Экологическая ширма: или кто заинтересован к конфликте геологов и общественности под Воронежем

Воронеж, 22 марта 2013, 12:10 — REGNUM  Корпоративные конфликты - как и любые конфликты в целом - принято считать одной из движущих сил развития. В суровые 90-е конфликты разрешались подчас методом физической расправы, но с годами стратегии корпоративных войн становились все более изощренными. В 2000-ые ставка делалась на СМИ - благо, отсутствие соцсетей делало возможным создание любого информационного тренда. Были бы деньги, конечно. В последние годы все большую популярность и в России, и за рубежом набирает привлечение общественности: специально создаются либо используются работающие общественные объединения, их активисты включаются в борьбу, вовлекая население в игру, которая ушла далеко от настоящих общественных интересов.

Митинги общественного протеста прокатились по регионам России. Например, в Башкирии с 2010 года продолжается активная общественно-экологическая кампания по защите шихана Торатау. Выглядит это как попытка общественников и экологов спасти уникальные памятники природы. На другой стороне - стерлитамакская "Сода", которая нуждается в сырье. Фонд "Петербургская политика", проанализировав конфликт, обнаружил в нем заинтересованность крупного местного бизнесмена. Напрямую упрекать экологов в ангажированности не стали, но реноме защитников шихана в регионе подпорчено.

В Кудепсте под Сочи продолжаются стихийные и санкционированные митинги против строительства Кудепстинской ТЭС, которая должна стать крупнейшим в мире электрогенерирующим объектом на природном газе. Ее строят к зимним Олимпийским играм 2014 года. Однако жители требуют остановить процесс, уверенно указывая на урон, который объект нанесет экологии. Для энергодефицитного Сочи в преддверии Олимпиады станция крайне необходима, но общественность, зомбированная указаниями на экологический ущерб, отказывается принять очевидное. Трудно сомневаться в отсутствии экономической подпитки такого протеста.

Реализация еще одного энергетического проекта - газопровода "Алтай" тоже находится под угрозой. Летом прошлого года в Республику Алтай прибыли представители экологической организации Pacific Environment, которая известна своей борьбой с проектами освоения сахалинского шельфа, Арктики, строительства ГЭС в регионах Дальнего Востока России. Представители организации прибыли в составе группы из Службы национальных парков США, которая является отделом Министерства внутренних дел США. По итогам поездки функционеры Pacific Environment выразили надежду, что она принесет результаты и "поможет бороться с газопроводом "Алтай".

Как отмечают эксперты, ударам экологов часто подвергаются отрасли, где России приходится сталкиваться с серьезной международной конкуренцией. Сюда можно отнести химию, энергетику и металлургию. Из последних ярких примеров неожиданно активных экологических действий стоит вспомнить ситуацию в Воронежской области. "Уральская горно-металлургическая компания" (УГМК), выиграв тендер на разработку никелево-медных месторождений, планировала приступить к разведке в первой декаде нынешнего февраля. Однако геологи были жестоко избиты экологическими активистами, утверждавшими, что у компании нет необходимых документов, а также что работы на месторождениях нанесут экологии Новохоперского района области непоправимый вред. Работы по исследованию недр, которые хотели начать геологи? Абсурд. Удивление вызвал и тот факт, что против проекта внезапно начали протестовать не только в Воронежской области, но и в Екатеринбурге, Москве, Берлине и Лондоне. По мнению некоторых экспертов, в конфликте представителей ряда общественных организаций с УГМК в Воронежской области просматривается коммерческая заинтересованность. Как говорит аналитик независимого аналитического агентства Инвесткафе Андрей Шенк, он считает маловероятным, "что такие агрессивные и главное массовые протестные акции проходят автономно и не преследуют экономических целей".

"Зеленая дубина" - орудие конкурентной борьбы, - подтверждает его точку зрения председатель высшего совета Общероссийской общественной экологической организации "Подорожник" Юрий Раптанов. - Это орудие давно используется на Западе, теперь и оно до нас дошло: для решения своих задач конкурирующие структуры привлекают тем или иным способом внимание общественности, экологов". Псевдоэкологов, хотелось бы сделать ремарку. Потому что по-настоящему серьезной проблемой в Воронежской области, как и во многих других регионах России, является не инвестиционный проект горно-металлургической компании, а, например, ужасающее качество питьевой воды и загазованность территорий. Однако экологического движения "Чистая питьевая вода", насколько мы знаем, в Воронежской области нет.

Что же касается массовых активных протестов против проекта УГМК, то версии ответов на вопрос "кому это выгодно?" совершенно полярны. Тот же Шенк предполагает, что в конфликте может быть заинтересован региональный бизнес, однако не исключает, что ситуация может оказаться выгодной зарубежным компаниям - как, кстати, конфликт в Башкирии оказался на руку турецким производителям. В ситуации же с никелем дело может обстоять следующим образом: перепроизводство как один из факторов, влияющих на снижение цен, крайне не выгоден трейдерам. А проект УГМК в обозримой перспективе подразумевает создание производства. Руководство компании, правда, уверено, что говорить об этом слишком рано: многочисленные предпроектные работы, общественные слушания по оценке воздействия проекта на окружающую среду и длительные согласования "в верхах" отодвигают старт проекта по производству до 2016-2017 годов. Тем не менее, крупные мировые трейдеры могут быть искренне заинтересованы в сворачивании проекта еще на стадии разведки недр. Из таких серьезных игроков на ум приходит только швейцарская Glencore, активно скупающая на рынке сырьевые активы.

Стоит ли видеть в воронежской истории зарубежный след? И да, и нет, говорят аналитики. На это могут указывать стихийно и хорошо организованные митинги протеста в разных городах России и за рубежом. Однако, хотя в СМИ и звучала подобная версия событий, настаивать на ней весьма затруднительно. В ситуации с УГМК и псевдоэкологической общественностью неясно многое - и как будут развиваться дальше события, и возможны ли точки соприкосновения противоборствующих сторон. Как отмечает Раптанов, "есть законом прописанные процедуры, связанные с реализацией ответственности бизнеса по отношению к окружающей среде. Таковые еще не начинались, а протесты уже есть". Председатель высшего совета Общероссийской общественной экологической организации "Подорожник" считает, что УГМК ведет себя достаточно открыто, но не может понять, как действовать в ситуации, когда препятствуют их законной деятельности в допроектном изучении ситуации. "Сейчас может получиться, что жители могут сработать против себя", - добавляет эксперт. А выиграет от этого - кто-то третий, добавим мы.

Александр Пастухов, обозреватель, специально для ИА REGNUM.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.