Stratfor: Дальновидный израильский цинизм

Москва, 29 марта 2013, 00:02 — REGNUM  ИА REGNUM представляет статью ведущего аналитика американского разведывательно-аналитического центра Stratfor Роберта Каплана "Дальновидный израильский цинизм". Эксперт рассуждает о роли Израиля в контексте бурно развивающихся событий на Ближнем Востоке и сложных отношениях еврейского государства с арабо-исламским миром.

"Израиль наблюдает за тем, что происходит с мирным договором. Я имею в виду не тот договор, который был заключен с Египтом, а тот, который с Сирией. Нет, я не сошел с ума. Во времена "челночной дипломатии", инициированной Генри Киссинджером в 1974 году, Израиль де-факто заключил своего рода мирный договор с семьей аль-Асад. В конце концов, никто не отменял хоть и негласную, но вполне определенную грань, через которую переступать было нельзя. И обе стороны отдавали себе в этом отчет. Никто не отменял также разумную предсказуемость обеих сторон.

Забудьте о радостной риторике, о требованиях сменить послов и обилии других публичных заявлений, которые, как правило, являются неотъемлемой частью мирного процесса. Что действительно важно в данном случае - обе стороны соблюдали правила игры, не переходя через пресловутую грань и, тем самым, сохраняя безопасность границ. Дела обстояли даже лучше: ни одна из сторон не была связана по рукам официальным соглашением в письменном виде, там самым освободив себя от необходимости идти на неприятные публичные и стратегические уступки. Израилю не пришлось отказываться от Голанских высот, например. А если бы Сирия все-таки перешагнула грань дозволенного, иными словами, стремилась сохранить оружие массового поражения (что в итоге и сделала), то Израиль мог бы преспокойно ее наказать путем точечных ударов, при этом не нарушая никакого мирного договора - ведь его нет. Весьма удобно.

Безусловно, сирийцы работали над химическим арсеналом, и созвали иранцев со всей страны и Ливана. Но в реальном мире (принимая во внимание сущность сирийского режима) ни один официальный мирный договор не смог бы этому воспрепятствовать. В несовершенном мире, где правит сила, клан аль-Асадов был, по меньшей мере, терпим. Кроме того, он был представителем маленькой религиозной секты, благодаря чему Сирия не превратилась в более крупную и гораздо более мощную версию суннитского радикализма по подобию арабов Газы. В феврале 1993-го в своей публикации в "Atlantic Monthly" я рассказал читателям о том, что Сирия - не государство, а дьявольский замес из сектантов и этнических групп, а также предположил, что Асады могли бы покинуть большую сцену, создав алавитское минигосударство на северо-западе Сирии, которое тихо поддерживалось бы израильскими спецслужбами. Это, кстати, еще может произойти.

Политические лидеры Израиля могут сколько угодно заявлять средствам массовой информации о том, что дни Башара аль-Асада сочтены, но это вовсе не значит, что сами израильтяне считают подобный сценарий таким уж хорошим. Более того, я сильно подозреваю, что, например, когда израильтяне и россияне повстречаются, у них найдется много точек соприкосновения по части Сирии. Россия поддерживает режим Асада, поставляя ему оружие через море. Ирак и Иран тоже не в стороне. Израильтяне могли бы извлечь из этого пользу. Президент же России Владимир Путин мог бы с большим удовольствием встречаться с израильтянами - ведь они не читают ему нотации о правах человека и не морочат голову рассказами о пороках асадовского режима, как это делают американцы.

Действительно, Сирия после Асада может подорвать иранское влияние в Ливане, что было бы на руку как Израилю, так и США. С другой стороны, Сирия после Асада может погрузиться во мрак анархии, что было бы на руку Ирану, который в такой ситуации способен умело поддерживать партизанские группировки и сохранит возможность провозить оружие. Опять-таки, аль Асад ведь воплощение дьявола. Ну, вы в курсе. А то обстоятельство, что он, строго говоря, уже не президент, а, скорее, правящий военачальник Сирии, создает для Израиля такие проблемы, с которыми он предпочел бы не сталкиваться.

А что насчет "Хезболлы", если с циничной израильской точки зрения? "Хезболла" не представляет серьезной угрозы для Израиля. Бойцы "Хезболлы" вроде как не собираются массированно вторгаться через границы Хайфы и Тверии (Тиберии). Противоракетные установки типа "Железного купола" и "Шарвит Ксамима" могли бы сдержать военную угрозу с севера. Также не сбрасываем со счетов израильские бомбоубежища. Кроме того, "Хезболла" нуждается в Израиле. Потому что, если не будет сильного Израиля, то и "Хезболла" лишится своего экзистенциального противника, обеспечивающего ей бесконечный авторитет в ливанском политическом пространстве и превращающего "Хезболлу" в нечто гораздо более значимое, нежели очередная шиитская группировка, воюющая с суннитским злом.

Война Израиля против "Хезболлы" в 2006 году считается настоящим бедствием. Однако нельзя отрицать и наличие положительных сторон: Израиль получил 7 лет относительно мирной жизни на северной границе. Война выявила многие недостатки в военной и резервной системах Израиля, на разработку которых потребовалось много лет. А это, в результате, сыграло добрую службу. Недостатки были окончательно устранены, и Израиль стал сильнее.

На самом деле угроз предостаточно. Падение режима аль-Асада может привести к тому, что доступ к оружию получат все, кому не лень; повторится в точности ливийский сценарий после падения Каддафи. А это может, в свою очередь, заставить Израиль снова "искать счастья" в южном Ливане. Что касается Хасана Насраллы, харизматичного и талантливого лидера "Хезболлы", хранящего негласный паритет с Израилем с 2006 года - кто знает?... Он вполне может оказаться тем самым "дьяволом". Насралла не склонен к крайностям, как его заместитель Наим Кассим, который возьмет бразды правления в свои руки, если израильтяне "уберут" Насраллу. Хотя, возможно, сунниты в Ливане и Сирии, попавшие в хаос пост-Асадовской эпохи, убьют его еще раньше.

Есть еще Газа. Опять-таки, как южный Ливан, раз или два в десятилетие она пойдет "косить газоны", хотя это может оказаться сложнее в геополитической обстановке, сложившейся после арабской весны и ввиду не самых блестящих отношений между Израилем и Египтом. Тем не менее, в Газе нет существенной угрозы, но нет и реального решения, независимо от того, что говорят дипломаты. Идеалисты на Западе говорят о мире, реалисты в Израиле - о небольших войнах на расстоянии в течение определенного количества лет, чтобы Израиль имел возможность одновременно продолжать развиваться и процветать. Один высокопоставленный израильский аналитик по безопасности провел следующую параллель: западное побережье Америки и Карибы периодически подвергаются стихийным бедствиям. После урагана, как он мне объяснил, люди восстают из пепла, зная наверняка, что через десяток лет им придется пережить еще один. Израильские войны точь-в-точь как эти ураганы.

На сегодняшний день единственной серьезной причиной для беспокойства является Иордания. Да, король Абдулла успешно справлялся с волнениями, которые, к слову, растут, но рассуждать о крахе династии Хашемитов можно только очень осторожно. Больше Анархии. Больше причин, чтобы прислушаться к словам Ариэля Шарона 40-летней давности о том, что Иордания является единственным состоявшимся палестинским государством. И что Иордания и Саудовская Аравия могут предположительно распутать клубок противоречий в ближайшие десятилетия. И тут Израилю, возможно, было бы лучше воздержаться от атак на Иран, который наряду с Израилем является единственным настоящим государством между Средиземным морем и Иранским плато. Иранский режим не из самых приятных, однако атмосфера в иранском обществе намного здоровее, чем в большинстве стран арабского мира. Так что надежда есть.

В целом картина ясна. Окруженный стабильными арабскими диктатурами, Израиль в течение десятилетий существовал во вполне комфортной обстановке. Он может позиционировать себя, как единственный оазис демократии в регионе (даже если это во многом зависело от "хотений" Хосни Мубарака), но именно кланы аль Асадов и Хашимитов обеспечивали порядок и жизнь более или менее "без сюрпризов". Сейчас диктаторы сдают позиции, а анархия на подъеме. Воевать с правительственными войсками наподобие тех, которые были сформированы арабскими диктаторами в войнах 1948, 1956, 1967 и 1973 годов было проще по сравнению с нынешними. А причиной тому то, что арабы никогда не на самом деле не верили в их недееспособные государства, не очень хорошо воевали в составе правительственных формирований. Но неправительственные формирования вроде "Хезболлы" или "Хамаса" были лучше подготовлены. В былые времена Израиль мог уничтожить военно-воздушные силы Египта с земли, а также решить проблемы безопасности на юге страны. Сегодня Израилю это не под силу. Израиль может бороться только с внесистемными противниками, скрывающимися среди гражданского населения и его же атакующего. Не будет мира. Остаются только периодические войны желательно на расстоянии.

Ближний Восток прекрасен, если вы еврей, проживающий на западном берегу. Раскол в палестинских рядах вкупе с ростом анархии сводит к минимуму возможность территориальных уступок со стороны Израиля. На самом деле Израиль пойдет только на односторонние уступки. Это, пожалуй, единственное, о чем гражданам стоит беспокоиться.

Но сионистская мечта жива. Иерусалим и большая часть Израиля процветает. Свет железнодорожных и пешеходных дорожек делает Иерусалим ярче, чем когда-либо. Арабы в Старом городе сравнительно неплохо выживают, хотя по "еврейскую" сторону стены уровень и качество жизни гораздо выше. Стена представляется чудовищем, если мыслить абстрактными моралистическими терминами, но если смотреть с практической точки зрения, то она - решение проблемы в эпоху систематических неудач на дипломатическом поприще. А возможности дипломатии со временем себя исчерпывают. По сравнению с 1970 годом, когда на военные нужды Израиля тратилось 28% ВВП страны, расходы уменьшились до 6-8%. Жизнь в Израиле хороша. Уровень безработицы ниже, чем в США и Европе, несмотря на высокие цены на жилье и необходимость реформирования систем здравоохранения и образования. Можно утверждать, что премьер-министр Биньямин Нетаньяху, который подвергается серьезной критике на Западе, в целом весьма неплохо справляется с экономикой.

А как насчет идеализма? Как насчет лучшего, более гуманного Ближнего Востока? Как насчет мудрых и талантливых государственных деятелей, которые время от времени находят возможности там, где другие не видят? Это вполне реальные вещи, о которых надо постоянно думать, и за которые надо бороться. Но Леванта демонстрирует непродуктивный подход в борьбе за выживание. Так что это место, где дело будут иметь преимущественно с сильными диктаторами. Принимая во внимание географическое расположение, израильтян можно простить за их цинизм".

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.