Азербайджан сорвал выполнение соглашения об укреплении режима прекращения огня от 4 февраля 1995 г., подписанного с благословения "общенационального лидера" Гейдара Алиева. Перечень примеров невыполнения обязательств в процессе урегулирования карабахского конфликта довольно обширен, но "лидерство" Баку не вызывает в нем ни малейших сомнений.

В последние годы многие говорят, что необходимо преодолеть статус-кво. Баку понимает под этим в основном оккупацию, тогда как негатива тут гораздо больше. Усиленная подготовка к новой войне. и война как таковая еще нетерпимее. В том же ряду - гонка вооружений, культивирование ненависти к соседу, инциденты, снайперы, блокады. Так явный негатив военных лет дополняется нынешним. Но и тут Баку не уступит "лидерства". Давайте перепроверим и то, и другое, чтобы не казалось выдумкой какого-то поклонника армян.

Немало путаницы в толковании Миркадыровым резолюций СБ ООН. Выхватывание из них выгодных строк вместо комплексного анализа давно не котируется. А непонимание того, что требования резолюций СБ ООН прекратить огонь и военные действия были самыми первичными, ключевыми в отношении всех остальных их требований и призывов, дисквалифицирует любого. К тому же пора понять, что перемирие было достигнуто не на базе этих резолюций, хотя они, конечно, учитывались (но их выполнение в самом главном как раз Азербайджан и блокировал целый год!), а на основе Заявления СГГ CНГ от 15 апреля 1994 г., требовавшего не только прекращения огня, но и его надежного закрепления. Вновь приведу из него вещую фразу: "Без этого не перейти к ликвидации последствий трагического противоборства". Это логический стержень всего урегулирования: пока нет надежного закрепления перемирия, не перейти к устранению оккупации и других результатов войны. А правительство Азербайджана делает всё, чтобы не дать надежно закрепить перемирие, всячески расшатывает его. Миркадыров тоже.

Должен высказать свою убежденность в том, что реальные подвижки в карабахском урегулировании начнутся лишь тогда, когда усилиями сторон конфликта, посредников и международного сообщества будет действительно устранена возможность возобновления военных действий. Но многим в Баку еще предстоит постичь эту малоприятную для них истину.

В ходе согласования Мадридских принципов стало очевидным, что Баку стремится вообще "замотать" проведение юридически обязывающего волеизъявления населения, которое мыслилось как краеугольный камень определения окончательного статуса НК. Конечно, приходится принимать контрмеры против одностороннего произвола. Достаточно вынести вперед, а не откладывать на неизвестное время определение принципов проведения референдума. Демократическое сознание современных народов позволяет заранее определить такие общие принципы. Но Баку не хочет и этого.

Понятно, что Азербайджан хочет скорейшего освобождения земель, но оно блокируются угрозами возобновить военные действия. Так почему же Баку не хочет понять стремление армян определить принципы самоопределения НК?

Миркадыров заявляет, будто поиск принципов определения статуса НК "в корне противоречит" резолюциям СБ ООН. Тогда просто было не до этого - требовалось сосредоточить усилия на прекращении войны. А вот возобновление войны действительно "в корне противоречит" резолюциям как по духу, так и по букве. Там нет ни одного положения, даже отдаленно допускающего попытку реванша. Резолюции не раз требуют эффективного и постоянного прекращения огня (это очень близко к бессрочности перемирия, как раз к его надежному закреплению).

Ратуя на словах за выполнение резолюций СБ ООН (главным образом в части освобождения территорий), Баку то и дело грозится учинить именно то, что им "в корне противоречит". Мой оппонент ищет и якобы находит противоречия там, где их и быть не могло, и не хочет видеть там, где они сами бросаются в глаза. Написал ему об этом прямо и в личном плане.

Жаль, что иногда Ереван и Степанакерт вторят Баку жесткими заявлениями (видимо, полагают, что надо "огрызаться" в том же стиле). Но всем ясно, кто постоянно делает ставку на воинственные заявления. И, естественно, приходится больше критиковать инициатора, чем подражателей.

Исходя из того, что перемирию уже столько лет, пора бы тем, кто знал конкретику миротворчества в годы карабахской войны, подвести итоги той работы: сжато, но предметно изложить, кто и что предлагал, кто и как из сторон конфликта реагировал на предложения посредников. Готов принять участие в таком коллективном проекте и приглашаю г-на Миркадырова.

Казимиров Владимир Николаевич, посол России, председатель Совета ветеранов МИД РФ, первый заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов. В 1992-96 гг. глава посреднической миссии России, полномочный представитель Президента РФ по Нагорному Карабаху, участник и сопредседатель Минской группы ОБСЕ.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.