"Мы знаем о состоянии здоровья каждого ребенка больше, чем развитые страны" - главный педиатр Минздрава РФ Александр Царегородцев

Москва, 6 октября 2003, 12:48 — REGNUM  

Министерство здравоохранения России проанализировало итоги прошедшей в 2002 году Всеобщей диспансеризации детского населения страны. Об итогах этого беспрецедентного обследования рассказал ИА REGNUM главный педиатр Минздрава РФ Александр Царегородцев

Александр Дмитриевич, сейчас много говорится об уникальности Всеобщей диспансеризации детей - 2002. Скажите пожалуйста, когда в нашей стране последний раз проводилась подобная сплошная диспансеризация детского населения?

Никогда. Всеобщая диспансеризация детей от 0 до 18 лет проводилась впервые. Ранее периодические осмотры проводились только в определенных возрастных группах детей - так называемых группах критического риска. Но эта диспансеризация была проведена сразу по всем возрастным группам и единовременно во всех регионах Российской Федерации с апреля по декабрь 2002 года.

Вы удовлетворены тем, как она проводилась?

Безусловно. Из 32 миллионов детей на 1 января 2002 года было осмотрено 30 с лишним миллионов, то есть 94,8 процента. Это очень высокий процент охвата.

Результаты на данный момент уже обработаны?

Да. Персонифицированные результаты диспансеризации были внесены в электронную базу данных в каждом субъекте федерации и обработаны по специальной программе, а затем, уже деперсонифицированные, они были внесены в федеральную базу данных. Программы обработки и анализа результатов диспансеризации разработал НИИ педиатрии и детской хирургии Минздрава на основе международно признанных программных продуктов FOX PRO (для персонифицированного учета) и SQL (для больших выборок). Для внедрения этих программ в субъектах федерации, естественно, потребовалась новая техника, и она была закуплена. На данный момент мы уже можем получить фактически любой материал по результатам диспансеризации в зависимости от запроса. Всего из базы данных можно извлечь полторы тысячи таблиц.

Будет ли созданная технологическая база использоваться и дальше для проведения массовых обследований состояния здоровья детей?

Да, безусловно. Теперь мы получили возможность осуществлять мониторинг состояния здоровья детей, проводя периодические осмотры и используя полученные в результате диспансеризации базу данных как точку отсчета. Осмотры будут проводиться по группам критического возраста. Ребенка надо обязательно посмотреть перед поступлением в садик, перед школой, по окончании начальной школы, после девяти классов и наконец после школы, чтобы понять, с чем подросток выходит в жизнь... Мальчики также освидетельствуются перед призывом в Вооруженные Силы. Восемь основных возрастных групп существовали и раньше, но мы планируем добавить еще две-три возрастные группы, которые, на наш взгляд, кажутся важными.

Иногда возникает вопрос, зачем вообще нужно было проводить такую диспансеризацию, тем более, что мы признаем, что ее результаты не принесли никаких сенсаций, а лишь подтвердили ту тенденцию в состоянии здоровья детей, которая прослеживается при анализе ежегодной статистики. Но диспансеризация позволила определить характер патологии у детей и ее распространенность не по обращаемости (что регистрирует статистика), а по факту на данный промежуток времени. И картина получается несколько иная. Например, в структуре заболеваемости детей на первом месте по обращаемости стоят заболевания органов дыхания (респираторные инфекции, бронхиты и проч.), а по итогам диспансеризации на первое место вышли заболевания опорно-двигательного аппарата - заболевания костной и мышечной системы. Это нарушения осанки, кариес и так далее. На втором месте - заболевания органов пищеварения. Кроме того, мы получили в результате диспансеризации характеристику работы общелечебной педиатрической службы. Теперь можно провести оценку того, как она работает, и каковы могут быть пути ее улучшения и совершенствования.

По данным диспансеризации установлено, что около 3 млн детей нуждаются в лечебных мероприятиях. Они должны пройти лечение либо в поликлинических условиях, либо в стационаре. Сюда входят и те дети, которые и раньше наблюдались с той или иной патологией, и первичное выявление. И еще 4 млн 200 тыс детей нуждаются в санаторном оздоровлении. То есть получается всего около 7,5 млн из 30 с лишним миллионов осмотренных детей в той или иной мере нуждаются в оздоровлении.

Наша система здравоохранения готова к этому?

Что касается лечебной сети, то 3 миллиона для нее - небольшая цифра, и она вполне способна их принять. А вот в санаторном звене мощность недостаточна. С этой целью у нас совместно с Минобразования разработана специальная программа, в частности, предусматривающая использование возможностей летних оздоровительных лагерей санаторного типа.

Естественно, выявлен определенный контингент детей, которые нуждаются в уточнении диагноза. Скажем, при подозрении на порок сердца требуется госпитализация для определения, что это - врожденный порок или приобретенный, или какое-то функциональное расстройство. Мы выявили в ходе диспансеризации, что у нас 32 процентов - здоровые дети, 52 процент - это дети, имеющие функциональные отклонения в состоянии здоровья (например близорукость, кариес, функциональная дискенезия желчевыводящих путей или кишечника или нарушения осанки), и 16 процентов - дети, имеющие хроническую патологию (как компенсированную, так и декомпенсированную), которые нуждаются в обязательном лечении, диспансерном наблюдении, оздоровлении и так далее.

В динамике прослеживается, что с возрастом ребенка количество хронической патологии возрастает - к 17-ти годам вместо 16 % становится уже 22 процента. А ведь так быть не должно, если отклонения в здоровье у этих детей выявляются значительно раньше! Значит мы должны так вести работу, чтобы эта группа с возрастом уменьшалась, чтобы происходило излечение, и чтобы дети из группы с функциональными отклонениями не пополняли ряды тех, у кого имеются хронические заболевания. Сейчас группа здоровых детей у нас к 17-ти годам немного увеличивается - с 30 до 32 процентов - именно за счет второй группы, но этого недостаточно.

А как эта картина соотносится с мировым опытом?

Мирового опыта для сравнения просто нет, потому что подобные диспансеризации нигде не проводятся. Система здравоохранения ни одной страны мира не приспособлена к такой работе, у них нет участкового принципа работы как у нас, и даже в развитых странах нет такого количества врачей на душу населения. Там проводятся выборочные исследования, результаты которых экстраполируются на всю популяцию.

Значит наша страна сейчас знает о состоянии здоровья своих детей больше, чем развитые страны?

О состоянии каждого ребенка - да. Я не могу сказать, что мы знаем лучше, но явно больше: наша система помогает нам это сделать. На мой взгляд, очень важно и то, что, благодаря диспансеризации, у нас практически все родители получили информацию о состоянии здоровья своего ребенка и рекомендации, что им в каждом конкретном случае нужно делать. Этого не достичь методом выборочных обследований.

Роль семьи в состоянии здоровья детей чрезвычайно важна. На 51 процент здоровье зависит от образа жизни и условий проживания. И тут мы очень сильно отстаем от развитых стран, где люди разных социальных слоев уже поняли выгоду заботы о своем здоровье и стараются вести здоровый образ жизни. Нам нужно нацеливать наше общество на то же. А пока у нас с этим очень много проблем. Например, на сегодняшний день на первом месте в сельской местности стоят заболевания органов пищеварения, в районах Крайнего Севера заболеваемость ими не только стоит на первом месте, но и гораздо выше, чем по другим регионам. Это полностью зависит от рациональности питания.

Всевозможные "Сникерсы", чипсы и прочие продукты, которые сейчас активно рекламируются, конечно, утоляют чувство голода, но они очень отрицательно влияют на выделение пищеварительных соков, на состояние микробной флоры, на сократительную способность кишечника и так далее... Поначалу от неумеренного потребления этих продуктов формируются предраспологающие условия, а потом и хроническая патология - язвы, эрозии и так далее. Надо учитывать и то, что резко возрастает школьная нагрузка, и стрессовые ситуации усугубляет все это. Условия, в которых ребенок находится в школе, также часто влияют на него неблагоприятным образом. Так, за период обучения в школе у детей значительно возрастает уровень гастритов, язвенных болезней и т.п., и если посмотреть на то, сколько старшеклассников у нас получают в школах горячее питание, то окажется, что всего 10 процентов!

Как я уже говорил, на первом месте у нас стоят заболевания опорно-двигательного аппарата, в частности, нарушения осанки. У ребенка только-только формируется костная и хрящевая ткань, а школьная мебель не соответствует росту, и он сидит ссутулившись... Плюс диподинамия, недостаточное количество уроков физкультуры. Недостаточная освещенность в классах плюс компьютеризация - и за время обучения в школе у нас в несколько раз возрастает количество детей с нарушением аккомодации глаза - близорукостью и дальнозоркостью.

В результате анализа результатов диспансеризации предполагается вносить какие-то изменения в нормативные документы, скажем, в санитарные нормы?

Все нормы и так уже есть. Ими занимается Институт гигиены детей и подростков, но весь вопрос в том, чтобы оборудование школ своевременно обновлялось, чтобы освещенность в классах соответствовала норме, чтобы школы не работали в две-три смены. Главная проблема здесь - увеличение финансирования для приведения школ в соответствие с нормами и правилами.

Если перейти к региональному аспекту диспансеризации, то какие регионы обратили на себя внимание - в хорошем или в плохом смысле?

Нельзя сказать, что в том или ином регионе у нас отмечается какая-то особенная патология. Вопрос в уровне распространенности тех или иных заболеваний, и тут регионы отличаются друг от друга. Мы специально анализировали эти региональные особенности. Возьмем, скажем, число детей с хронической патологией. Если в целом по России это 16,2% то в Уральском федеральном округе показатель гораздо выше - 19,8%. В Дальневосточном федеральном округе - 14,8%, а в Южном федеральном округе самый низкий уровень хронической патологии - 13,5%. Здесь, конечно, нужно учитывать и такой фактор как работает лечебная сеть, какова степень развитости материально-технической базы в здравоохранении. Если широко применяются современные методы диагностики, то, естественно, выявляемость будет высокой. А там, где врачей мало и уровень оснащенности их ниже, там, соответственно, и выявлять будут меньше. Но даже с учетом этого разброс между 19,8 и 13,5 процентов все равно остается достаточно большим. Теперь по отдельным видам патологии. По болезням костно-мышечной системы, которые у нас в целом по стране занимают первое место, самый высокий уровень - в Северо-Западном округе - 18%, а самый низкий опять-таки в Южном федеральном округе - 11%.

А Чечня входит в статистику по Южному округу?

Там обследование также проводилось, но поскольку там нет нужного набора специалистов и необходимого технического обеспечения, и контингент, возможно, был очень ограниченный, поэтому показатели там неполные. Они недостаточны для того, чтобы делать какие-то выводы в сопоставительном плане, поэтому они не учитывались при расчетах в целом по округу.

А как обстоят дела с болезнями органов пищеварения, которые занимают второе место по общей распространенности?

Здесь на первом месте опять идет Уральский округ - 18%, к нему близок Дальневосточный округ, а Южный опять дает меньше других - 10%. Следующее - заболевания глаза и придаточного аппарата. Здесь первенствует Северо-Западный федеральный округ - 13,5%, самый низкий показатель опять по Южному округу - 5,7%. Разница больше, чем в два раза! По болезням органов дыхания лидер снова Уральский федеральный округ - 9,8%, а Южный округ - 7%. В остальных округах уровень заболеваемости примерно одинаковый. Болезни эндокринной системы, расстройства питания и нарушения обмена веществ занимают пятое место по степени распространенности в целом по стране. И опять Южный федеральный округ дает лучший показатель - 4,7% при уровне, например, в Приволжском округе 8%. Следующее, шестое место - болезни нервной системы. Опять лидер Уральский федеральный округ - 10%, а Южный почти в два раза меньше - 5,3%. И, наконец, психические расстройства, расстройства поведения - больше всего дает опять-таки Уральский федеральный округ, меньше всего - Южный, а остальные регионы примерно на одном уровне.

Эта бросающаяся в глаза разница между Уральским округом и Южным, очевидно, связана с различиями в экологических условиях этих регионов?

Безусловно! В целом также роль играют такие факторы как климато-географичеческие условия, национальные традиции и конечно, социально-экономическое развитие тех или иных регионов.

А что касается ситуации в городах и сельской местности?

Принципиальной разницы нет. Однако в сельской местности выше уровень заболеваемости болезнями органов пищеварения, а в городе - болезнями костно-мышечной системы и соединительной ткани. Бронхиальная астма, заболевания эндокринной системы и заболевания глаза также чаще регистрируются в городе. По неврологии - примерно одинаково. Но тут надо учитывать, что в городских условиях гораздо выше доступность квалифицированной медицинской помощи, в том числе и при проведении диспансеризации. Данные по городу, безусловно, более полные.

Вероятно, подобные сплошные диспансеризации как и всеобщие переписи населения целесообразно повторять с некоторой периодичностью? Такая периодичность уже определена?

Нет, сначала наши ученые должны ее обосновать. Недавно на совещании, посвященном итогам диспансеризации, которое проводила вице-премьер Галина Карелова, ведущие специалисты-педиатры, обсуждая этот вопрос, не могли сходу назвать оптимальную периодичность повторения таких обследований. Это очень дорогостоящее мероприятие, и необходимость его проведения должна быть очень жестко научно обоснована. В частности, необходимо уточнить показатели, на основании которых мы формируем вторую группу - детей с функциональной патологией, еще не перешедшей в стадию хронических заболеваний. Может быть, мы слишком много туда складываем, может быть не стоит относить ребенка к этой группе на том основании, что у него выявлен один кариозный зуб. Может быть его стоит считать здоровым.

Назрела необходимость пересмотреть критерии. Сейчас в стране существует хорошая диагностическая база. Скажем, десять лет назад аппараты ультразвуковой диагностики были в единичных лечебных учреждениях, а сейчас, скажем, у нас только в НИИ педиатрии и детской хирургии таких аппаратов более десятка, и всех поступающих к нам детей (почти 9 тыс. в год) мы просматриваем на предмет наличия или отсутствия той или иной патологии. При этом случайные находки каких-то отклонений при отсутствии жалоб составляют 22 процента. Такие дети по действующим сейчас критериям не могут считаться совершенно здоровыми. Скажем, выясняется, что у ребенка одна почка расположена несколько ниже другой или обнаруживается извитой желчный проток... Но, может быть, это вариант нормы? Может быть, это отклонение никогда не повлияет на состояние его здоровья?

Поэтому я бы не стал говорить, что у нас дела с состоянием здоровья детей обстоят все хуже и хуже. Это естественно, что с совершенствованием диагностики растет и количество выявленных заболеваний. Приведу пример. После внедрения в 1998 году системы мониторинга врожденных пороков развития у нас уровень выявления таких пороков в целом по стране достиг 1,6%, а в Московской области- 4%. Это не говорит о том, что там плохо, просто в Московской области техническая обеспеченность диагностики выше, чем в среднем по стране. Таким образом мы просто подтягиваемся к международному уровню - Соединенные Штаты и Франция дают 5 процентов врожденных пороков развития.

Итоги этой диспансеризации показали уровень состояния здоровья тех детей, которые родились и выросли в самый тяжелый постсоветский период истории нашей страны с его обвальным падением уровня жизни и всеми связанными с этим негативными факторами. Сейчас, когда уровень жизни постепенно начинает выправляться, не следует ли в относительно скором времени проводить еще один такой же срез?

В группах критического риска он, безусловно, будет проводиться. Что касается всеобщей диспансеризации детей, то, на мой взгляд, оптимально было бы ее проведение раз в пять лет.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail