Польша - Литва: от братства по оружию к школьной войне

Вильнюс, 23 марта 2013, 11:33 — REGNUM  

Польско-литовские отношения имеют многовековую историю, но не всегда это история, которой народы этих стран могут гордиться. Сейчас на первом плане находятся проблемы национальных меньшинств: польского - в Литве и литовского - в Польше. Надежды на улучшение этих отношений пока не сбылись. Во время недавнего официального визита польский президент Бронислав Коморовский был принят в Вильнюсе холодно, в стиле далеком даже от норм дипломатического протокола.

Современные сложные отношения между двумя странами во многом вытекают из проблем прошлого. Многое изменилось во взаимном восприятии со времен совместной борьбы с экспансией крестоносцев на восток в битве под Грунвальдом 1410 года и возникновения польско-литовского государства, Речи Посполитой Двух Народов, после подписания в 1569 году Люблинского Союза. Дружба и соратничество, характерное для средневековья, отошли на второй план. На первый план вышли проблемы ХХ века.

Трудный ХХ век

Раной в исторической памяти литовцев остается марш подразделений генерала Люциана Желиговского на Вильнюс в октябре 1920 года и последующее присоединение к Польше так называемой тогда Центральной Литвы (т.е. Вильнюса с прилегающими районами). По этой причине на протяжении 18 лет, вплоть до 1938 года, Польша и Литва не поддерживали дипломатических отношений. Их установление произошло после известного польского ультиматума, за которым следовала угроза военной интервенции и крики многочисленных демонстрантов в польских городах, нагнетающих атмосферу массового психоза под лозунгом "Вперед! На Каунас!" (тогдашняя столица Литвы).

Вторая мировая война также не принесла оснований для взаимных симпатий. С одной стороны в Польше во время гитлеровской оккупации действовало всенародное движение сопротивления и подпольное польское государство, с другой стороны - литовцы сотрудничали с нацистами. Многие из них несут ответственность за зверства и преступления этого периода. Достаточно вспомнить хотя бы о том, что из 200 тысяч евреев, живущих в Литве до войны, гитлеровцы со своими литовскими пособниками уничтожили более 90 процентов.

По данным литовского историка Арунаса Бубниса в этот период создано, например, не менее 26 батальонов литовской полиции, 10 из них в определенной степени участвовали в операциях против евреев, а два - регулярно проводили акции их массового истребления, причем один из них действовал за пределами Литвы, на территории минской области Белоруссии.

Проблемы меньшинств

Все эти взаимные претензии и обиды несомненно тяготеют над современными польско-литовскими отношениями. Фактором, который поднимает температуру эмоций этих отношений, является взаимное наличие национальных меньшинств. Причем характерна их огромная диспропорция - в Литве живет 250 тысяч поляков (7-8% населения этой страны), а литовцев в Польше - едва ли 5,8 тысяч (по данным последней переписи населения 2002 года). Посольство Литвы в Варшаве в свою очередь считает, что в Польше живет 15 тысяч лиц литовского происхождения.

Старая, но по-прежнему крайне эмоциональная проблема в отношениях двух стран - это возможность записи по-польски названий местностей, улиц, учреждений и - что самое главное - фамилий. Двойных надписей законодательство Литвы, хотя в Евросоюзе это стандарт, не предусматривает даже там, где среди жителей данного района поляки составляют 90%, а власти польские фамилии "литвинизируют", добавляя традиционное для литовских фамилий "с". Литовцы, живущие в Польше, все эти права имеют.

Самая главная проблема поляков в Литве - это вопрос возвращения им земли в Вильнюсе и его окрестностях в рамках проводимой там реприватизации - признают представители польского МИД. Литовские поляки на протяжении последних лет протестуют против их дискриминации в этой области.

Надежды не сбываются

После последних парламентских выборов в Литве, которые прошли в октябре прошлого года, появились надежды на быстрое решение всех спорных вопросов. Тем более, что в этих выборах с историческим - как отмечали некоторые комментаторы - успехом выступила организация польского меньшинства, Избирательная Акция Поляков в Литве. Ее представители вошли в состав правительственной коалиции.

Поначалу казалось, что эти надежды реальны. Динамика межгосударственных контактов заметно возросла. В феврале в Варшаве побывал с визитом новый премьер-министр Литвы Алгирдас Буткевичус. Перед ним Польшу посетил также министр иностранных дел Линас Линкевичус, который даже извинился за поведение литовского правительства в 2010 году во время визита тогдашнего польского президента Леха Качиньского в Вильнюс. Отвергло оно закон, который позволял представителям национальных меньшинств записывать в документах их фамилии в оригинале.

Эти извинения литовского политика вызвали крайне противоположные реакции: в Польше и среди польского меньшинства в Литве - радость и слова уважения, а в самой Литве, особенно среди политиков - шок и по крайней мере раздражение. Остро критически оценила слова министра президент Литвы Даля Грибаускайте.

Ранее президент Литвы уже направляла Варшаве сигналы о том, что ее не устраивает возможность потепления в двусторонних отношениях и усилия Польши, направленные на урегулирование проблемы польского меньшинства в Литве. Отказалась она, в частности, от приезда на торжества польского Дня независимости 11 ноября прошлого года.

В этой ситуации многие неясности мог разрешить официальный визит польского президента Бронислава Коморовского в Вильнюс, который прошел 16 февраля и был приурочен к торжествам 95-летия Дня возрождения литовского государства. Однако сразу стало очевидно, что Даля Грибаускайте отнюдь не стремится к улучшению отношений с соседом. Она приняла польского президента холодно, в стиле - осторожно говоря - далеком даже от норм дипломатического протокола.

Во время официальных торжеств на площади Даукантаса в Вильнюсе ни словом не упомянула она о том, что участвует в них глава польского государства. На ее официальном интернет-сайте также не опубликовано какой-либо информации, вообще посвященной приезду президента Польши, хотя дважды Грибаускайте поделилась такой новостью, как получение поздравлений и пожеланий от Барака Обамы и императора Японии Акихито.

Беспреценденто было также решение президента Литвы о том, что традиционная в подобных случаях совместная с польским гостем пресс-конференция не будет проводиться. Характерна была и подготовка к встрече президентов, и согласование ее тематики: по однозначно выраженному желанию президента Литвы стороны исключили из повестки дня самый острый вопрос в двусторонних отношениях - проблему польского меньшинства в Литве, а сосредоточились на обсуждении подготовки Литвы к ее предстоящему председательствованию в Евросоюзе, а также осенней встречи в верхах стран Восточного партнерства.

Во время торжеств 95-летия Дня возрождения литовского государства Далия Грибаускаите отметила, что на Литву оказывается давление извне, а маленьким народам, которые имеют больших соседей, часто трудно защищать свои интересы. Поэтому Литва должна искать друзей, но таких, которые в дружбе не будут свысока ставить своих условий.

- Мы не заменим свободу на краткосрочную выгоду. Ни во время выборов, ни в стремлении к энергетической самостоятельности, ни в создании международных взаимоотношений. Мы можем достичь всего этого, потому что мы - сильный народ! - подчеркнула Даля Грибаускайте с трибуны на площади Даукантаса.

Школьная война

В последнее время обострились также отношения на фланге проблем образования национальных меньшинств - польского в Литве и литовского в Польше. Совет приграничной польской гмины [общины - орган местного самоуправления] Пуньск принял решение, что если в течение ближайших трех месяцев не удастся найти средств, будут закрыты три литовские школы. 75% жителей этой гмины - это литовцы по происхождению, а в течение последних 10 лет в Польше ликвидировали половину литовских школ.

Сейчас под угрозой закрытия находятся школы, в которых учатся 46 детей. Если этих школ не будет, в Польше останутся только три учебных заведения, в которых занятия ведутся на литовском языке - начальная школа и лицей в Пуньске, а также школа в другом приграничном городке Сейны.

В свою очередь раньше, в 2011 году, обстановка накалилась до такой степени, что в 70 польских школах в Литве произошли забастовки, а на улицах городов манифестации под лозунгами "Стоп дискриминации меньшинств!". Обвинения в дискриминации вызвал принятый тогда закон об образовании.

Когда спор достиг апогея, с чрезвычайным визитом в Литву поспешил польский премьер Дональд Туск. Однако проблему ему разрешить не удалось. - Мы этот закон изменять не планируем, и я не вижу такой необходимости - остудил эмоции поляков тогдашний литовский премьер Андриус Кубилиус. В 112 польских школах в Литве обучается около 15 тысяч человек.

Как обычно в подобных ситуациях, не удалось избежать обострений на национальном фоне. Ванда Кравчонок, депутат литовского парламента от Избирательной Акции Поляков в Литве, обвинила Витаутаса Ландсбергиса, бывшего президента Литвы, а в настоящее время члена Европейского Парламента, в разжигании национальных розней и в презрительном отношении к польскому народу. Ее задели слова его выступления во время официальных торжеств на площади Даукантаса в Вильнюсе: - Еще пять лет и будем праздновать столетие. Чего достигнем к этому времени? Может быть похвалимся, что рядом, за нашей внутренней европейской границей, будет закрыта последняя литовская школа в Сейнах?

Александр Шторм - специально для ИА REGNUM из Варшавы.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.